Бородюк (Мат, 18+)

Бородюк (Мат, 18,) «Куда мы, блять, всё время бредём» Зомби Бородюк периодически задавался этим вопросом, тащась в толпе братьев и сестёр по инфицированному несчастью. Их толпа была одна из

«Куда мы, блять, всё время бредём»
Зомби Бородюк периодически задавался этим вопросом, тащась в толпе братьев и сестёр по инфицированному несчастью.
Их толпа была одна из самых многочисленных на Брянщине она образовалась два года назад, в первые дни эпидемии. Ничего не было известно ни кто их ведёт, ни куда они идут. И, главное, спросить-то не у кого. Всё, что способен выдавить из себя зомби это утробное урчание, а оно никак не переводится.
«Девушка, как вас зовут» — У-у-у-уррррр.
«Смотри, какая красивая белка!» — У-у-у-уррррр.
«Почему власти ничего не предпринимают Где вакцины, отчёты ВОЗ, блок-посты карантинной зоны!» — У-у-у-уррррр.
Ещё очень хотелось жрать мозги. Невыносимо просто. Причём обидно ****ец: год грибной, боровики кругом, рыжики, малина пошла, черника а хочется этих дурацких мозгов. А где их взять! Всё, что имеет хоть каплю мозгов на Брянщине капец быстрое. Хрен поймаешь. Один раз ежа в угол загнали, но потом отпустили ёжик-тто в чём виноват, тем более такой няшный фыркает смешно
«Вот галапагосским зомбакам, наверное, кайф, — думал Бородюк, — черепашьими мозгами обжираются».
Больше мозгов Бородюку хотелось только окончательно и бесповоротно сдохнуть. Тащиться не знаю куда весьма заёбывает, знаете ли. Не видно перспектив. Только став, зомбаком, Бородюк понял смысл некоторых сцен «Обители Зла»: зомби накидывались на проезжающие машины не для того, чтоб полакомиться человечинкой. Они просто стремились к манящему несущемуся бамперу, чтобы тот снёс к ****ям их гнилые бошки и закончил бессмысленные мучения. Бородюк знал, что 99 процентов толпы думают так же, как и он. Вот бы КАМАЗ. А еще лучше танк тогда вообще без шансов. Где-то раз в день по заросшей трассе проносилась сквозь толпу какая-нибудь машина. Но Бородюку не везло он всегда оказывался не в том месте. Встанет вперед машина появится сзади. Перейдет в арьергард грузовик вломится спереди. Прям проклятие.
Ещё Бородюку нравилась зомби Алёхина. Она заразилась в примерочной бутика нижнего белья, поэтому была Королевой толпы. Даже трупные пятна её не портили, лишь добавляли пикантности вот такая она была необычайной красоты женщина. Бородюк пару раз набирался храбрости с ней заговорить, но
— У-у-у-у-уррррр! («Бляяяяяя!»)
А приличные зомбашки, как известно, на «у-у-у-уррррр!» не оборачиваются.
Алёхиной определённо нравился фитнес-тренер Галич. Он брёл с гантелей, имел оба глаза в общем, брутальный такой типок. Они тащились вместе и постоянно урчали. А Бородюк плёлся сзади с портфелем буклетов турфирмы «Брянск-тревел» (он был курьером) и страдал от безответной любви. Блять, ну почему одним даже после смерти всё, а другим ничего! Философствуя о своём лузерстве, Бородюк оступился за ползущего без ног зомби Коростелёва и грохнулся на асфальт. От удара портфель раскрылся, и разноцветные буклеты зашелестели по дороге. Бородюк, матерно урча, поднял голову перед ним лежал глянцевый разворот с рекламой автобусных туров в Прагу.
«А почему, собственно, и нет!» — осенило Бородюка. — Нахуй эту овцу Алёхину! Нахуй качка Галича! Нахуй эту толпу! ****уйте все, куда хотите! Я хоть знаю, чего теперь хочу (кроме мозгов и всё ещё Алёхиной)!
У Бородюка наконец-то появилась цель. Которой, по правде говоря, не было, даже когда он был жив. Зомби Бородюк решил посмотреть мир. Он медленно встал, поправил съехавшую на плечо голову и развернулся в другую сторону туда, где заходило за тёмный бор красное солнце.
— У-у-у-уррррр! вопросительно проурчали плетущиеся на восток зомби.
— У-у-у-уррррр! послал их Бородюк и медленно зашагал на запад.
«Сначала в Краков. За пару месяцев дойду, хули, времени вагон. Потом Германия, Берлин там, Мюнхен, может Франфуркт какой. Затем Франция. Париж-***ж, Лувр, башня мелкие всякие городки типа Труа Потом Испания! Мадрид, Барса Ооооо!!! Или даже не так! Через туннель к бритишам! Биг Бэн, Сохо, Уэмбли! У-у-у-у-уррррр, бля! А оттуда в Шотла»
Удар о бампер военного «Урала» был такой силы, что голова Бородюка взлетела высоко вверх над вековыми елями. Бородюк стал первым
зомби, который встретил свою смерть глубоко неcчастным.

Кирилл Ситников

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.