Разговор

Разговор Пётр стоял у мольберта и смотрел в центр картины, иногда переводя взгляд то в окно, то на часы. Двадцать минут назад должна была прийти Настя, девушка, которую тот, с еле выраженной

Пётр стоял у мольберта и смотрел в центр картины, иногда переводя взгляд то в окно, то на часы. Двадцать минут назад должна была прийти Настя, девушка, которую тот, с еле выраженной издевкой, звал Настасья.

За окном всю неделю шёл дождь. Холодный влажный ветер раздражал лёгкие Петра, и тот лечился алкоголем. Ему стыдно было признаться, что пристрастие к бутылке переросло в зависимость и, не замечая признаков, он пил все больше и больше. Сырой туман пропитал все: холсты, одежду, мебель, и даже на посуде, что стояла у окна, была лёгкая плёнка воды. Капли стекали по окну, и сквозь завесу тумана Пётр увидел знакомую фигуру.

» Ну наконец-то», — повысив голос, сказал мужчина.
Чёрная фигура медленно шла к дому. Ловко перепрыгивая через лужи, она остановилась у дороги, вытащила маленький предмет из сумочки, быстро спрятала в карман промокшего пальто и через несколько минут постучала в дверь. Пётр, делая вид, что не ожидал её прихода, медленно открыл дверь. На пороге стояла девушка лет двадцати трех с все еще наивными, зелеными глазами. С её смуглого личика стекали капли дождя, а прямые каштановые волосы начали виться.
— На улице сыро — усмехаясь, спросил мужчина.
— С чего ты решил — улыбнулась девушка и вытащив из кармана маленькую коробочку, ткнула её в живот мужчине.
— Это вам-с, — торжественно произнесла она. Её протяжное «с» придавало ей ребяческое очарование, что всегда трогало мужчин, и Петра в том числе.
Пётр молча открыл коробку и достал лежащую внутри кисть с рукояткой из зебрано. Он нежно провел пальцем по ворсу из соболя, словно лаская кисть.

— Какая красота, она же стоит бешеных денег, — с восхищением и огнём в глазах сказал Пётр, но сам подумал, что это вычурная чепуха.
Настя сияла. Щеки её покраснели, и она, неловко сняв промокшие ботинки, вошла в комнату.
— Вы как всегда вовремя,- улыбнувшись, промямлил он.
Он сказал это инстинктивно, отчего самому стало неудобно и стыдно. Настя, не заметив этого, молча вошла в комнату, заставленную полотнами и банками с краской. Белые обои давно были закрашены хаотичными мазками акварели и набросками карандаша. На полу также лежали скомканные бумаги. Пётр вынашивал идею. Частенько ему приходили в голову мысли и он хватался за кисть, но сразу бросал обратно. Он не мог сформулировать то, что хотел написать , а значит, идея была сыра и не стоила бессмысленных потуг.

Настя смотрела в окно и думала. Она разглядывала людей, машины и окна напротив. Пётр взял с пола старую кисть и ее кончиком коснулся плеча девушки.
— Полюбуйся, — позвал он. Девушка обернулась и взяла холст в руки. На нем была нарисована женщина, которая сидела на лавочке, обхватив голову руками.
— Ты же обещал попробовать что-нибудь позитивное.
— Цветы и поля с птичками — ухмыльнулся мужчина.
— Да хотя бы их! Каждая твоя картина мрачная, как и весь этот город. Может нам уехать Мы же давно хотели, а
-Уехать — безучастно и безразлично протянул художник. Он стоял у стены и, оперевшись о неё рукой, нервно стучал пальцами.
-Да, отдохнем от этих дождей, городской суеты и этих, как ты любишь говорить «серых каменных коробок». Плохо тебе тут и……
— Не мне плохо, а людям. А мне просто есть что сказать, или лучше изображать все в розовых тонах Или я права не имею
— Да при чём тут это Я же не о том говорю.

— Как всё пошло! Все так пошло! Ведь чужие несчастья и дают мне работу. Я, как подлая псина давлю на самое сокровенное — на эмоции, а они и рады. Пишут, что я душу понимаю, кричат «гений» , но я просто им в рот заглядываю.
— Но они правы!
— Они глупы, и ничего тут талантливого нет. Ты сама посмотри в эти лица. Каждый носит личную трагедию тихо. Бережет её и не говорит о ней, а я счастливый подлец. Если мне плохо — я выплескиваю это на публику посредством дешевки, а они, охая от восторга, глотают эту чепуху. И будут восхищаться, а я буду им давить на рану и упиваться своей «гениальностью»…

— Ты чего опять завёлся — девушка покраснела и была явно недовольна. Каждая их встреча заканчивалась скандалом, который устраивал Пётр. Он специально провоцировал Настю и будто получал наслаждение от ссоры.
— А, впрочем, зачем я тебе все это говорю: тебе-то делиться нечем — съязвил Петр.
— Ну куда нам, дуракам. Уж не одобрения ли ты у меня ищешь
— Ты права, прости меня. Просто эта мерза … — Пётр бросил быстрый взгляд на стоящий рядом мольберт, — мой знакомый художник, да ты его не знаешь, ну так вот, у него дела вообще хуже некуда, видимо с ума сошёл. Как застает творческий запал -так он закрывается на веранде. Не ест, не пьёт, только ходит и думает. Мазнет разок и снова думает, потом все ломает, орёт и рвёт волосы. И так два — три месяца. Зато потом, в пиджаке, гордый, представляет новое творение публике.

— Бедная жена! Ведь он женат
— Да нет, она привыкла, приносит еду и не трогает. Первое время плакала, боялась, а потом привыкла. Да и любви у них нет. Фу, чёрт с ними.
Пётр взял Настю за руку и медленно, напевая мелодию, подвёл её к чистому холсту.
— Красивая мелодия, сам придумал
— Да, это Бетховен. Знаешь, что самое обидное Ведь на презентации каждой картины эти олухи требуют разъяснения. Мол, а что значит ваша картина Что вы хотели сказать Идиоты! Половина сама думать не может, а другая половина думает слишком много. Все искусство порочат, уничтожают и втаптывают в грязь. Сравнивают его с математикой, приравнивают к политике и религии. А искусство — это свобода… Она вне рамок….. всех этих рамок.

Художник замолчал, но немного погодя продолжил :
— Это свобода выражения чувств, а не какие-то ребусы. Стоишь на презентации — как на эшафоте. Все боишься, что кто-то скажет, будто представлял себе смысл иной. Вот нарисована гора, значит — что это
— А как же символизм
— Нет «символизма», это просто гора. А какой нибудь сноб обязательно скажет, что я, наверное, имел в виду что-нибудь другое. С пеной у рта уверяют автора, что он неправ. Что нельзя просто рисовать гору, везде нужен скрытый смысл. Поэтам проще, там сразу понятно, что в душе наболело, а тут комплексы сжирают изнутри от этих нападок бездарей. Я не хвалюсь, но почему они равняют меня с собой Я автор — вы публика. Я даю — вы жрете!
— Ты сам себе противоречишь!
— Ну-ка, в чем
— Пять минут назад ты говорил, что вкладываешь душу и переживания в каждую работу, а сейчас говоришь так, словно это ремесло
— Ремесло Каждая работа — это отображение моего эмоционального состояния. Но я не пытаюсь показать яблоко вселенной. Да и вообще — к черту весь этот разговор.

Настя заскучала. Она облокотилась о стену и молча смотрела то в окно, то на Петра. «Не для того я пришла, — думала она, — как всегда, вечный исход- ссора.»
Спустя несколько минут, полных взаимного молчания, Пётр протянул девушке руку, и та медленно, демонстративно подняв свою выше, протянула ему свою . Он взял Настю за руку и потянул к себе. Повернув её спиной к себе, он обнял её за талию и положил голову на плечо. Они стояли у мольберта. Настя игриво взяла кисть и пощекотала нос мужчины.
— Кисть — это твоя рука, а твоя рука — это кисть. — шептал парень. — Проведи кистью по полотну. Вот так. Теперь медленно и резким рывком вверх. Закрой глаза и дай волю эмоциям. Твоя рука и эта кисть материализуют твои переживания, в этом и есть все вдохновение. Отключи мозг и рисуй. Отдайся искусству полностью. Прими этот союз творчества и личной трагедии. Выплескивай эмоции на полотно. Мазки — это твои слезы. В этом вся ты.

Пётр нежно вел руку Насти. Девушка, закрыв глаза, водила непрерывной линией по холсту, а на кисти уже не было краски.
— Так ты и рисуешь — спросила она.
— Раньше да. Теперь я ремесленник. Я променял талант и вдохновение на деньги и признание глупцов.
— Может, ты драматизируешь Как по мне, так, наоборот, всеобщее признание говорит о том, что ты работаешь в правильном направлении. Может твои старые работы плохи
— Не в этом дело! Раньше у меня был собственный взгляд, свое мнение. А потом это, — Пётр отпрянул от Насти и бросил презрительный взгляд на стоящие холсты, — я надеялся изменить их, произвести революцию в искусстве, а изменили меня . А может, это я себя предал Не они изменили, а мне нужно было не искусство, а признание и деньги Если так, то имею ли я вообще право писать Размышлять о высоком, когда это самое «высокое» положил на весы и выбрал обычные деньги. Я смеялся над Руссо за его слезы под деревом, но теперь я понимаю, что не он показушник, а я. Его слезы рождены вдохновением, терзаниями, а мои — лицемерием и жадностью.

— Мне кажется, ты преувеличиваешь. Ты не такой человек….
— Плохо ты людей знаешь, милая моя.
— Ну так откажись от предложения
— Какого А, это что ли Я не буду писать им для выставки. Тематическая выставка, мать её. К черту!
Настя улыбнулась и одобрительной нежностью смотрела парню в глаза.
— Вот и правильно — нежно протянула она.
— Может повеситься Висеть на люстре среди пошлых картин. — протянул Пётр и отпустил руки девушки.

— Ой, только не ври, у тебя духу бы не хватило. Вон какая личность — непонятая, творческая. Обычный выпендрежник. И талант ты свой не променял, а если уж и променял , то не на деньги, а на лавры. Тебе необходима публика и роль «непонятного творца». Ещё немного и до публичных истерик скатимся.
— А тебе нужно что-то ещё
— Мне нужен взрослый мужчина, а не ребёнок с душевными муками , которые он вымещает на мне.
— Так может ты уйдешь Делов-то, и я оставлю тебя в покое.
— Действительно, — Настя сказала это с неподдельной горечью, понимая, что её опять испытывают и мучают, мол, она все равно никуда не уйдёт.

Настя быстро надела пальто и туфли, наспех поправила волосы и молча вышла из квартиры. Пётр не произнёс ни слова, а лишь смотрел в окно, словно там сосредоточена вся жизнь. Девушка быстрыми шагами спускалась по лестнице, но каждый последующий шаг был менее уверенным и скорым. Прямо перед дверью, за которой была дождливая улица, Настя остановилась. С силой стиснув зубы она взвыла , пнула носком лакированной туфли дверь и сдерживая слезы повернула назад в квартиру.
Когда нибудь она так же подойдет к двери и, не задумываясь, выйдет на улицу, где её ждёт будущее, новая, возможно, лучшая жизнь, но, пожалуйста, не сейчас, не сегодня!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *