Есть чо новое

Есть чо новое Стеклянные двери мягко разошлись в стороны, пропуская Вику в книжный магазин. Магазин был огромным. Целых, мать его, четыре этажа, заставленных разнообразными книгами. Были тут и

Стеклянные двери мягко разошлись в стороны, пропуская Вику в книжный магазин. Магазин был огромным. Целых, мать его, четыре этажа, заставленных разнообразными книгами. Были тут и многотомные энциклопедии, содержащие знания о миллионах живых существ и тайнах космоса. Тысячи одинаковых книжонок от одинаковых бизнес-тренеров в белых рубашках, чьи рожи скалились с обложек и лопались от жира. Книги по теории эволюции, дизайну интерьера, философии и магии здесь было все. Не зря магазин считался крупнейшим в городе. Но Вике было нужно другое. Душа истосковалась по сказкам, захватывающим приключениям и битвам Добра со Злом.
Вика кивнула худому, как тростинка, пареньку в белой рубашке, который лениво следил за другими покупателями, стоя возле стеллажа, заполненного кулинарными книгами. Паренек улыбнулся в ответ и, подойдя ближе, пригладил торчащие в разные стороны волосы, после чего стукнул маленьким кулачком по кулаку девушки.
— Привет, Сашка, — зевнула Вика. Есть чо новое
— Привет, — вздохнул тот и почему-то обвел полубезумным взглядом первый этаж магазина. Тебе как обычно
— Ну да. Фэнтези какое-нибудь. Желательно нешаблонное и интересное.
— Туган с этим, Виктория, — грустно буркнул Сашка, поправляя тоненький галстук. Последнее время новенькое и интересное такое же редкое, как энты в Мордоре. Ладно. Пойдем, поищем. Вроде два дня назад завоз был.
— Пойдем, — кивнула девушка и понизила голос до шепота, когда увидела внушительную женскую толпу, которая громко повизгивала и шевелилась. Что тут происходит Звезда какая-нибудь приехала опять
— А ты не знаешь удивился Сашка, бросая в сторону толпы взгляд, полный неприязни. Киса Хуеписа решила автографы раздать и с фанатами пообщаться.
— Киса Хуеписа недоверчиво переспросила Вика. Она прищурилась и кивнула, когда углядела сидящую за столом побитую молью толстуху с бледно-розовыми волосами и огромными, в половину лица, роговыми очками старого образца. А, вижу. Нифига не изменилась.
— Не скажи. Раньше худой была, — хмыкнул Сашка, ведя девушку к лестнице. Осторожно, тут ступенька.
— И читает же её кто-то, — фыркнула Вика. Она задержалась на минуту, стоя на площадке между этажами и изучая большой рекламный стенд с новой книгой великой писательницы. Новый шедевр от Кисы Хуеписы. «Анжела Поролонова и выблядки судьбы». Опять про любовь
— А сама как думаешь ехидно спросил паренек и почесал голову. Говорят, что по книге кино снимать будут. Предварительное соглашение уже подписали. Не зря Киса с такой рожей довольной сидит. Лёвка сказал, что от нее перегаром так и прет.
— Мир пизданулся, — мрачно буркнула девушка и подтолкнула Сашку. Пошли. У меня времени мало и обед скоро закончится.
— Ага. Пошли. Осторожно, пол скользкий.
Вика и Сашка поднялись на второй этаж, и подошли к длинному стеллажу, возле которого кучками толпились другие покупатели, выбирая себе новое чтиво. Девушка тоскливо обвела расстроенным взглядом пять отдельных полок, отданных для серии еще одного известного мэтра. Им был вечно толстый и пафосный бабник Серж Чесночко, который на протяжении двадцати лет строчил одну за одной книги про приключения Гоши Сивояева простого студента, попавшего в прошлое. Но Сашка уверенно вел Вику к дальнему концу стеллажа, возле которого практически никого не было, за исключением рыжего доходяги в очках, сидящего в мягком кресле и целиком погруженного в толстую книгу.
— Так. Новенькое, — пробормотал Сашка, пробегая тонкими пальцами по корешкам книг. Найденный после смерти роман Брэдбери читала
— Ага, — кивнула Вика. Хрень редкостная. Кто-то решил на имени мэтра бабок поднять.
— И неплохо поднял, знаешь ли. Книжка уже два месяца в списке бестселлеров. «Ведьмак»
— Сань, прекращай. Это я уже давно прочитала, — поморщилась девушка. Как и «Властелин колец» и все классическое фэнтези. Мне бы новенькое что-нибудь.
— Ладно. Вот есть три новых книжки Кисы Хуеписы
— Я тебя сейчас Стругацкими по башке тресну! прошипела Вика и тут же рассмеялась, когда Сашка побледнел и прислонился к стене. Эту херню мне не предлагай. Женское фэнтези не для меня. Да и нет разницы, кто его написал, все похоже друг на друга, как две капли мочи. Анжела Поролонова влюбляется в оборотня. Виталина Шлепозадова совращает вампира. Знаешь, Санька. Мне печально читать истории, где брутального упыря превращают в сопливую пизду, которая начинает ныть и вопрошать себя «А зверь ли я, ежели человека кровь пью». Бредятина. Вот Дракула был огонь. И «Интервью с вампиром». А Киса и прочие пишут хуету.
— Ладно. Может, мистика сгодится спросил Сашка, но Вика проигнорировала вопрос, потому что настороженно смотрела в сторону Сашкиного коллеги, который с полоумным видом стоял в стороне и чуть слюни не пускал. Кажется, его звали Марк, но Вика почему-то была не уверена в этом. Возможно потому, что все продавцы, работающие в книжном, были похожи друг на друга, как романы Кисы Хуеписы.
— Чего это с ним тихо спросила она, снимая с полки книгу с громким названием. «Блогер в каменном веке».
— А, не обращай внимания, — отмахнулся паренек. Ты же знаешь, что мы обязаны читать новинки топовых авторов Вот Марку не повезло. Тянули жребий и ему достались две книги Эжена Лэнса.
— О, бля — сочувствующе протянула Вика. Опять философский бред
— Как видишь, — вздохнул Сашка. Третий день отойти не может, все смысл книг найти пытается. Вроде ничего особенного. Обычная философская притча. Диалог двух людей и все такое. Но Лэнс так все закрутил, что сам умом тронулся и сейчас в Швейцарию поехал мозги латать, а книга сразу в топ вылезла. Критики дружно его дилогию назвали шедевром, наполненным скрытым смыслом.
— А то, что смысл этот говном воняет, никого не насторожило усмехнулась девушка. Бедный Марк.
— Отойдет. И хуже были случаи.
— Ты про Сёму
— Ага. Семнадцать книг про сталкеров за неделю кого хочешь в могилу сведут, но Сёмка вроде выкарабкался. Правда попросил перевод в отдел детской литературы на время. Так. Слушай, может классику, а
— Не. Классика у меня и так вся есть, — покачала головой Вика и взяла с полки толстую книжку в яркой обложке, с которой скалился брутальный мужик в шерстяных трусах и с огромным мечом. У его ног в томной позе лежала голая женщина, а название так и сочилось пафосом. «Сок сладострастия». Читал
— Ага. Тебе не понравится, — покраснел Сашка. Видишь тут «восемнадцать плюс» стоит Я бы все «сорок плюс» дал. И обложка не в тему. Там кровищи много, расчлененка, ругань и порево. Но народу нравится.
— А, блин. Это же Дайана Чеконьерри. Наслышана, но не читала.
— И не надо, — Сашка забрал у девушки книгу и положил обратно. Так. Вот еще есть новое. Но это самиздат.
— Знаешь, порой в самиздате самое нормальное, — хмыкнула Вика, беря в руки книгу. На черной обложке не было названия. Только автор и силуэт белого ворона. Чак Штольц. Блядь, кто им псевдонимы придумывает!
— Сами. Это же сетевые графоманы, — улыбнулся Сашка. Но эта книжка неплоха. Мистика и чуток детектива. Возьми, думаю, заценишь. У нас в магазине только десять экземпляров есть. Все, что автор привез.
— Он сам привез
— Ну да. Обычно мы такие книги сразу в утиль и на дальние полки, но тут Изольда решила сама прочесть и велела на видное место поставить, — Вика взглянула на книгу с большим интересом.
— Ну раз сама Изольда поставила, то ладно. Возьму. А чего вы её на круглый стол тогда не выставите
— Нельзя. Издательства круглый стол для своих книг покупают, — пожал плечами Сашка. Вот и получается, что на круглом столе у входа только Киса Хуеписа, Лэнс и Чесночко валяются, а самиздат и прочая мелочь тут.
— Мир пизданулся, — повторила девушка. Вдвойне пизданулся. Ладно, Саш, мне пора уже. Обед скоро закончится, а мне еще бежать до работы. Если среди этого говна еще что-нибудь найдешь, звони. Только никаких Хуепис и бабского фэнтези. Усек!
— Так точно, Вик. Пойдем я тебя до кассы провожу. Там очередь из-за приезда Кисы.
*****
Вечером, после работы, Вика, как обычно, забежала в магазин, чтобы купить себе чай, килограмм овсяного печенья и корма для Якова и Жомопиля, двух британских ленивых котов, доставшихся ей от бывшего парня. Несмотря на загруженный день, девушка улыбалась. Завтра выходной, на улице метель, а впереди вечер с новой книгой и горячий чай с печеньками. Яков, как обычно, уляжется ей на колени, а Жомопиль усядется сверху, на спинке кресла и будет лениво махать хвостом. Как тут не улыбаться-то
Очнулась Вика только в четыре утра, держа в руках прочитанную книгу с белым вороном на обложке. Она ласково почесала Якова за ушком, убрала пустую чашку из-под чая на столик и взяла в руки телефон, после чего написала короткое сообщение Сашке, чтобы тот еще полазил на полке самиздата и, чуть подумав, зашла на страницу Чака Штольца в социальной сети.
С аватарки на нее смотрел лукавый паренек в простой футболке, за его спиной виднелись деревья и кусочек голубого неба. В профиле не было одинаковых фотографий с книжных ярмарок, толп читателей, а список подписчиков Чака состоял из тридцати двух человек. Вика вздохнула и, нажав подписаться, тут же отправила благодарственное сообщение автору, после чего откинулась в кресле и прикрыла глаза.
Спать не хотелось. Хотелось в тот мир, который придумал никому не известный графоман в простой футболке. Мир, в котором философия была философией и не закручивала читательские мозги в тугой мертвый узел. Мир, в котором не было тупых баб, как Анжела Поролонова, которые трахались и выносили мозги бездушным вампирам и оборотням. Мир, в котором была частица сказки и частица души автора, который не гнался за деньгами. Он просто писал так, как ему хотелось.
Гектор Шульц
http://v.com/wall-148376574_161721

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *