Ветеран, подводник, машинист тепловоза, многоженец. Пират моего сердца. Мой дед.

Ветеран, подводник, машинист тепловоза, многоженец. Пират моего сердца. Мой дед. Чух-чух, чух чух, с улыбкой он сжал мою голову, будто впитав стальное спокойствие от управляемых им махин. Да

Чух-чух, чух чух, с улыбкой он сжал мою голову, будто впитав стальное спокойствие от управляемых им махин. Да ладно тебе, бывает и похуже!

У меня не бывало. Я всхлипнул и сжал в кулаке несколько кленовых листьев всю землю в городском парке осень покрыла красно-желтым ковром. Рядом, на этих же листьях, стояла ростовая кукла, похожая на пережившего Освенцим олимпийского мишку. Изнутри донесся грустно-усталый голос:

Я могу Вам чем-нибудь помочь

Руки деда чуть напряглись, но он тут же расслабился, улыбнулся и ответил:

Можете на выходе из парка скорую поймать
Конечно медведь, покачиваясь, побрёл от нас прочь.

Слезы лились не от страха, перебоялся уже. Чувствовал только холод сырой земли и ноющую боль в ноге. Моя стопа выгнулась под слишком крутым углом: спасаясь от неожиданно выскочившего из-за кулис медведя-аниматора, я спрыгнул с подмосток карусели. Прямо на мягкий ковер листопада, который в конце падения оказался неожиданно твердым. Помню дедушкины утешения:

Да ладно тебе, в жизни бывают намного более страшные вещи. Если тебе ноги отрезало платформой в депо и жена шутит про «стручок до пола» Или когда подлодка не может всплыть, а твой дружаня из-за кислородного голодания мычит припев «Катюши» уже третий час подряд Или как когда бабушка решила приготовить блины на моей лысине.
Лысине я отвлёкся от страданий, убаюканный монотонно-спокойным голосом деда.
Бабуля у тебя с подвохом. Всё вроде хорошо, спокойно, тихо, а потом по макушке растекается масло и где-то рядом пшикает спичка…

Как я выяснил много позже, бабушка в это время подавала на развод: узнала про вторую жену, которая жила в 600 километрах от них. Не расстояние для машиниста тепловоза или любящей женщины. Моя вторая бабушка доказала это, завалившись с гостинцами, ребенком-прицепом и сюрпризом прямо домой к деду. Он сбежал от конфликта в соседний город, к дочери. Она упорхнула в кино, прихватив отца, а усатый нянь повёл меня гулять.

Больно после коротких раздумий спросил я.
Что
Когда горишь.
Не особо приятно, думаю. Дедушка самодовольно усмехнулся. К счастью, от спички я тогда увернулся. Вот внучок мой тоже мог сегодня половчей спрыгнуть. Теперь лечится, да и дочка на меня охоту откроет. Она у нас в маму. Во, слышишь сирену Скорая едет.

Я уже перестал всхлипывать. Дедушкины слова действовали как обезболивающее, отвлекая меня от пульсирующей ноги.

Вот, сейчас морфин тебе поставят, или что там у них. Ты и думать забудешь.
Поставят
Ага, доктор. Вон идёт.

Доктор прибыл в сопровождении санитара и медведя. Вместе с новым приступом боли меня уложили на носилки.

Простите! крикнул медведь нам в спину.
Обязательно! громогласно ответил ему дед и забурчал себе под нос: «Месяцев через пять, когда доча остынет…»

Вскоре я уже засыпал под шум дороги и монотонный голос деда:

Ну вот, Вась. Поехали. Чудесное это всё же изобретение, обезболивающие эти, анальгетики, да, док сквозь пелену дрёмы я видел, как врач кивнул. Раньше ведь люди помирали, бывало, от боли, а теперь рааааз, раааз и смотришь на обрубок отрубленной гермолюком руки, ничего не чувствуешь. Всего один укольчик сделали, и ты уже зубами затягиваешь на ней жгут, вспоминаешь любимого человека и…

Я хотел спросить: «А кого ты вспоминал», но дедушка взмахнул крюком, который заменял ему левую ладонь. Моё сознание зацепилось за него и пропало.

***

Когда я очнулся, деда уже не было в городе. Мама бушевала на всю больницу: «Не уследил за ребенком, старый крючковод!». Успокоилась она нескоро, но дедушка остался в моей памяти как образец непрошибаемого спокойствия.

Во второй раз я увидел его лишь весной. Нога срослась, а мама вспомнила, что съездить на море без ребёнка это куда веселее, чем «с».

Родители посадили меня на пригородную электричку и укатили на юга. Под стук колёс я размышлял, как разыщу дедушкин дом в незнакомом городе. Мне даже не пришло в голову, что меня кто-то встретит. И правильно: меня встретили только грибной дождь и тепло весеннего солнца.

Преодолев первый приступ паники и помокнув полчаса на перроне, я отправился искать свой новый дом. В остановке рядом с вокзалом обнаружилась парочка бабулек, сидящих на противоположных концах скамейки.

Здравствуйте. Не подскажете, как на улицу Воскресения Вождя попасть с надеждой спросил я, заскочив под навес.
Привет. Конеч…
…но, ответили они в разлад, но почти одновременно
На тридцать седьмом автобусе отсюда три…
остановки. Что ты мне мешаешь, старая
До Сталелитейной, милок. А Воскресения…
Вождя её пересекает. Там еще дом такой, приметный.
Сталинский.
Да. Хорошеечный дом, они явно удивились тому, что в чём-то согласны друг с другом, и замолчали.
Спасибо!

С пугающим скрежетом к остановке подъехал мой тридцать седьмой автобус. Я оставил бабусек самостоятельно делить остатки моих семечек с голубями и забрался в транспорт. Дедушкин дом нашелся и вправду легко: на фоне окружающих его серых хрущевок он выглядел монументально. Нырнув в подъездную темноту, я ощутил, насколько холодной может быть прилипшая к телу мокрая одежда. После трёх долгих звонков мне открыла маленькая блондинка моего возраста. Удивленный взгляд цвета моря пригвоздил меня к месту. Точно такой же, как у дедушки.

Здравствуйте. Извините, я подумал, что ошибся квартирой и принялся торопливо вспоминать номер. Э-э-э Тут тридцать седьмая квартира
Привет. Да, тут. с подозрением бросила девочка. А ты кто
Привет. Я Вася. Я внук.

Она оценивающе посмотрела на меня, буркнула себе под нос «Похож» и звякнула дверной цепочкой.

Привет. Меня Маша зовут. Заходи зашелестела бисерная занавеска.
А где деду но девочка уже скрылась в полумраке квартиры. Я скинул ботинки, сумку и остатки надежды на лучшее: щелчок выключателя не осветил прихожую. Как выяснилось по пути на кухню, в коридоре и ванной света тоже не было. Бабушка хлопотала у плиты. Маша уже сидела за столом, нацелившись на растущую стопку блинов.

Вася! Как добрался родная бабушка обняла меня, но тут же метнулась обратно к конфорке.
Ну, пришлось выяснять дорогу у вокзала, а в целом быстро. Вымок только.
А у нас пробки выбило и обратно не переключает, очередной блин взлетел со сковороды и с шкворчанием опустился на неё обратно. Хотел попросить сухую одежду, но запах теста наконец позволил мне расслабиться. Пока на кухню не ворвалась моя новая бабушка.

Маша, ты что, уже ешь! начала с крика женщина неопределенных средних лет
Я ей разрешила, откликнулась бабушка от плиты, несколько нервно взмахнув лопаткой
А это кто он такой
Я Вася. Я внук. выдавил я пережевывая блин.
А-а-а, протянула неопределенного возраста бабушка (или женщина)
Нам же звонили встряла моя получается малолетняя тётка, сворачивая очередной смазанный сгущёнкой блин.
Ага.
Просили встретить.
Ну, он же доехал. Все хорошо, правда, Вася
Да, думаю да, у меня не получилось сказать совершенно уверенно.
Вот и славно. Меня Арина зовут, рада знакомству! произнесла она и лучезарно улыбнулась.
Ой, разулыбалась, смотрите, бабушка один закончила с блинами. Одного мужика мало стало

Дальше последовал поток взаимной и скучной брани, из которого я услышал только начало. Дожевывая на ходу, Маша за руку вывела меня с кухни.

Пошли отсюда. Чё их слушать, буркнула она, натягивая желтые сапожки.
А где дедушка спросил я, проглатывая последний блин. Мы сбежали по лестнице и попали в объятия ослепительного весеннего дня.
Старый пройдоха последние месяцы целыми днями сидит в гараже, ваяет там что-то. Так, нам вот сюда, 50 «плиток», бетонный забор начинался прямо от дома и вес вдоль автомобильной свалки, и направо.
А что пилит-то

Маша тяжело выдохнула, перескочив здоровую лужу.

Сколько не ходили, не пускает, сюрприз говорит какой-то. Мама все грезит, что он завещание на неё переписал.
Завещание не сразу вдуплил я.
Ну, квартиру.
А-а-а. А что вы вообще переехали
Ну, мама вообще с ним с год назад рассталась. Другого нашла. А потом они разосрались и нас из дома выгнали. Пол года назад. Ну мы сюда и приехали. Хоть мама и знала про другую жену.

«И правда родственники», подумал я, но вслух только хмыкнул.

А ты получается продолжила она, Мой
Племянник, покивал я.
Смешно как. А ведь мы почти одного возраста. Папа часто повторяет, что семья это любовь, а любовь это терпение. По маме и твоей бабушке это правда не особо заметно. Он там в гараже сюрприз нам какой-то готовит.

Маша пнула плоский камушек и он лягушкой заскакал по луже.

Чтобы все исправить. Я уверена, надо просто потерпеть. Он всегда раньше когда из рейса приходил, привозил подарки, игрушки. Разноцветные Маша замолкла, застыв прямо передо мной.

У ближайшего гаража жонглировала блеклыми огнями мигалок скорая помощь. Ослепительно белые санитары заносили кого-то в машину.

Что встала то Пошли даль
Это папин гараж.
Деда я понял, что у человека на носилках вместо левой руки блестел металл.
Да!

Я рванул к скорой, но её двери захлопнулись, и под вой сирены она увезла дедушку в ближайшую больницу.

Что с моим дедом! на следующий день я пытался добиться правды.
Где твои родители а врач полдня мучал меня глупыми вопросами.
Прошу вас, они в командировке, оба… в ответ я мастерски прикрывал безалаберность своих родственников.

Снова с сомнением посмотрев на меня, белый халат продолжил:

Мне… Очень жаль вываливать на вас такое. Иван Георгиевич скончался вчера в реанимации, не приходя в сознание. Я вообще слабо представляю, как он терпел боли и почему не обратился за помощью раньше…

Так я и не узнал, кого же вспоминал мой дед, когда потерял руку. Но в гараже, откуда его так спешно повезли навстречу смерти, обнаружились десять ампул морфина (я узнал, что это такое только через пару лет, когда он уже был сильно просрочен) и еще больше использованных.

Диагноз «мелкоклеточный рак легкого» во врачебном заключении привел меня к мысли, что дед хранил молчание, думая о нашем спокойствии…

Или только о себе, не способный остановить шутки и сюрпризы даже перед лицом смерти

Кто знает, что творилось в голове у старого черта, который провел свои последние месяцы в гараже под морфином.

Но квартиру в завещании он записал на любимого и единственного внука Василия.

И навсегда остался в памяти, как пират моего сердца.

Проигрыватель

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.