Когда погаснет свет

Когда погаснет свет Обойдя комнату в очередной раз, я встаю у окна. За грязным стеклом вечная ночь, погружённый в липкую дрёму город. Высотка. В ней светятся окна. Не много, всего пять. Свет

Обойдя комнату в очередной раз, я встаю у окна. За грязным стеклом вечная ночь, погружённый в липкую дрёму город. Высотка. В ней светятся окна. Не много, всего пять. Свет горит всю ночь: там живут пугливые люди, которые боятся спать в темноте. Я ещё никогда не видел солнечный свет за моим окном. Возможно, в этом странном городе совсем не бывает ясных дней. Только хмурые серые сумерки и безлунные тёмные ночи.

По бокам сплошного, без створок и ручек, окна свисают тяжёлые шторы. Они неряшливы, как и вся обстановка в квартире. Мне всё равно. Она не моя. Как и город за окном, имени которого я не знаю, но который хочется назвать Мёртвым. Он не мой.

Я убиваю его жителей. Подло, изощрённо, когда никто не ждёт.

Убиваю по желанию того, кто не нуждается в имени. Того, кто запер меня в этой квартире, словно канарейку в клетке. Без возможности кому бы то ни было позвонить, написать, да хотя бы крикнуть. Я называю его просто. Он.

У меня есть всё, что нужно обычному человеку, чтобы не чувствовать себя одиноким. Три комнаты весь мой мир в которых кто-то сделал хороший ремонт и обставил их дорогой мебелью. Она массивна и неудобна. Она давит. На бесконечных полках книги и музыкальные диски. Много фильмов. Полно тех, что только для взрослых. На кухне поющий хрусталь вперемешку с тонким фарфором. Откуда в холодильнике берутся продукты, я не понимаю. Эта загадка похлеще той, как появляется Он.

У меня нет главного. Свободы. В квартире нет входной двери, окна не открываются и я пробовал не бьются. Я не могу никуда отсюда выйти. Точнее, не могу без Его разрешения.

Почти каждый день Он приходит ко мне. Появляется, как в дурацком шоу. Меркнет свет, воздух наполняется прогорклым дымом, и на середине гостиной материализуется высокий человек в длинном тёмном плаще старинного покроя. Он несуразен. Длинный нос, тонкие губы, мелкие глубоко посаженные глаза и острый подбородок. Лицо мертвенно-бледное, словно напудренное. Под дурацким колпаком он абсолютно лыс, а в скрюченных пальцах он всегда держит тонкий хлыст. Не думаю, что Он любитель скачек.

Он приходит и предлагает мне сыграть в игру. Мы бросаем кости.

Если выигрываю я, то Он отпускает меня. Если Он я иду убивать. Я никогда ещё не выиграл у него. Ни разу.

Позавчера у меня выпало пять и два. Отличный шанс на победу. Но его кости легли удачнее. Две четвёрки. Как обычно, скупо улыбнувшись, Он взмахнул рукой. Кожаный хлыст со свистом разрезал воздух, и посреди комнаты появились две дымные полосы. Чадя, они разошлись в стороны, открывая путь куда-то наружу. За тонкой радужной плёнкой застывшего воздуха был солнечный день. Бескрайний галечный пляж уносился в стороны. О камни билось море.

За то время, что мы с Ним играем, я побывал во многих местах Мёртвого города. Видел разных людей. Вонючую нищету и блистающую роскошь. Сильных и красивых. Убожеств, не заслуживающих глотка воздуха. Мне было всё равно. Убивая, я не чувствовал сожаления, страха или раскаяния. С последним вздохом жертвы мятной карамелью меня накрывало блаженство.

Каждый новый портал для меня был сюрпризом. Он явно знал, как приятен для меня момент неожиданности. Если попадалась женщина то я радовался, позволяя себе немного поиграть с ней, расслабиться. Если мужчина расстраивался, убивал его очень жестоко. Он позволял мне всё, требуя взамен только одно: маленький флакон крови.

Поначалу я сопротивлялся. Пытался сбежать, найти выход. Не возвращался из тех мест, куда он меня отправлял. Однажды я даже убил себя.

Стоило мне закрыть глаза, как я неизменно просыпался в своей постели. Это было как одно сплошное дежавю. Всё-всё повторялось с точностью, как уже было в тот день. Словно кинофильм на плёнке, и я главный герой. Я понимал, осознавал, чувствовал, но ничего не мог сделать. Видео крутилось ровно до того момента, как мне нужно было сделать выбор. Если я делал неправильный всё повторялось сначала.

Я часто смотрел в окно, как сейчас. На высотку напротив, её манящие и недоступные огоньки. Часами всматривался в них, пытаясь разглядеть живущих там людей. Считал от нечего делать и пересчитывал. А потом кое-что понял. Каждый раз, когда я кого-то убивал, окна гасли. Высотка постепенно темнела. Словно гигантский счётчик, она отмеряла время моего заточения в человеческих жизнях.

До меня дошло, что, когда погаснут все огни, моё заточение кончится. Эта догадка воодушевила меня. Теперь я жаждал новых убийств.

Я убивал, окна гасли. И теперь их осталось только пять.

Осталось всего пять ещё не прожитых, но уже никчёмных дней. Пять чьих-то бесценных жизней, цена которым пыль.

Главное, что скоро я буду свободен.

Неожиданно в глазах темнеет, к горлу подступает тошнота. Невидимая сила давит на плечи, словно стараясь склонить меня, поставить на колени. Так всегда бывает, когда приходит Он. Тело цепенеет. С трудом, будто я деревянная кукла, поворачиваюсь.

В центре комнаты появляется разлом. Обычно я перешагиваю грань между мирами, мужественно глядя вперёд. Он же словно влетает, обхватив себя руками и гадко улыбаясь. Непонятная ссутуленная фигура выходит из окутанного дымом портала боком, брезгливо ступая на ковёр сначала левой ногой, потом правой. Он поворачивается ко мне, и я не узнаю Его. Вместо страшного лысого клоуна на меня смотрит обычный человек. Нечёсаный, небритый, с опухшей рожей и суровым взглядом. В одной руке пистолет, в другой маленький флакон. Пустой.

Увидев меня, мужчина поднимает оружие. Делает он это медленно, нехотя. С ленцой и безразличием. Я смотрю в маленькую чёрную дырочку и словно тону в бездонном чёрном водовороте.

Падая с пробитой навылет головой, я не успеваю подумать о несправедливости этого мира, но замечаю, как гаснет ещё одно окно.

Источник

Обсудить историю

  1. Пилип Миша

    Замечательная концовка!!

  2. Тимонин Вячеслав

    Спасибо за публикацию!

  3. Лесной Лесояр

    Хороший сюжет и неожиданная развязка.

  4. Стахеева Нина

    Здорово. Очень интересно. Браво автору!???

Добавить комментарий