Чёрный снег

Чёрный снег На месте нашего барака теперь расположилась шиномонтажка. Чтобы дойти до этого места мне пришлось обогнуть разросшийся гаражный кооператив. За 10 лет местность изменилась до

На месте нашего барака теперь расположилась шиномонтажка. Чтобы дойти до этого места мне пришлось обогнуть разросшийся гаражный кооператив. За 10 лет местность изменилась до неузнаваемости. Казалось, никаких флэшбэков я здесь уже не поймаю, но откуда-то раздался до боли знакомый гудок локомотива и возникло ощущение дежавю. Я вспомнил, что за нашим бараком был овраг и стал пробираться через бурьян в его сторону. По пути всплыла картинка из детства папа подарил на день рождения крутой снегокат. Странно, но я не помнил ни его, ни ощущений от езды только один кадр как вся местная детвора просила покататься, а папа никому не разрешал. Он хотел, чтобы я успел насладиться подарком. Теперь я понял, почему он чувствовал, что мне понадобится это воспоминание. Через два дня папа погибнет в огне.
Я обошёл шиномонтажку и у меня защемило в груди: со склона оврага открывалась до боли знакомая панорама: труба заводской котельной, переброшенная через овраг теплотрасса, железнодорожные пути, по которым заводской локомотив толкал вагоны. А слева, как и раньше, протянулся забор с колючей проволокой оказывается, там была колония, а я и не догадывался. Панорама была ужасной я покачал головой: боже, в каких условиях мы жили! Но в детстве мне было всё равно. В детстве у меня был отец. Когда рядом с тобой любящие люди тебе насрать на окружающую среду. Но однажды эта панорама въелась в моё подсознание. Когда папа погиб, я открыл глаза на окружающий мир он оказался ужасным. Снова раздался гудок локомотива. Я подошёл к краю оврага внизу валялись несколько обугленных брёвен от барака.
Ничего, кроме снегоката, до смерти папы я не помнил я был счастлив и радовался жизни, не придавая значения событиям. Я и лицо папы не помню только лишь образ. Зато помнил многое после его смерти. Пожар стал началом моих воспоминаний. Помню больницу, помню, что пугался маму она стала другим человеком, помню закрытый гроб. Я бы многое отдал хотя бы за то, чтобы отца хоронили в открытом гробу так бы я точно запомнил его лицо. Я оглянулся вокруг и заметил среди бурьяна бетонную площадку здесь когда-то был железный стол, за которым мужики играли в домино и карты. От стола остались лишь срезанные в основании ножки, зато две скамейки сохранились. Я присел на одну из них и снова уставился на панораму. На верхушке трубы виднелась надпись, сложенная из кирпичей 1979. Год рождения папы.
Эта заброшенная скамейка с видом на производственную зону стала моей секретной локацией, где я обдумывал свою жизнь. Всегда, когда наступали сложные периоды, я возвращался на это место. Вот и теперь, когда наступила зима, мне захотелось снова прийти. Дым, поступающий из трубы котельной закоптил всю округу снег стал чёрным от золы. Я поймал самый страшный флэшбэк своей жизни после пожара, когда сгорел отец, снег был тоже чёрным. По телу пробежали мурашки. Вдруг, краем глаза я заметил чёрное пятно совсем рядом со мной стояла огромная чёрная собака. Я прижался к скамейке, боясь шелохнуться. «Эй, Псина, это твоя локация И моя тоже, давай дружить, Псина». Пёс, кажется, не планировал нападать. Я достал из рюкзака бутерброд и кинул ему кусок колбасы так мы подружились с Псиной, и он даже позволил себя потрепать. Но на следующий день он не появился.
Свежий снег не оставил от копоти и следа. Я пришёл на локацию, чтобы пережить очередной удар судьбы: я целый год вынашивал признание в любви. Вчера я наконец-то набрался смелости и признался однокласснице, ожидая взаимности. Я конечно предполагал и отказ, но почему-то об этом не хотелось думать зачем обдумывать отказ Я обдумывал согласие размышлял о том, какие слова говорят влюблённые, планировал, что будем делать вместе, мечтал о взаимности. А она ответила «нет». И всё Год мечтаний псу под хвост. Эта унылая, беспросветная заводская панорама вновь стала иллюстрацией моей жизни. Со стороны гаражей до меня донеслись обрывки девичьих криков я решил посмотреть из засады, что происходит.
За гаражами устроили разборки шестеро девчонок. Пятеро окружили одну, чего-то от неё добиваясь. Я подкрался ближе, чтобы их разговор стал слышен: «Откажешься» кричала одна пацанка «Нет» мотала головой виновница. «Откажешься» «Нет» «Тогда мы так изуродуем твоё смазливое личико, что родная мамка не узнает» сказала другая «Мне всё равно». Одна из девчонок снимала всё на телефон. «Думаешь, мы такие дуры, что оставим синяки» и пацанка ударила её коленом в живот. От неожиданности я впал в оцепенение. Что же мне делать Выйти и разогнать их Но они такие злые что если они и меня побьют Мне всегда удавалось избегать драк, а тут толпа агрессивных самок. Было совершенно не понятно, как с ними себя вести. Я не решался выйти. Тем временем жертва с трудом поднялась на ноги и встала, прислонившись к гаражу, держась за живот. «Животик болит Это не страшно живот тебе больше не пригодится» и пацанка вновь заехала ей коленом. Что значили эти слова Она что, беременная Такое терпеть я уже не смог и выбежал.
Читай продолжение по ссылке: https://v.com/page-148376574_54416348
http://v.com/wall-148376574_160258

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *