Пазл

Пазл Первый раз он задумался о путешествии автостопом на совещании: перспективы развития компании описывали донельзя скучно, и ему пришлось смотреть в окно, чтобы не выказать явную

Первый раз он задумался о путешествии автостопом на совещании: перспективы развития компании описывали донельзя скучно, и ему пришлось смотреть в окно, чтобы не выказать явную незаинтересованность.

За окном было ярко: желто-рыжее солнце, светло-синее небо, красные-жёлтые-зелёные-фиолетовые машины. По сравнению с этим, его жизнь казалась обыденно-серой.
Рутинная жизнь офисного планктона, подумалось ему, никогда не заиграет яркими красками. Запрыгнуть бы в первую же машину и…
Но совещание закончилось слишком быстро, не давая ему придумать, что скрывалось бы за этим мечтательным «и».

***
Всю следующую неделю он размышлял — насколько безумным и безрассудным будет выглядеть путешествие автостопом в глазах коллег. Выходило, что в лучшем случае, они посчитают это странным хобби, с которым можно смириться.
Через полторы недели пришла пора годовых отчётов, и идея о путешествии с мысленной пометкой «интересно попробовать» была отправлена в долгий ящик.

Дни сливались в недели, те в месяцы. Мысли о путешествии продолжали всплывать в его голове во время особо скучных совещаний, но он отмахивался и выбирал места подальше от окна.
Полтора года обыденно-серой жизни тянулись ужасно долго.

***
Выключая компьютер на рабочем столе, он снова бросил взгляд на окно. В его закуточке оно выходило совсем на другую улицу, но жизнь за этим окном не была менее интересной. Как и за тем, первым, она была яркой.

Он понял, что вот он — его Рубикон. И если когда-то Цезарь смог перешагнуть через реку, то почему он должен наслаждаться яркой жизнью со стороны
Заявление на отпуск было составлено и одобрено в кратчайшие сроки.
Когда-то в детстве он решил отправиться на поиски приключений.
Сегодня он собрал рюкзак и наконец-то тронулся в путь.

***
Первую машину поймать было довольно сложно.
Он поднимал руку и отпускал ее, как только видел приближающийся транспорт. Шел по обочине дороги, и предательская мысль бросить эту глупую затею казалась не такой уж неправильной.

Его окликнули.
Мужчина средних лет махал ему рукой из окна небольшого грузовичка. Он подошёл поближе.
Куда идешь поинтересовался мужчина, подвезти
Путешествую автостопом, пояснил он, сразу отвечая на не заданный вопрос о плате за проезд.
Так тебя подвезти снова спросил водитель, открывая дверь пассажирского сидения.

В кабине было на удивление уютно. Сидения были мягкими, хотя и выглядели потрепано, а на торпеде были приклеены фотографии девочек и женщины. Все они улыбались.
Это мои, мужчина кивком указал на фотографии, заметив интерес пассажира, старшая в школе учится, а младшенькая в садик ходит, он улыбнулся. Мы с женой, он снова на мгновение отвлёкся от дороги, третьего ждем. Она хочет мальчика.
А вы спросил он, теребя в руках кепку.
А мне главное, чтоб здоровенький был. А уж кто это дело последнее.

Они помолчали.
Кстати, вновь заговорил мужчина, я совершенно забыл представиться. Владимир.
Костя, ответил он.
Будем знакомы.

Они проехали заправку и несколько небольших придорожных кафешек. Дорога все никак не кончалась, продолжая серой змеей виться через поля и луга. Он и сам не заметил, как оказался втянут в беседу сначала о ценах на бензин, потом о детях, а после о физике и астрономии. Не заметил, как выяснил, что татуировка на руке Владимира означает вечную борьбу между инь и янь, что он увлекается классической музыкой, а его старшая дочь занимается балетом.

Он мог бы прожить и без этой информации. Она не была ценнее или полезнее доходов или расходов его фирмы. Он мог бы, но покривил бы душой, если бы сказал, что она не была ему интересна.
Он попросил разрешения открыть окно и теперь яростно вдыхал яркий воздух и до боли в глазах всматривался в синее-синее небо, потому что его серую жизнь только что переехал небольшой грузовик.

Они расстались в соседнем городке: Владимир забирал груз и высадил пассажира на окраине, прощально махнув рукой из окна.

***
На улице совсем стемнело, на небе показались первые звезды. Он сидел в номере дешевого, но чистого мотеля, старательно записывая в тетрадь впечатления от первого путешествия. Он никогда не чувствовал в себе писательской жилки, потребности немедля ни секунды изложить что-либо на бумаге, но решил, что каждому путешественнику просто необходим дневник.

» Я решился на путешествие автостопом. Долгие полтора года эта идея прорастала в моей голове и, наконец, расцвела. Я думал, что это будет похоже на обыкновенную поездку. Как езда на автобусе до дома или работы. Но это не так. Раньше я даже не задумывался о том, как живут на свете другие люди, но сегодня понял: каждый человек маленький кусочек пазла, а каждый стык переплетение судеб. И как странно они, порой, складываются.»

Первая запись была сделана. Точка невозврата осталась позади.

***
Во второй машине оказалась женщина. Она выслушала его короткий рассказ о путешествии автостопом, кивнула и позволила сесть в машину. Ярко-синяя легковушка «Смарт» была быстрой и очень маленькой. Женщина поинтересовалась его пунктом назначения, грустно улыбнулась в ответ на «главное ехать» и включила радио.

Женщину звали Света, ее короткие пшеничного цвета волосы были немного всклокочены, а руки на руле подрагивали. Сидя с прямой спиной и в мятой футболке, она неотрывно смотрела на дорогу.

За окном быстро проносился лес и редкие съезды на грунтовку. Он пытался представить, как сложилась бы его жизнь в одной из здешних деревень. Получалось размыто, сумбурно, но неизменно ярко.

Света шумно вздохнула.
У вас все в порядке спросил он, косясь на ее подрагивающие пальцы. Она заметила его взгляд, фыркнула и оставила вопрос без ответа, только сделала музыку громче.

***
Они въехали в город: свет неоновых вывесок освещал дорогу не хуже фонарей, но делал это неуловимо тусклее зелено-жёлтых полей и высокого неба над ними. Здешнее небо казалось серым.

Света свернула с главной дороги и через дворы направила легковушку на выезд. Грязные машины дымили и гудели в пробке: где-то впереди случилась авария, и движение встало.

В рюкзаке из еды остался только сэндвич, купленный утром в ларьке, и вода на дне бутылки.
Рядом неоном было выведено «Продуктовый».

***
Он вышел из магазина и посмотрел на машины. Синий «Смарт» едва ли продвинулся вперед на три метра. Света удивилась, когда он протянул ей бутылку воды и булочку, и внезапно расплакалась. Во всем этом сером потоке машин её слезы казались яркими.
Света заговорила.

Она поссорилась с родителями, потом переехала с мужем в другой город, родила сына.
Сейчас муж в командировке, а сын временно гостит у бабушки, потому что Свете позвонила мама, и Света сорвалась с места.

Единственное, чего он так и не мог понять: почему же Света остановилась и согласилась его подвезти, если так спешила.
Ехать одной страшно и больно, ответ показался ему странным, но он не стал ничего уточнять.

Машины не двигались. Он предложил Свете отдохнуть и поменяться местами. Света не сопротивлялась. Она лишь вынула из бардачка карту, показала ему, куда нужно ехать, и, уснула.
Ссоры, размышлял он, жуя свежекупленную булочку, по своей сути, такая глупость.

***
Он довез ее прямиком до больницы и даже проводил до палаты.
Они встретились два дня назад, но по-настоящему познакомились только сейчас. Она сжала его руку и тихо произнесла:
Света.
Костя, ответил он и, чуть помедлив, добавил, будем знакомы.
Она улыбнулась и скрылась за белой дверью.

***
Поймать десятую машину показалось ему проще простого. Седой старичок на старенькой «Волге» с радостью принял попутчика, сразу же поинтересовавшись диковинным термином «автостопщик». Старичок представился Яковом и мгновенно завязал разговор. Косте было интересно слушать человека практически втрое старше, и через несколько минут он сам стал расспрашивать его о жизни. Давным-давно Яков выучился на инженера и пошел работать на госпредприятие. Занимались они военными разработками и прочими государственными заказами.
Секретность была, тянет Яков, покачивая головой, аж жуть берет!

Познакомился он там с девушкой и влюбился без памяти. Сох и страдал по ней несколько месяцев, даже топиться собирался в местной речке, а она сама его на свидание позвала. Взяла, говорит, и пригласила. А там и до свадьбы недалеко. Потом квартиру получили, детишек завели.
А сейчас и внуки уже выросли. Совсем большие стали, говорит Яков, поворачивая на развилке.

Яков предлагает ему попробовать овощи и фрукты, которые везет с дачи, и он соглашается. Смотрит в окно, с упоением поедая сочный красный помидор, и думает, как по-разному складывается у людей жизнь. Думает о том, что его тетрадь распухла от заметок и почти закончилась, а он смог увидеть лишь самую малость мира, о котором так ярко пишут в книгах.

Он засыпает, прислонив голову к окну и не чувствует, как Яков, остановившись на заправке, накрывает его теплым пледом.

Ему снится огромный ярко-голубой шар Земли, множество восхитительных мест, в которых ему только предстоит побывать, и удивительные люди, которых ему еще только предстоит встретить.

Его пазл только начинает складываться в картинку. Обязательно из самых ярких цветов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.