А Золушка не поехала тогда на бал

А Золушка не поехала тогда на бал Сначала она, пока не стемнело, посадила розы красные и белые. При свете тлеющей лучины разделила крупы. И было их там намешано на самом деле сортов семь или

Сначала она, пока не стемнело, посадила розы красные и белые. При свете тлеющей лучины разделила крупы. И было их там намешано на самом деле сортов семь или восемь она не считала: от усталости слипались глаза. Выбелила кухню старая печка нещадно чадила, черный дым нередко просачивался сквозь щели и оседал под потолком, окрашивая стену сначала в грязно-серый, а потом и в черный цвет.
Поясницу нещадно ломило и крутило, но она, наклонившись низко-низко — как маменька учила натирала полы и скребла углы. Потом собрала негнущееся высохшее белье с веревок. Оставалось только прочистить старую печку, но глаза закрывались, и сил не было даже на то, чтобы прогнать обнаглевшую крысу, крадущуюся вдоль стенки к кухонному столу.
Там, на столе, Золушка оставила большую рыжую сладкую тыкву, которую собиралась парить в большом горшке, но теперь сил не осталось, и она решилась закрыть глаза. Вреда в этом не было: мачеха с сестрами вернутся только под утро. Девицы будут раскрасневшиеся от танцев, а мачеха крепко пахнуть винцом и мужскими сигарами.
В голове разливалось мерное жужжание и стрекот. Золушка полусидела на полу, облокотившись на большой сундук, голова ее запрокинулась, рот приоткрылся. Ей снилась красивая ласковая женщина мама. Она обнимала ее и весело смеялась. Мама познакомила Золушку со своей сестрой, о которой никогда не говорила при жизни.
— Это твоя тетя и крестная, — мама улыбалась, а Золушка недоверчиво трогала красивое платье, по странному совпадению в точности такое, в котором вечером во дворец уехала ее старшая сестра.
И легкая косолапость, преследующая ее с детства, здесь совсем исчезла, и ножки были красивые и стройные если бы она умела танцевать, она кружилась бы в вальсе не переставая, и все любовались бы ей.
— Твоя тетя приготовила тебе подарок, ей очень жаль, что она не могла прийти раньше, — мама совсем не удивлялась нарядному платью, словно привыкла всегда видеть свою дочь такой чистой и красивой.
Мамина сестра прятала что-то за спиной, и Золушке вдруг очень захотелось, чтоб это были нарядные туфельки — ведь к красивому платью босые ноги, даже самые ровные и стройные, совсем не подойдут. И тетя вынула из-за спины сверкающие туфли, переливающиеся искрами, и плавно повела рукой в сторону такой же сверкающей кареты.
«Прямо под туфельки!» — с восторгом подумала во сне Золушка, сидевшая на полу недавно выскобленной кухни. Она счастливо улыбнулась во сне, глубже вдыхая угарный газ, ползущий от старенькой не вычищенной печки.
После двенадцати с бала вернулись мачеха и сестры. У мачехи разболелась голова. Принц не обращал внимания ни на кого, кроме своей новой пассии, приехавшей в гости к «другу детства», большинство перспективных кавалеров было разобрано — так что маман собрала дочерей, сказала на прощание всем «оревуар» и велела отцу везти их домой.
Золушка так и сидела возле большого сундука, подогнув одну ногу в башмаке под себя, а вторую, босую, вытянув вперед. Рядом с ней на полу лежала большая серая крыса. А на столе стояла рыжая осенняя тыква, которую Золушка собиралась парить в печке к приезду семьи.
— Вот так вот — растерянно произнесла мачеха, а отец снял шапку и молча вышел в сени.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *