Тысяча чашек

Она чиркнула зажигалкой. Потом ещё раз. Ещё.
Бесполезно.
Она злобно швырнула зажигалку в стоявшую рядом мусорку. И произнесла негромкую тираду, в которой были упомянуты: говённый день, грёбанная китайская хренотень, некая абстрактная матушка и парочка непечатных названий интимных частей человеческого тела.
— Девушка, позвольте
Она обернулась. Рядом стоял незнакомый парень и подносил горящую зажигалку к её сигарете.
Она жадно затянулась.
— Спасибо. — выдохнула она вместе с дымом.
Потом посмотрела на незнакомца.
Чёрные волосы до плеч. Глаза. Внимательные, даже пронзительные, с горящим где-то в глубине огоньком.
Ей вдруг стало неловко.
«Интересно, слышал он, какие перлы я тут только что выдавала»
А парень тем временем отвесил шутливый поклон.
— Сударыня. Я потрясён до глубины души Вашим слогом. Не могли бы Вы повторить сие ещё раз. Хотелось бы выучить эту чудную поэму наизусть, дабы цитировать в те моменты, когда жизнь катится под откос.
«Вот чёрт! Слышал.».
— Извините. — виновато улыбнулась она. — Денёк у меня сегодня выдался не очень….
Он посмотрёл на неё. Внимательно, серьёзно. Потом улыбнулся.
— Значит так. — сказал он. — У меня есть бутылка отличного красного вина. Тут рядом парк, я знаю там пару красивых мест. Может попробуем сделать этот день чуточку лучше
Она невесело усмехнулась.
— Этот дурацкий день уже ничего не исправит.
— Возможно. — согласился он. — Но справедливости ради надо всё-таки дать ему шанс.
Она пожала плечами:
— Ну, пойдём.
— Тогда, — ласково беря её за руку, сказал он, — у меня последний вопрос. Будем делать крюк и в магазин за стаканчиками заходить Или так, из горла
Было раннее утро. Первые лучи солнца осторожно заглядывали в открытое окно. Освещали разбросанную по всей комнате одежду, опрокинутый стул.
Она крепко спала на его плече. И ей снился сон.
Она видела себя, словно со стороны. Другие волосы, другие глаза. Намного моложе. «И стройнее» — с лёгкой грустью отметила она.
Вот она идёт по улице. Роняет сумку. Бормочет себе под нос что-то не очень цензурное. К ней подбегает смешной рыжий мальчишка. Помогает собрать рассыпавшуюся мелочь.
А потом они с этим рыжим сидят в кафе. Пьют чай. И хохочут так, что на них оборачиваются сидящие за другими столиками.
— Ну, — весело подзадоривает она. — И что дальше
Он ерошит свои рыжие волосы.
— Знаешь, — отвечает он, — это так здорово — просто сидеть рядом с тобой и пить чай. Давай-ка мы вместе выпьем тысячу чашек чая. А потом что-нибудь решим.
— Отличный план! — смеётся она.
Потом, как это часто бывает во сне, безо всекого перехода картинка меняется.
Утро. Они сидят на кухне. На их кухне. Маленькой, уютной, наполненной тысячью важных для них мелочей.
И пьют чай.
— Девятьсот девяносто девятая. — говорит она.
— Что
— Помнишь нашу первую встречу Мы договорились выпить вместе тысячу чашек чая. А потом решить, что делать дальше. Так вот, эта чашка — девятьсот девяносто девятая.
Он, как обычно, ерошит волосы. И таращит на неё глаза.
— Женщина! Ты что, в самом деле их считала
— Считала. Ну, — в её глазах загораются весёлые искорки, — и что же мы решим
Он делает задумчивое лицо. Потом с важным видом произносит:
— Я предлагаю вот что. Вечером ты возвращаешься с работы, мы торжественно выпивает вместе нашу тысячную чашку чая, а потом дуем в парк атракционов.
— Ух ты! Я — за!
Она бросает взгляд на часы.
— Твою мать!
Вскакивает, залпом допивает остатки чая, звонко чмокает его в щёку и несётся в коридор. И вот уже по лестнице торопливо цокают её каблучки.
А потом… Потом была улица. Дорога. Ледяные мурашки на спине. Ужас в застывших глазах. И летящая прямо на неё на полном ходу фура.
Она проснулась. Чуть пошатываясь побрела на кухню.
Красивый черноволосый парень ставил на плиту чайник. Повернулся к ней, хотел обнять, но растеряно опустил руки.
— Жалеешь — пристально вглядываясь в её лицо, спросил он.
Она слабо улыбнулась. Подошла и уткнулась в его плечо.
— Неа. Ни о чём я не жалею.
Он нежно провёл рукой по её волосам.
— А что тогда
— Сама не знаю. Проснулась такая счастливая, но совсем разбитая.
— Кошмары снились
— Да нет… Вообще не помню, что мне снилось. Просто чувствую себя так, как будто по мне камазом проехали.
Они молчали. Только его руки всё также ласково гладили её волосы.
— Сколько же мы вчера выпили
— Ох, мать, и не вспоминай. И поспали от силы часа три.
— Да уж. — проворчала она . — Поспишь тут с тобой.
— Да и с тобой особо не расслабишься. — не остался в долгу он.
Она вынырнула из его рук.
— Всё. Мне срочно нужен крепкий чай и холодный душ. У тебя полотенца где
Хлопнула дверь ванной. Он постоял ещё, настороженно прислушиваясь. И радостно улыбнулся, услышав, как она напевает что-то под шум воды.
Потом они сидели на кухне. Тихо улыбались друг другу. И пили чай.
— Ну И что дальше — спросила она.
Он помолчал. Сделал несколько неторопливых глотков.
— Знаешь… — задумчиво произнёс он. — Мне очень хорошо от того, что мы просто сидим рядом и пьём чай. Может, выпьем вместе тысячу чашек чая А потом что-нибудь решим.
— А что Неплохой план. — согласилась она.
Роня Рябинова

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *