Он, Она, пуговка и мечты

Он, Она, пуговка и мечты Она На горизонте возникло утро. Оконный проём посветлел, от чего узоры от занавески ожили и медленно поползли по стене. Она открыла глаза. Забавное ощущение, когда перед

Она

На горизонте возникло утро. Оконный проём посветлел, от чего узоры от занавески ожили и медленно поползли по стене. Она открыла глаза. Забавное ощущение, когда перед тобой уже знакомая комната, а где-то на заднем плане, внутри головы, всё ещё бегут мутные кадры прерванного сна. Она с удовольствием вытянулась, пересекая постель по диагонали. Напуганные мурашки приятно забегали по телу. Прекрасное утро. И хотя особых причин подниматься так рано не было, она всё же поднялась. Надев платье и распахнув окно, Она присела на подоконник. Море, каменные глыбы разбросанные по пляжу, ярко зелёный луг у подножия маяка. Красиво. Она взглянула на солнце. Солнце прищурилось. Она весело засмеялась и побежала вниз по лестнице, шлепая босыми ногами по деревянным ступеням. Приятное эхо понесло по недрам маяка её мелодичный голос:

Сердится море и волны бросает ввысь,
Небо разгневанно бьёт проливным дождём,
Мальчик на палубе плачет «Зачем же вы
Топите мой кораблик Я не причём!
Я не причём. Я просто плыву туда,
Где живут в море солнышко и луна,
Где в небесах морская живет волна.
Там, на крою неба,
Там, на краю моря,
Там, на краю света, живёт Она!
Море утихло, море уняло шторм,
Небо не стало больше сверкать грозой,
Море и небо поняли кое-что
И заиграли яркою бирюзой.
Мальчик на палубе был несказанно рад,
Мальчик на палубе — он был счастливей всех!
Шёл он по морю к любимой, не знав помех
И накрою неба
И на краю моря
С берега мальчик услышал знакомый смех!

Она распахнула двери и выбежала на улицу. Босые ноги тонули в блестящей зелёной траве. Вслед ей зазвенел радостный лай преданного пса, сидевшего около крыльца и сразу же пустившегося за хозяйкой. Она обернулась и послала другу воздушный поцелуй. В её глазах отразились яркие краски окрестностей. Она пересекла поляну, сбежала по тропинке вниз и оказалась на другой стороне заводи, где над морем парили чайки, опускаясь к самой воде и снова взмывая в воздух. На берегу вдоль всего пляжа громоздились массивные камни, обточенные ветром и волнами. Она села под один из тех, что стоял в траве, пёс улёгся рядышком, внимательно следя за каждым Её движением. Она запустила руку в карман на боку платья, достала небольшую горсть и высыпала её на траву рядом с собой. Среди зелёных травинок замерцали голубовато-сиреневые шарики, они переливались заигрывая с солнечным светом. Она замерла, рассматривая свою коллекцию радужных светлячков. Её брови жалобно сдвинулись. Кое-чего не хватало. Она потеряла свою самую любимую мечту.

Он

Он шёл по улице, разрезая сумерки торопливым шагом. Мелкая морось, притворяясь туманом, стояла в воздухе. Он завернул за угол, спеша туда, где подают кофе и играет джаз. Сквозь вечернюю муть, на здании у арки пробивалась бледно-красная неоновая вывеска искомого заведения. Он проник в свое логово и занял столик в самом отдалённом углу зала. Официант принес ему «как обычно». Как обычно Он снял пальто и как ни странно стал закатывать рукава сорочки(Перед самым выходом пресловутая дверная ручка уцепилась в его манжет, отчего пуговица выстрелила куда-то в просторы комнаты и потерялась из вида. Искать и пришивать Нет времени. Переодеть любимую сорочку К чёрту! Закатать рукава и делу край!) Он глотнул терпкого кофе с коньяком и корицей. Тепло проникло в грудь и распространилось по всему телу, Он откинулся на спинку диванчика. Вскоре к нему присоединился друг.
— Здравствуй.
— Здравствуй.
— Снова
— Снова.
— Да уж.
— Да уж.
— Жаль.
— Да, жаль.
— Как ты
— Я-то Знаешь, Вова, будто режут без ножа. Надоело.
— Понимаю. Не грусти, найдёшь ещё.
— Да какой там! Ну их в баню!
— Всё, мой выход, я пошёл.
Он снова остался один. Спустя некоторое время его друг вышел на сцену. Первым было элегантное чёрное фортепиано в глубине сцены. Зародившаяся мелодия поднималась в воздух и плыла в сторону столиков с притихшими посетителями. Вступили ударные, задавая ритм и, почти сразу, зазвучала гитара. Звуки заплетались в узоры и завораживали своим букетом. Клавиши плясали, ускоряя мелодию. Мембраны барабана вторили им. Струны вливались в поток звуков изящными переборами и, достигнув пика, всё умолкло, впуская саксофон. Он плакал, вызывая трепет в душе каждого, кто сидел в зале. Некоторое время он рыдал соло, но, в один момент, после протяжного стона, от которого сжималось сердце, в композицию снова вмешались фортепиано и остальные. Через несколько минут всё было кончено. Вскоре к нему снова подсел саксофонист.
— Ну как
— Как обычно, здорово.
— Спасибо. Ну ладно, брат. Мне надо идти. До скорого.
— Пока, повидать был рад.
Он сидел еще какое-то время, размышляя о природе своего невезения. Оно, как красная нить, пропущенная сквозь всю его жизнь, легко просматривалась в любом воспоминании. От грустных мыслей ему сделалось тоскливо, он покинул заведение и пошёл прочь. Притихшие улицы расстилались перед ним мокрыми тротуарами. Светофоры стояли, уставившись в пустоту единственным жёлтым глазом. Редкие машины громко жужжали по сырому асфальту. Он блуждал по улицам, вспоминая и обдумывая свою жизнь. Фонари, точно падающие фишки домино, начали гаснуть один за другим пока вся улица окончательно не почернела. Он брёл, глядя в пустоту перед собой, и, внезапно, заметил как в небе перед ним появилось нечто. Таинственный светлячок падал прожигая тьму своим голубовато-сиреневым светом. Он остановился и наблюдал как нечто достигло земли, затем, не спеша, приблизился и присел рядом. Светлячок представлял собой некое подобие шарика размером с черешню. Он поднял загадочную вещь и приблизил её к лицу. Приятный свет мягко дотронулся до него и он увидел Её. Она шла вдоль берега моря по краю пляжа, где песок плавно переходил в бесконечной яркую траву. Позади Неё виднелись огромные валуны, беспорядочно усаженные в прибрежный склон. Она была прекрасна в своём голубом платье. Она смеялась и что-то весело рассказывала Ему, а Он просто шёл рядом, держа Её за руку, и молчал. Внезапно Он очнулся. Видение схлынуло и Он снова остался один на один с промозглой ночью. Впрочем, теперь с ним было нечто. Нечто, чего он не в силах был понять, но что погружало его в необъяснимый уют. Он положил светлячка в карман и пошёл домой.

Пуговка

Она сидела на самом верху маяка, где находился панорамный балкон. Чашка ароматного зелёного чая белела на столике рядом с Ней. Потоки пара над горячей жидкостью вздымались в воздух и, закручиваясь, танцевали с потоками ветра. Она наблюдала за качающимися волнами и плакала. Ей было жаль утерянной мечты, так же как альбатросу жаль тёплых дней, когда северный ветер выгоняет сладкий бриз и приносит весть о, подошедшем к концу, лете. Она любила эту мечту. Она любила смотреть на неё и чувствовать тепло внутри. Такое доброе и ласковое. Такое заботливое, душевное тепло. Она опустила взгляд с морской синевы на мраморную плиту, мозаикой устилавшую пол. В метре от Неё, на самом краю площадки, лежала маленькая красная пуговица с белым ободком и двумя дырочками в центре. Она подняла неожиданную находку и улыбнулась. Что это за пуговка и кто ее хозяин Таких нет ни у кого, кто бывает на этом маяке. Она взяла пуговку двумя пальчиками и, прикрыв глаз, заслонила пластмассовым кругляшком солнце, сияющее далеко на южной стороне бархатного неба. Отверстия в середине замерцали ярким светом.
— А может это моя мечта сбылась — шепнула Она.
— Может быть… — ответила пуговка.
Она засмеялась и зажала в ладошке свое неожиданное сокровище.

Мечты

Что же это такое Думал он, разглядывая загадочную находку. Вот уже несколько дней он смотрит одно и тоже видение, рождающееся где-то в глубине этого необычного шарика. Он совершенно не имеет веса, он не имеет чёткой формы и цвета, он всё время меняется, двигается, переливается. Он завораживает, приковывает взгляд и заставляет мозг воспроизводить один и тот же сюжет, волнуя разум и чувства.
Что это Повторил он про себя. Возможно я сошёл с ума, но я уверен, что это штука навсегда изменит мою жизнь. Он посмотрел в окно, где, под серой гущей неба, стоял озябший городской пейзаж.
— Я найду тебя. — сказал он, убирая мечту в карман.

Эпилог

Вряд ли кто-то сможет с уверенностью сказать что стало с Ним, через что Он прошёл и где оказался в конце своего пути. Никто этого не знает и никому этого знать не следует. Известно лишь то, что в один из солнечных дней, вернувшись с прогулки, Она увидела на своём столе ту самую, давно утраченную мечту. Что-то тянуло Её подняться наверх, туда где она любит пить чай, вглядываясь вдаль. Она выложила из кармана другие мечты, взяла маленькую красную пуговку и побежала по ступеням вверх, напевая звонким голосом знакомую песню о мальчике, достигшем заветных берегов.

Автор: В. Калинич
Группа автора: Калинич

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *