Кто такая Ляся Троцкая (Мат, 18+)

Кто такая Ляся Троцкая (Мат, 18,) Ну , вообще - то, я не совсем Ляся и совсем не Троцкая. Просто когда встал вопрос о псевдониме, дабы скрыть свою истинную сущность, чтобы не шокировать любимых

Ну , вообще — то, я не совсем Ляся и совсем не Троцкая. Просто когда встал вопрос о псевдониме, дабы скрыть свою истинную сущность, чтобы не шокировать любимых читательниц своими умными, но сдобренными площадной руганью размышлизмами, я обратилась к мужу за помощью.
— Как думаешь, может мне Лелей Троицкой стать затаив дыхание, спросила я.
— Твои постоянные Ляськи масяськи, вводят меня в состояние гроги,- выдохнул благоверный.- Можно подумать, ты прям невъебись какая пейсательница.
— О точно, Ляся. Интересней же чем Леля, и вообще пиздато. Ляся Троицкая звучит же- не обратив внимания на последний выпад дорогого мне человека, явно считающего себя бессмертным, и вапще Дунканом мак Лаудом.
— Тогда уж Троцкая,- хохотнул любимый, поглядывая на меня лукаво, как дедушка Ленин на Крупскую.
— Чего это тупанула я.
— Пиздишь много,- совершенно серьезно сказал муж и начал бочком проталкиваться к межкомнатной двери, не сводя глаз с моей руки, нащупывающей, что потяжелее на комоде.
Вот так и родилась Ляся. А я родилась в далеком, нескажукаком году. Но определенно зимой я не скольжу, мешает сыпящийся из моей старой задницы песок. Папа ждал мальчика Ромку, нервно поглядывая в окно милицейской общаги и пугая своим взглядом колченогого мелкого почтальона, двигающегося мелкими перебежками и пригнувшись, дабы не быть замеченным хмурым начальником мед вытрезвителя, занявшим позицию у окна первого этажа блочной девятиэтажки.
— Куда, бля!- ревел папа, поймав несчастного за шкирку, прямо через окно,- куда ты, сцуко, дел телеграмму
— Дык, не было исчо,- блеял почтальон, ждавший моего рождения, даже больше чем все мои родственники.
Мама в это время ждала девочку, ну скажем, Нину ( не стану раскрывать свое инкогнито), проживая у своих родителей. Так было решено на семейном совете, и обсуждению не подлежало. Только роддом в любимом Подзалупинске, только хардкор. Час икс давно прошел, и все уже устали ждать, и даже несчастный почтальон уже сам приходил к папе, стучал в дверь, и давал себя потрепать за шкирку, когда мамуля появилась на пороге спальни деда и бабки, то есть своих родителей, и сказала — «Я обоссалась в комнате, и терпеть всю эту хуйню больше нет у меня никаких сил, и вапще, заводи отец мопед, поедем Нинку рожать».
Про мопед была ни фига не шутка. Дед держал его под парами заправленным и нервно пердящим выхлопными газами. Мама оседлала адское средство предвижений, дед рванул педаль, и мопед резко сорвался с места, унося в волшебную даль беременную мамулю, и Федора Акимыча.
— Вот, дочу в роддом везу,- орал вышеозначенный Акимыч, останавливая мотопедище, дабы попиздеть с каждым встречным поперечным. Мама тыкала его в спину, достанной из пакета ручкой, иначе был риск родить прямо в потрескавшееся сиденье, навсегда обречь новорожденную на безрадостное байкерское сосуществование с уебищным дедовым мопедом.
-Прибыли,- наконец проорал дед. Мопед, громко бзднув выхлопными газами, так, что с веток близлежащего дерева посыпались контуженные воробьи, промчался по инерции еще несколько метров и замер у самого входа в обшарпанный, больше похожий на барак Аушвица, роддом.
— Мог бы и пораньше приехать, старый ты хрыч,- проорала акушерка с прекрасным погонялом Зюльма, а по совместительству соседка Федора Акимыча.- Катька Пузырева сутки мучалась, разродиться не могла, а как пердеж твой услышала, так сразу, как из пулемета высрала.
— Это все конечно бьютифал, и вообще, я охуеть как рада,- простонала мама, прижимающая к себе дефицитный пакет, с боем выцыганеный у матери . Ну да, тогда пакеты берегли, и коллекционировали, и вообще их стирали и им поклонялись,- но у меня пузо крутит, и вообще, я сейчас рожу, прям вот сию же минуту. И слава богу не в мопед, а в говняную пыль, клубящуюся у меня под ногами.
— Клизму бы сделать,- задумчиво протянула Зюльма, но наткнувшись на взгляд прекрасных маминых глаз передумала.
Я родилась спустя десять минут, после разговора на больничном крыльце. Все это время, дед нарезал круги вокруг барака на мопеде, распугивая ужратых в сопли, счастливых отцов и прочую нечисть, тьфу то есть родню.
— Девка,- крикнула в окно Зюльма. Дед вытер кулаком скупую мужскую слезу, и сорвался с места, как подстреленный. Внучку надо было обмыть, да и вообще, что — то давно он не посещал дурку, где его знали все и очень любили. Дед был запойным. И очень любил разговаривать с Рамоной. Но об этом в другой раз.
Папа так и сидел у окна, уже ни на что не надеясь. Бедные медвытрезвительские алкаши уже и забыли, как выглядит начальник богоугодного заведения. Папа схуднул,сбледнул, и порос многодневной щетиной, став похожим на кабана бородавочника в период линьки. На появление почтальона он отреагировал вяло.
— Вам телеграма,- пожевав губу, протянул ему лист бумаги, плюгавый мужичок.
— Кто там Только не говори, что Ромка, потому что я передумал. И вообще, лучше с палкой по кустам, чем с котомкой по тюрьмам,- рыкнул папуля, доведя несчастного терпилу до обморочного состояния.
— Ыуы,- хрюкнул почтальон, молясь всем своим колченогим богам.
— Девка. Нинка!- заорал папа, выскочив из окна, и поймав пытающегося съебаться почтальонишку,- Дочка у меня родилась!
Почтальон подлетел к облакам, пару раз успев переобуться в воздухе, получил презент бутылку чинзано, подаренную папуле родственником какого — то алконавта, и стартанул с места, в душе радуясь, что больше не будет бояться ходить мимо ментовской общаги.
Вот так и появилась на свет девочка Нина. Которую из роддома забрали на дедовом мопеде, потому что папин «Запор» благополучно скончался на подъезде к городку, в роддоме которого, выводя басовитые рулады орал, как заполошный, младенец женского пола.
https://vk.com/id534131743 Троцкая
http://v.com/wall-148376574_160610

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *