Капитан Байер, «Одиночка» готов к высадке исследователей. Прикажете выпускать

Капитан Байер, Одиночка готов к высадке исследователей. Прикажете выпускать Выпускайте, лейтенант. Капитан исследовательского судна Адам Байер даже не повернулся к подчиненному. Его взгляд был

Выпускайте, лейтенант.
Капитан исследовательского судна Адам Байер даже не повернулся к подчиненному. Его взгляд был прикован к лобовому стеклу, за которым открывался панорамный вид на обледенелую планету.
«Чертов Совет, это же надо Отравить охотника за пиратами в такую глушь. Им, видите ли, нужно что-то проверить в дальнем секторе и других опытных пилотов у них сейчас нет. Да с этим говном даже вчерашний курсант справился бы. — он сжал подлокотники, и те хрустнули под хваткой, усиленной продвинутым экзоскелетом. — Еще и моего «Инквизитора» забрали. Всучили стайку яйцеголовых, кучку криворуких технарей и сплавили куда подальше.»
Байер собрался было сплюнуть, но передумал. Он знал, что каждое его слово и действие скрупулезно фиксировались системой наблюдения и, в добавок, десятком человек из навязанного персонала.
«То ли дело раньше… Хотя после того случая, когда под удар попали контрабандисты генерала Кейси, меня не скоро выпустят в боевой вылет. Тысяча парсек совету в задницы! — он глубоко вдохнул, затем медленно, на десять счетов, выдохнул,. — К черту. Надо тоже выйти. Не дело, чтобы эти ребятки творили что им вздумается.»
Адам пробежался пальцами по панели управления, выводя на голоэкран вызов первого помощника.
Слушаю вас, капитан.
Стенли, займи пока мое место в рубке. Мне что-то неспокойно, пойду-ка я с ними выйду.
Есть! — раздался голос заместителя.
Тот прибыл через пару минут. Адам коротко кивнул, и, приказав ждать новых указаний, отправился на нижнюю палубу.
Там царила суматоха. Непривычные к четким и слаженным действиям ученые безостановочно шныряли туда-сюда, загружая на мобили свою аппаратуру. Время от времени то с одной, то с другой стороны раздавались голоса их руководителей, что-то требующих у команды корабля.
Стараясь не морщиться, Адам проходил мимо людей. Его целью был один конкретный индивид, известный как Сильф Хаммонд, доцент какой-то там кафедры столичной Академии. Тот стоял, наблюдая за всеми, пока его экзоскелет заряжался от стационарных аккумуляторов.
Оу, капитан почтил нас своим визитом. Рад вас видеть, мистер Байер.
Хаммонд, уберите этот тон, пожалуйста. Я не один из ваших подчиненных и, уж тем более, не ваш студент. Я буду сопровождать вас на случай непредвиденных обстоятельств.
Мистер Байер, я думаю это ни к чему. Мы же в Ореоне, тут не водится тварей как на Сайфелии. К тому же, сегодня мы планируем просто осмотреть окрестности на наличие каких-либо артефактов возможной цивилизации.
У меня приказ от совета сопровождать вас в вашей миссии, и я буду его выполнять. Это не обсуждается, — Хаммонд скривился, но тут же взял себя в руки и снова натянул ироничную улыбку. — Долго еще
Почти готовы. Мои помощники загружают во второй мобиль сканеры для просветки местных льдов, и мы готовы выступать. Вы куда-то торопитесь, кэп
Ясно. Жду в кабине, — обрубил разговор Байер, сдерживаясь от высказываний по поводу фамильярности прикомандированных штатских.
Забравшись на привычное место по правую руку от водителя, Байер занялся отладкой усилителей руки и отвлекся только услышав мерный рокот мотора.
Экспедиция выбралась из брюха космолета на необъятный простор планеты. Два мобиля, под завязку загруженные людьми и исследовательской техникой, понеслись вперед.
Лёд…
На этой планете им, казалось, было покрыто всё. Байер со скучающим видом изучал проносящиеся ледники, сравнимые по размерам с горами. Впереди, на сколько хватало взгляда, раскинулся снежно-льдистый каньон.
Ни деревца, ни одного живого существа. Ничего, кроме застывшей воды.
Позади послышался шорох какой-то возни, и через несколько секунд зазвучал голос Хаммонда:
Экспедиция на льдистую планету под кодовым названием Айсард, запись вторая. Тридцатое апреля, четыреста семнадцатый год от освоения космоса. Два мобиля с выделенной аппаратурой выдвинулись из базовой точки. Координаты прилагаются…
Капитан задремал.
Разбудила его вибрация в наручах экзоскелета. Адам привычной манипуляцией отключил сигнал будильника, осмотрелся, и, не найдя ничего нового, нахмурился. Лед, скучающий водитель, несколько подчиненных Хаммонда вместе с ним самим, пристально смотрящие в однообразный пейзаж.
Хаммонд.
М
Нужно разворачиваться.
Давайте хотя бы доедем то того поворота и попробуем считать льды! В конце концов мы сюда просто так, что ли, тащились
Байер ненадолго задумался, и, пожевав нижнюю губу, принял решение.
Ладно, Хаммонд, — и, повернувшись к водителю, рявкнул,- слышал Так езжай за этот чёртов угол, что тащишься.
Е-есть, сэр!- проблеял тот, резко побледнев.
Адам отвел взгляд от парня и сконцентрировался на какой-то щербинке лобового стекла.
«Пора мне остепениться как-то, успокоиться. А то поубиваю этих полудурков, честное слово»
Мобиль добрался до поворота и тут же сбросил скорость до минимальной.
Здесь каньон резко расширялся, образуя некую площадь, с которой вело несколько путей. Казалось бы, нужно решать, в какую сторону двинуться дальше, но кое-что привлекло всеобщее внимание.
На отвесной поверхности одного из ледяных уступов чернело неизвестной конструкции транспортное судно, размером с небольшой крейсер.
Невероятно…- прошептал кто-то, но оказался заглушен Хаммондом.
Это что же его так развалило-то, а- пораженно вскрикнул доцент.
Адам, не отрываясь, вглядывался в корабль. Бытность охотником за головами научила Адама так или иначе разбираться в любой технике. Судя по видимому оборудованию и строению корпуса, это транспортник, предназначенный для движения по акватории. В Альянсе таких не выпускают уже около двух сотен лет.
Пока взгляд метался по непонятному объекту, мозг отмечал детали:
«… Примерно на двух третях спереди назад по обшивке идет ровный срез. Оставшаяся треть удалена этак метров на двадцать в сторону и вниз. Лед однородный, значит на момент заморозки судно находилось в толще воды, то есть тонуло… Непонятно, однако, что заставило такое количество жидкости заледенеть практически мгновенно.»
Водитель дернул рычаг ручного тормоза и лихо остановил мобиль боком к объекту. Из салона начали выбираться исследователи, споро отстраивающие терморегуляцию на скудный максимум стандартного костюма.
Адам ласково провел рукой по управляющему наручу своего костюма. Его экзоскелет имел несколько уникальных модификаций, увеличивающих объем аккумуляторов, кратность усиления импульсного движения и много чего еще. Одним из последних улучшений была автоматическая терморегулировка, чем Адам втайне очень гордился.
Капитан встал чуть поодаль, молча наблюдая за тем, как подъехала вторая часть исследователей, как они, перешучиваясь, установили свои массивные навороты для изучения толщ льдов.
«Долго и неорганизованно. Навязали толпу мальчишек, не имеющих представления о субординации и дисциплине. Даже чертовы пираты лучше.»- недовольство плотно обжилось в сознании Байера.
Тем временем, Хаммонд собрал вокруг себя нескольких подчиненных и что-то с ними обсуждал. Иногда среди тех случались приступы особо эмоционального поведения, и тогда Хаммонд поворачивался к кричащему и что-то тихо выговаривал. Подчиненный тут же замолкал, начинал мелко кивать и пытался скрыться за спиной более сдержанного товарища.
Через несколько минут от начала разговора, вся компания дружно подошла к Адаму, усиленно делавшему вид, что ему интересен исключительно обнаруженный объект.
Капитан Байер, по поводу этого, с позволения сказать, корабля. Нужно его изучить.
Изучайте, вон сколько железа притащили.
Для этого необходимо подняться на него. Пока можно сказать лишь то, что в округе ничего подобного больше нет. А еще, что внутри объекта множество различных артефактов той цивилизации…
А еще то, что он располовинен хрен пойми каким образом и одной стороной вморожен в отвесную стену льда. Нет предположений, а Как так, а, доцент
Лицо Хаммонда напряглось и покраснело.
Капитан, решение не обсуждается. В этом цель миссии. Подниматься буду я, и, если желаете, можете меня сопровождать.
Вот как Хорошо, когда подъем и в какую часть
Минут через пять-семь, в заднюю. Она более доступна.
Байер медленным шагом отправился к кормовой части вмерзшего корабля. Вскоре к нему присоединился Хаммонд, и они, выпустив в металл объекта веревки со специальными креплениями, поднялись по ним вверх.
Проскальзывая пальцами по обледенелому металлу, они забрались на палубу и отстегнули тросы.
Справа, в кормовой пристройке, зиял дверной проем, ведущий во внутренние помещения, и они направились к нему. Двигаясь по палубе, они внимательно осматривались по сторонам. Под ногами хрустела наледь и тонкий налет снега. Перед глазами проплывали огромные металлические контейнеры, в каждом из которых мог бы поместиться небольшой планетарный истребитель.
Через минуту дверной проем уже был перед ними.
Кто первый — напряженно проговорил из-за спины Адама Хаммонд.
Я пойду, держись сзади. В случае чего беги на палубу.
Хорошо.
И они, не задерживаясь ни на мгновение, отправились в неизвестность.
Адам шел вглубь корабля, стараясь уловить каждую мелочь. Дверь в проёме, в который они вошли, оказалась вырвана какой-то невероятной силой. От мест, где когда-то располагались ее петли, торчали порванные в лоскуты листы металла, направленные вглубь. На полу тускло сверкал припорошенный снегом лёд.
Впереди не было ни одного источника света, поэтому Байер достал фонарь. То же самое проделал и Хаммонд. Они шли дальше, освещая коридор вдвоем.
Они прошли мимо нескольких ответвлений от основного коридора. Каждое повторяло уже виденную ранее картину: дверные проемы со следами вырванных дверей, слой льда по полу, голые стены и тьма в глубине.
Где-то через пять минут Сильф и Адам вышли из коридора в широкое помещение и остановились, осматриваясь. Попросив доцента подождать немного, капитан прошел вдоль стен, стараясь выяснить обстоятельства происходившего.
По углам изо льда торчали обломки какой-то мебели, нашлось несколько дверных проемов уже привычного вида. Но кое-что все же выбивалось из общего ряда.
Одна из дверей была открыта кем-то изнутри.
Вместо провала с рваными краями перед людьми оказался когда-то достаточно крепко закрытый проём. Ныне перед ними предстала толста распахнутая дверь.
«… И, судя по тому, что открыть ее могли только изнутри, это был кто-то из выживших,»- сделал вывод Адам.
-Туда- спросил он у Хаммонда, и тот кивнул, соглашаясь.
Адам двинулся вперед, но почти сразу остановился, так как справа показалась лестница, ведущая вниз.
-Давай заглянем туда,- услышал он голос Сильфа и не стал перечить.
Это была вотчина доцента, и его миссия. Они здесь для того, чтобы узнать хоть что-то об этой планете и, если им повезет, Альянс получит новую, поистине невероятную информацию и тогда, его, возможно…
— Прости, Байер, ничего личного, — буднично проговорил позади Хаммонд, и Адам полетел вниз по лестнице.
Прокатившись по ступеням несколько метров, Адам смог зацепиться за поручень.
Тело саднило и отказывалось слушаться. Он, подставив руку, приподнялся, чтобы увидеть, как Сильф, стоя в проеме перед ступенями, что-то бросил вперед. Лестница, прямо над опорой взорвалась. Её полотно прогнулось под собственным весом, и часть, та что со стороны капитана, сильно ушла вниз.
Знаешь, мне, в общем-то, плевать на тебя, но дядя обещал мне место в совете, если я смогу тебя устранить. Как видишь, лестницы больше нет, а веревки мы оставили на палубе, — Хаммонд говорил будничным голосом, наблюдая за тем, как Адам в самом низу лестницы пытается встать.
Ну… ну ты и сука, Сильф,- прохрипел Байер.
Короче, извини. А я пойду, да, — доцент картинно развернулся и исчез из виду, скрывшись в коридорах.
Адам, наконец, встал. Подняв дрожащей рукой фонарик, он попытался понять, где оказался.
Лестница наверх была непригодна, оставалось искать иной выход. От лестницы вел только один путь, и Адам пошел по нему.
Через полсотни шагов капитан оказался в просторной комнате. Вдоль стен рядами стояли капсулы. Адам медленно шагал, всматриваясь в каждую. Часть оказалась открыта, но почти везде он видел останки людей.
Судя по всему,эти капсулы по какой-то причине не были оснащены возможностью раскрытия изнутри. Люди, проснувшиеся от криосна, умирали в тщетных попытках выбраться.
Адам дошел до конца комнаты.
Оттуда вела еще одна лестница наверх, и именно рядом с ней оказалась капсула, под которой изредка загорался едва заметный красный огонек. Адам рванулся вперед. За стеклом оказалась девушка. Лицо ее не тронула та всемогущая сила, что обезображивает мертвецов.
Он направил луч фонарика вниз, к красной лампочке и заметил небольшой экранчик. Буквы на нем были неизвестны, но рядом с ними был небольшой знак, понятный каждому.
Энергия капсулы была на исходе.
Адам замер на секунду, решаясь, и отодвинул приборную панель. Быстрым движением он сорвал с костюма запасной аккумулятор и пересоединил провода. Лампочка, погасшая было, загорелась ровным красным светом.
Байер разогнулся. Если бы за стеклом можно было бы вытереть лицо, он бы убрал пот, солеными каплями начавший стекать на глаза.
Наруч завибрировал. Капитан проверил системное сообщение и грязно выругался.
» Энергия на исходе. Переход на экономный режим. Расчетное время действия до окончания энергии три минуты. Рекоменду…»
Он не стал дочитывать и рванул бегом по лестнице.
Нужно на палубу,- бормотал он на бегу.
Лестница вывела его в тот же коридор, в котором скрылся Сильф. Байер ускорился, пытаясь не споткнуться и не поскользнуться.
«Быстрее!»
Прежде, чем перед ним замаячил свет, прошло почти две минуты.
Он выбежал на палубу, пронесся мимо грузов и затормозил там, где они поднимались. Веревок не было.
Я убью тебя, Сильф!!!- заорал он, не увидев мобилей рядом с судном.
Но шанс еще оставался.
Поднеся руку с управляющим наручем к лицу, Адам стал набирать одному ему известную комбинацию команд. С ее помощью экзоскелету подавалась команда выслать сигналы о помощи на систему корабля и лично первому помощнику, Стенли .
Оставалось ждать.
Густым сиропом потянулись секунды.
Одна, две, три… Десять, тридцать.
Наруч завибрировал и вывел новое сообщение:
«Энергия на исходе. Рекомендуем отключить или свести к минимуму энергозатратные функции. Расчетное время работы двадцать секунд.»
Адам вывел список функций. Дыхание в измененной атмосфере, теплогенерация, маяк. Не тратя время Байер выбрал теплообеспечение, снизил уровень до шестнадцати градусов и продолжил ожидание.
Еще через минуту теплообеспечение пришлось окончательно выключить.
Он сел, привалившись спиной к металлической стенке контейнера и прикрыл глаза. Адам чувствовал, как дыхание перестает быть ровным.
Пальцы на руках — как резиновые.
«Похоже, слишком холодно,»- мысленно усмехнулся он.
Трясущимися руками Байер нарисовал на снегу рядом с собой стрелку, указывающую в сторону трюма.
«Может быть, они успеют спасти её,»- подумал он, и закрыл глаза.
Еще через минуту дрожь кончилась, мысли перестали быть связными.
Сознание ускользало от него, но капитан изо всех сил пытался не упасть в забытье.
…Раздался лязг, топот, и через несколько секунд по костюму резко разлилось тепло.
Эй, кэп, ты что это, помирать вздумал- прозвучал веселый голос первого помощника, — я тут тебе новый аккум подключил. Очухайся, а я пока загляну в трюм, посмотрим, куда ведет эта стрелка. И не волнуйся, Хаммонда мы повязали.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *