Писатель

Писатель - В юридический отдел обычно берут самых тупых, - пояснял мужчина в сером костюме другому мужчине, в синем костюме. Они стояли в специально отведенном для курения месте рядом с огромным

— В юридический отдел обычно берут самых тупых, — пояснял мужчина в сером костюме другому мужчине, в синем костюме. Они стояли в специально отведенном для курения месте рядом с огромным офисным зданием. Давил мороз, но они, скрючившись и дрожа, продолжали диалог.

— И не говори, самые невостребованные там. Ничего не делают. Бумажки перекладывают, да отписки пишут. Фактически — никакой пользы нашей компании. Еще и новенького недавно взяли, писателя, — голоса у обоих звенели от мороза. Минус сорок закаляли характер, именно это заставляло их находиться на улице, даже после того, как они покурили.

— Я слышал он раньше в женском журнале трогательные истории пописывал, отвечая на письма читательниц.

— Капец, конечно, а сейчас будет в юр.отделе на претензии отвечать

— И как его только взяли

— Как сахар есть, так два куска, как на хуй сесть, п..зда узка.

— Не понял, зачем ты это сказал. По-моему, вообще не подходить сюда эта алебастра!

— Аллегория мож

— Да, точно! Пойдём быстрее.

Два человека с бейджиками «Охрана», грея уши руками, трусцой бежали в отдел пропусков одной из крупнейших нефтяной компании страны.

* * *

В юридическом отделе все знали — Петра сюда работать устроила тётя из кадров. Ей надоело, что племянник в свои сорок постоянно занимал у неё деньги на съём жилья. Он говорил тете, что пишет книгу, когда её опубликуют — отдаст долги. Тётя, будучи женщиной активной в климаксе, сделала по-другому:

— Работай, пока долг мне не вернёшь!

— Я филолог, а не юрист!

— Так и я — не банк!

Первое задание Петра ужаснуло: написать ответ на претензию о просрочке дебиторской задолженности. Его компания должна была кредитору за поставку труб 2,3 миллиарда рублей. Каждый день капали проценты. Задачу поставили еще вчера подготовить обоснование отсрочки платежа на неделю.

Пётр долго думал, в интернете читал про трубы для нефтепроводов. Попросился в командировку на завод по производству труб. Ему отказали. Ночью ему приснился ответ, он тут же вскочил и начал писать на картонной коробке от «Чокопая».

Утром он вбил информацию в вордовский файл, красиво оформил на фирменном бланке и отдал в канцелярию. Не совсем понятно, как так получилось, но никто не читал это письмо, зато подписи руководителей всех шестнадцати департаментов и отделов стояли на письме. Генеральный подписал, не задумываясь.

Через несколько дней пришёл ответ на письмо:

«Генеральному директору компании «ТрансПрямНефрть». Ваше письмо тронуло лично меня и коллектив моего завода до глубины души. Мы поддержим Вашу инициативу по строительству центра лечения фантомных болей. Мы уменьшаем сумму долга на 4,5 % и даём отсрочку в один месяц.

P.S. Очень переживаю за судьбу Вашего брата Степана и одноногого дяди Потапа. Их подвигом гордится Родина и мы. Готов лично перечислить в фонд центра определенную сумму, нужны только реквизиты. С уважением, директора завода по поставкам, имярек».

В администрации компании никто не знал, кто такой брат генерального Степан и какой такой подвиг он совершил на пару с одноногим дядей Потапом. Более того, сам генеральный директор не был знаком со Степаном и Потапом. Он конечно, на всякий случай, уточнил у родителей про новых родственников. Те подтвердили: не было, не рождались, не крестились, не женились. Генеральный захотел сам собственнолично прочитать оригинал письма, которое он завизировал, но из-за бюрократии во входящих, копия куда-то затерялась, а у Петра было как-то неудобно спрашивать.

Учитывая, что одним письмом удалось выбить условия, которые месяцами не мог получить целый департамент снабжения — Петру объявили благодарность и премировали. Петр смущенно крякал и радостно заверял, что эта службушка не служба, как бы намекая, что служба будет впереди

И она не заставила себя долго ждать. Следующее задание Петр получил такое: максимально осторожно пояснить для администрации президента причины задержки строительства газопровода «Дальневосточный поток». Петр незамедлительно увлёкся темой. Под утро письмо было готово. Он распечатал на бланке и сдал в канцелярию.
То ли все были сонные, то ли это была уже привычка, но письмо опять никто не читал, зато шестнадцать подписей в столбик поставили все. Генеральный подмахнул не читая, думая, ну не могут же шестнадцать человек быть такими разпями, ладно он, но это же письмо президенту

Через три дня из администрации пришёл ответ:

«Уважаемый генеральный директор, Ваше письмо тронуло нас всех. Мы читали ваше письмо своим жёнам и детям, они не смогли сдержать слез. Хочется пожелать Вам сил и терпения в этом непростом деле. Передавайте привет вашей трёхногой лайке Найде. Строительство приемника для собак-инвалидов — смелый и очень мудрый шаг. Полагаем, что Президент, учитывая его любовь к животным, оценил этот поступок. Конечно, мы все понимаем, что это отнимает много времени. Мы посоветовались с Президентом, и он решил освободить Вас от занимаемой Вами должности. Исключительно для того, чтобы у Вас было больше времени на строительства приемника и прогулки с трёхногой Найдой. Удачи! С уважением, заместитель руководителя администрации такой-то»

Генеральный в этот же день написал заявление по собственному желанию и сразу же приобрёл себе лайку, которую назвал Найдой. Договорился с министром здравоохранения края, что тот подтвердит: лучшими сосудистыми хирургами клиники Смешалкина была проведена уникальная по своей сложности операция пришивания недостающей лапы животному. Ну, если вдруг какие-то проверки пойдут. ФСО там или еще кто-нибудь. Потом запил. Через неделю вызвал частного нарколога на дом, откапался и теперь на даче что-то строит для собак. Петр, говорят, сделал головокружительную карьеру.

Автор: Бессонов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *