Зайка

Зайка - Зайка, милый, просыпайся - уже утро! Зайка мигом открыл глазки и сладко потянулся. А потом вспомнил, какой сегодня день - и аж подпрыгнул от радости. Утренник, утренник! Такое необычное

— Зайка, милый, просыпайся — уже утро!
Зайка мигом открыл глазки и сладко потянулся. А потом вспомнил, какой сегодня день — и аж подпрыгнул от радости.
Утренник, утренник! Такое необычное слово, и радостное, и волнительное. В детском саду последние два месяца только о нём и говорили. А недавно прошёл слух, что на него придёт даже сам Дед Мороз — и ожидание стало ещё более невыносимым.
Зайка нащупал возле кроватки свою заячью шапочку и торопливо надел, путаясь в завязках — а то вдруг мама забудет. А без шапки никуда ведь, без шапки Зайка будет совсем не Зайкой, а просто Петей из младшей детсадовской группы «Вишенки». Потом он полез под матрас и с облегчением выудил из-под него накладной хвост. Не пропал. Хорошо, что догадался спрятать — не то их рыжий кот по кличке Манул опять утащил бы его незнамо куда, приняв за мышь. А без хвоста утренник бы точно не удался.
Чистя зубы специальной детской пастой «Зверята» («для зубов, зубок и клыков», с карамельным вкусом), Зайка придирчиво посмотрелся в зеркало, отработанным движением изящно помахал ушами и отправился завтракать. Ответственно съев целую тарелку овсяной каши, он, как всегда, попросил у мамы морковку — ведь все Зайки едят морковку!
Аппетитно хрустя морковным десертом, Зайка отправился собираться на утренник. Самостоятельно. Во-первых, Зайка уже целый месяц каждый день носил заячий костюм и входил в образ, поэтому он мог сейчас одеться всего за пятнадцать минут и даже с закрытыми глазами (что он и делал каждое утро, тренируя мамино терпение). А во-вторых, потому что маме и папе самим требовалось время собраться.
Ведь они тоже должны были прийти на утренник Зайки, и тоже — обязательно в костюмах. Причём не в каких-нибудь, а в совершенно определённых, потому что так нужно было для спектакля, который поставила для утренника их воспитательница Алёна Сергеевна. Папе достался костюм панды, а маме — костюм ёлочки.
Но только вот незадача — Зайка совершенно забыл их заранее об этом предупредить. А вспомнил — совершенно случайно — только позавчера.
Мама с папой в панике перелистали весь групповой чат родителей и сообщения от Алёны Сергеевны и к своему ужасу обнаружили, что о костюмах и впрямь там говорилось, но эти напоминания затерялись среди обсуждений про сдачу денег, сотен смешных картинок и целого моря прочих бесконечно важных сообщений.
Надо отдать должное родителям Зайки — они почти не запаниковали и оперативно отправились искать костюмы. Не первый раз такое приключалось (Зайка у них был забывчивый, и было в кого), и они были к подобным форс-мажорам привычные.
Но всё оказалось не так просто. Во-первых, детский сад ни ёлочками, ни пандами снабдить родителей не мог, и пришлось в срочном порядке искать костюмы самим. Ни того, ни другого в их маленьком Приозёрске, естественно, не нашлось — их только чудом удалось в тот же день найти и купить в Питере. Маме даже отпроситься с работы на полдня из-за этого пришлось.
Но, конечно же, на этом приключения с костюмами не закончились.
Когда папа открыл коробку с купленным костюмом панды, то обнаружилось целых две неприятных вещи.
Во-первых, во всё пузо прекрасного высококачественного костюма китайского производства красовалась намертво пришитая надпись «Да здравствует Великая и Всемогущая Панда!» Папа мог понять и принять, что китайцы любят панд (национальное достояние практически), но чтобы настолько… Попахивало сектантством. С надписью нужно было что-то делать.
Отпарыванием надписи, конечно же, занималась мама — и так увлеклась, что провозилась с этим делом всю ночь. Костюм в итоге получился просто загляденье. А вот мама за ночь стала сама похожа на панду — по крайней мере, чёрные круги под глазами были один-в-один. Даже жаль, что костюм панды достался не ей — и гримироваться бы не пришлось.
Во-вторых, к костюму панды не прилагалось никакой обуви. Совсем. Даже пушистых носочков не было. И подходящих к пандиным расцветкам ботинок у отца в гардеробе не было тоже — как-то не рассчитывал он на костюм панды, покупая зимнюю обувь. Поэтому на семейном собрании было принято тяжёлое, но необходимое решение (которое лоббировал Зайка, и на котором он, возможно, излишне настаивал): запандить ботинки поистёртее, которые было жалко меньше всего. Папа едва не плакал, размазывая клей по затасканным, но любимым почти-тимберлендам и приделывая к ним вырезанные из старой шапки-ушанки чёрно-белые пушистые кусочки.
Получилось не так ужасно, и всей семье понравилось. Недоволен был только Манул: словно пролетарий, увидевший в меховом недоразумении своего злейшего врага, он со всей классовой ненавистью нюхал буржуазный ботинок с приклеенным мехом и демонстративно чихал. Папа, на свою беду, не убрал на ночь пандообувь куда подальше — он совсем забыл, что их гордый и непобедимый Манул принимает любые пушистые предметы за мышей. А присутствие мышей в зоне доступности, в свою очередь, воспринимает как вызов и личное оскорбление и расправляется с ними со всей хищностью, какой его наградило дворовое прошлое.
Манул запланировал операцию по мышеуничтожению на ночное время, и, по всей видимости, она прошла максимально успешно, потому что сейчас папа молча стоял в коридоре, разглядывая то, что осталось от хенд-мейд пандолапок.
Мама, не говоря ни слова, полезла в шкаф, достала папины носки, иголку и нитку и начала пришивать к носкам кусочки ваты. Время поджимало.
С маминым костюмом ёлочки всё вышло ещё печальнее. Он оказался вовсе не плюшевым платьицем или чем-то подобным, а сложной разобранной конструкцией. Приложенным же к ней инструкцией-мануалом убить было можно — он весил килограмма три, наверное. Помимо подробнейших картинок по сбору костюма он, будто глянцевый журнал, был буквально напичкан рекламой и какими-то отвратительно написанными статьями обо всём подряд, от современного искусства до наиболее эффективных способов окраски потолка.
Пока мама и папа наслаждались графоманией неизвестных, но уже горячо ненавидимых ими авторов, и пытались найти схемы сборки костюма среди нескончаемой рекламы из серии «скролл-ставни недорого» и непонятного «шторминь» на каждой тридцатой странице (получившегося из-за неудачно свёрстанных реклам штор и нового фильма «Аминь», снятого при поддержке РПЦ), Зайка тоже успел сделать много полезного. Например, он умудрился раскрасить всю конструкцию будущего маминого костюма в яркие цвета — ведь ёлочка должна была быть не однотонно-скучной, а нарядной, как бы с игрушками и разноцветным дождиком.
Когда мама увидела Зайкино творение, она почему-то не обрадовалась, а позвала папу — и они долго и молча разглядывали кусочки будущего костюма-ёлки всех цветов радуги. Потом мама пошла на балкон, вернулась оттуда с мебельной краской и начала яростно перекрашивать ёлочные части в чёрный цвет.
Папа мягко отобрал у мамы кисточку, крепко взял за плечи, слегка встряхнул и почти шёпотом попросил: «Это же утренник детский праздник останься зелёной, пожалуйста» Мама начала плакать, потому что она немного устала, а папа оделся и пошёл в магазин за зелёной краской.
Каким-то чудом оба костюма были готовы к утру. И они были довольно неплохи. Родители совершенно не выспались, зато Зайка был бодр, свеж и готов праздновать.
Они быстро собрались, погрузили себя и костюмы в папин джип и приехали в детский сад практически вовремя.
Завидя издали огни фар их машины, сторож детского сада дядя Вася вышел им навстречу, приветственно размахивая снегоуборочной лопатой. Папа, слегка опасаясь лопаты, опустил боковое стекло, и дядя Вася радостно спросил, зачем их принесло сюда в такую рань. «Как зачем — на утренник!» — ответили родители. Дядя Вася расплылся в добродушно-снисходительной улыбке и вежливо напомнил, что утренник был вчера, в субботу, а сегодня в детском саду выходной.
Домой они ехали молча.
Дома у родителей не было настроения разговаривать, совсем, и у Зайки тоже. Выяснять, кто перепутал дату утренника, ни у кого не было сил, и родители очень хотели хоть немного поспать. Поэтому на оставшуюся часть дня Зайку к себе в гости забрала бабушка.
Остаток дня получился довольно скучным. Зайка пообедал, погулял, навестил своего друга — соседского ретривера Пюрешку, схрумкал ещё пару морковок, посмотрел мультики и лёг в кроватку. Бабушка была очень добрая, и даже разрешила ему лечь спать прямо в костюме зайки.
Зайка сладко сопел, зарывшись под одеяло, будто в заячью норку, и видел очень интересные сны. Ему снился детсадовский утренник, и Дед Мороз, и подарки.
На самом деле, Зайка не так уж сильно расстроился, что они с родителями перепутали дату праздника в детском саду. Ведь совсем скоро у него будет ещё один утренник — в театральном кружке, с показательным новогодним спектаклем. В нём Зайка играет пингвинчика.
Вот только во сне Зайка никак не мог вспомнить, предупредил ли он об этом родителей. Ну ничего, времени до театрального утренника ещё много.
Целых два дня.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *