Культовая еда.

Культовая еда. Я люблю еду. Люблю есть, созерцать, нюхать, готовить. Даже покупать и выращивать люблю. Люблю преданно и много лет пусть не в полном кулинарном разнообразии, но в весьма широком

Я люблю еду. Люблю есть, созерцать, нюхать, готовить. Даже покупать и выращивать люблю. Люблю преданно и много лет пусть не в полном кулинарном разнообразии, но в весьма широком ассортименте мне доступном. Тем не менее, в великолепной палитре соблазнительной жрачки эдакими сочными мазками выделяются культовые (не побоюсь этого слова) блюда и продукты. Мои фавориты с общесемейными и даже общенациональными трагически не совпадают. Украинские борщ и сало люблю, но без особого фанатизма, равно как русские щи и блины. В семье тоже к ним спокойно относятся. Из великого разнообразия блюд у меня лично болезненный восторг вызывает только окрошка. Тяга к ней в родословной передается строго по женской линии (начиная от прабабушки, в глубину веков не заглядывала). Я ее ем, пока физически могу есть вплоть до состояния «нiчим дихать», и мне потом даже плохо не бывает — стопроцентная усвояемость. Стыдно бывает, а плохо нет. Из простых продуктов самым волшебным является вяленый лещ. Не щука, судак или харизматичная таранка, даже не родной азовский бычок, не восхитительная красная рыба или белокорый палтус. Я отдаю им должное, но лещ — это за гранью разума и вообще неисповедимо.
В семье моего мужа-грека много поколений культовой едой были чебуреки. Нас до сих пор пару раз в году специально приглашают в гости «на чебуреки» как «на шашлыки» или приезжают к нам с готовым тестом и фаршем, и уже у нас родители колдуют на кухне. Нас всегда зовут уже к накрытому столу, а рецепт все обещают передать по наследству. Для семьи всеми обожаемое блюдо — суп с фрикадельками из свинины и говядины, а продукт — домашняя буженина. Окрошку и лещей не ест никто вообще. Так и лопаю в одно лицо без пищевых конкурентов.
Сижу студенткой в общаге, залетает какой-то типуган с воплем «Ненавижу салоедов!!!»
«Ну, я, — говорю, салоед». «Ненавижу!!!!!» и убегает.
Это я к чему «Ненавижу окрошку», пожалуй, можно и не писать — у нас тут о любви
Катранжи Оксана

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *