Сказка — ложь

Сказка - ложь Молодой человек жадными короткими затяжками докурил сигарету и, бросив её в пасть мусорки (именно в пасть, так как она была отлита из бронзы в виде непонятного рогато-хвостатого

Молодой человек жадными короткими затяжками докурил сигарету и, бросив её в пасть мусорки (именно в пасть, так как она была отлита из бронзы в виде непонятного рогато-хвостатого чудовища, открывшего зубастую пасть), перешагнул порог издательского дома Алконостъ.
Перешагнул и замер в удивлении от увиденного. Всё внутреннее убранство известного издательства было стилизованно под Древнюю (ну, максимум средневековую) Русь: кругом светлое дерево, будто только что вышедшее из-под ладоней умелого плотника, резные лавки и скамьи, льняные занавески на небольших окошках, кубки и братины на редких полках. Даже пол был из некрашеных, хоть и гладко оструганных досок. В углу, само по себе тихо крутилось колесо прялки, как-то грустно, и даже по-человечьи вздыхая. А над столом из тех же светлых досок с разместившимся поверх них блюдом, полным яблок, отливающих золотом, висела громадная клетка, в которой спал на жердочке не менее громадный попугай, больше смахивающий на павлина. Причем невидимые лампочки так подсвечивали клетку, что даже глаза слезились при взгляде на этого пернатого мутанта.
— Да уж, антураж на высоте,- пробормотал молодой человек и шагнул в следующее помещение. Однако тут же был остановлен огромной шипастой дубиной, упиравшейся ему в грудь и чуть не сбившей с ног. Тот час же громогласный рев все же заставил его сделать пару шагов назад:
— Кто такой Откуда Куда Зачем
— Так я это К этому С рукописью, — взволнованно промямлил посетитель, не в силах отвести взгляд от огромной лапищи, крутящей у него перед носом дубиной.
— С какой писью! взревело все вокруг. Ах ты, охальник! Мало того, что грязи своими сапожищами в горницу нанес, труд Кикимушкин не уважая, а она, меж прочим, кажную ноченьку хоромы енти прибирает (прялка за спиной застучала и застонала как-то громче), так он еще и словами похабными изъясняться соизволит!
— У меня не сапожищи! робко попытался оправдаться молодой человек, стараясь сделать свой дрожащий голос тверже.
— Не сапожищи! Ты что, босиком к нам явиться соизволил, голытьба!
— Да по какому, собственно праву — возмущенно начал посетитель, но тут же осекся. Из-за угла вышло продолжение огромной лапы с дубиной и, нависши над севшим на пол молодым человеком, грозно рявкнуло:
— Ну!
Над начинающим литератором возвышался детина таких необъятных размеров, что казалось будто кольчуга (да-да, самая настоящая кольчуга!), обтягивающая эти телеса, вот-вот не выдержит и шрапнелью разлетится во все стороны.
Неизвестно чем бы все закончилось, но вдруг откуда-то сбоку выскочила маленькая сухонькая старушонка в безрукавке из овчины поверх цветастого сарафана. Притопнув ножками в лыковых лапоточках и уперев маленькую ладошку в кольчужную громадину, она непостижимым образом отодвинула обладателя страшной дубины на пару метров в сторону.
— Ты что, Ильюшенька, совсем страх потерял Это же гость наш званый, муж ученый! К самому! Ой! Не туда! при этих словах длинный сухонький палец, взметнувшийся было к потолку, изменил направление и указал в сторону ближайшего дверного проема.
— Так я ж и вопрошаю его — кто таков, а он пык да мык, аки теля неразумное! Ты уж прости, боярин, не признал! И не серчай на меня — служба, сам понимаешь, — с этими словами охранник в пояс поклонился посетителю и виновато продолжил, и ты, Бабушко-Лихушко, звиняй дурня.
— Эх ты, деревня! старушка с укоризной покачала головой, — ты на своей печке за тридцать три года хоть одну книжку прочел Нет То-то же! А на гостя нашего токмо глянешь и ясно сразу небывалого ума и образования человек! Вон, чело так и сверкает от наук разных! Всё, служба, свободен. И чтоб ни-ни мне тут!
Бабулька цепко ухватила посетителя под локоть и, легко подняв с пола, без усилий потащила за собой в следующее помещение мимо кольчужной горы, с виноватым видом ковырявшей мыском кожаного сапога гладко оструганный пол. А дальше посетитель потерял счет всем этим горницам и светлицам, залам и помещениям, через которые его упорно тащила за собой старушонка, ежеминутно шумно втягивая воздух крючковатым носом, цыкая зубом и бормоча что-то про свежий дух, молодое мясо, про что-то там запечь, а может и сырым съесть. Проголодалась, видать, старушка Хоромы все так же отдавали Русью, но ничего более необычного, а тем более опасного, не встретилось. Ну, за исключением кота. Был он полосат и размером не менее хорошей овчарки. К тому же, сидя на лавке, он тренькал лапами на гуслях. Но увидев пробегающих мимо, поднял хвост и замяукал, всем своим видом давая понять, что он самый обыкновенный кот, просто очень большой.
Внезапно старушка остановилась у резной двери и повернулась к молодому человеку, от неожиданной остановки чуть не налетевшему на неё.
— Тебе туда, гость дорогой, — кивок седой головы в сторону резной двери. Василинушка встретит и далее проводит. И мой тебе совет: не заигрывай с ней, ибо чревато. Лучше Ильюхе пару раз под зад дай и то здоровье целее будет, а то до конца века будешь мухами да комарами трапезничать.
Произнеся эту околесицу, старушка шустренько скрылась в соседнем проеме, тихонько топая лапоточками. Пожав плечами, посетитель протянул руку к двери с табличкой Директор издательского дома Алконостъ Иван Царевский. Просто и скромно. Даже без отчества. Однако дверь сама, будто приглашая войти, отворилась, а узорчатая дорожка, доселе лежавшая у входа рулончиком, с тихим шелестом сама размоталась до конца комнаты, где за столом сидела Молодой человек ступил на дорожку и поплыл. Словно паря в невесомости, под журчание ручьев и треск кузнечиков, вдыхая аромат летнего разнотравья и подставляя худое бледное лицо дуновенью теплого полуденного ветерка, он плыл ей навстречу, плыл и тонул. Тонул в этих больших васильковых глазах, в этой теплой и манящей улыбке. Захотелось опустить голову на налитую грудь, призывно вздымавшуюся при каждом вдохе из-за узорчатого края сарафана, уткнуться в эти соломенные волосы, толстой косой спускавшиеся с плеча. Посетитель улыбнулся (только что слюни не пуская), протянул вспотевшие ладошки и шагну
— Я тебе чего сказала! сильный удар по рукам привел его в чувство, а старушка, почему-то оказавшаяся рядом, продолжала, — не заигрывай! Да и ты, Василина, пожалей молодца вишь, совсем растаял, хоть сейчас на хлеб замест масла мажь! Да, на хлеб.. С горчичкой Эх!
Старушка цыкнула зубом и скрылась за спиной обескураженного посетителя, который все так же шел по дорожке, но постепенно приходил в себя. У стола секретарши он остановился и замер в молчаливой нерешительности, перебирая пальцами папку с рукописью и не сводя глаз с умопомрачительной улыбки красавицы с глазами летнего неба. Василина понимающе улыбнулась и, придвинув к себе монитор в виде росписной тарелки, щелкнула пальчиками по веб-камере, выполненной как небольшое красное яблоко:
— Ванечка, к тебе господин Левунов, как и назначено. Да, цел и невредим. Хорошо.
— Сейчас вас примут, молодой человек, а пока не соизволите ли чаю сказанное сопровождалось таким взглядом и такой улыбкой, что у молодого человека чуть не встали волосы дыбом, до этого собранные на затылке в длинный хвост. Поэтому он, промямлив что-то невразумительное, просто прошмыгнул мимо приставучей девицы в очень вовремя открывшуюся дверь.
Представший взору вошедшего кабинет мало чем отличался от увиденного ранее. Единственное напоминание о том, что на дворе 21-й век заключалось в компьютере на столе (рядом с другим, стилизованным под тарелку с вебкой-яблоком), современном шкафе с книгами и папками, да множестве различных дипломов и наградных статуэток за спиной сидящего у компьютера.
— Добрались молодой человек, чуть старше посетителя, расцвел в благодушной и приветливой улыбке. Ну, и как вам у нас Как впечатление Да вы присаживайтесь, отдохните.
— У вас тут с ума можно сойти! Я понимаю, что антураж, имидж, стремление выделиться из числа многих, но всему есть границы! Я чуть инфаркт не схлопотал, пока к вам добрался!
— Ага! Иван с радостью прищелкнул пальцами, — вы тоже повелись! Не вы первый, мой дорогой, не вы первый! Но, как вы правильно заметили имидж. А он в это время превыше многого. Итак, начнем. Определенные люди посоветовали обратить мне на вас внимание, а вам, как я понимаю, посоветовали обратиться ко мне. У вас есть некая рукопись, которую вы хотите опубликовать при помощи нашего издательства. Так Кстати, если не секрет, то какое у вас образование
— Филологическое и историческое. Заочное.
— Превосходно! Всегда приятно иметь дело с образованными людьми. Рукопись у вас с собой Просто мне хочется самому с ней ознакомиться, до того, как предоставить её на суд редакционной коллегии.
Молодой человек, стараясь не выказать охватившего его волнения, протянул директору издательства внушительную стопку листов с распечатанным текстом. Однако тот, будто и не заметив дрожащей руки подающего, аккуратно взял рукопись и, разложив её на столе, углубился в чтение. Но, едва прочитав оглавление, недоуменно поднял глаза на посетителя:
— Это что, шутка Юмористическая проза
— Вы о чем
— Название вашей рукописи.
— А что-то разве не так молодой человек с волнением подбежал к столу и выхватил из рук Ивана листок. Быстро пробежав его глазами, он с облегчением выдохнул, — фух! Я уж думал, что рукописи перепутал! Все в порядке, это и есть мой труд, дело последних нескольких лет.
— Хмм Тогда давайте так, — Иван слегка прихлопнул ладонью стопку листов. Вы своими словами расскажите о содержании. Не все полностью, но вкратце и с освещением основных моментов.
— Да, это будет даже еще лучше! просиял молодой литератор.
Откашлявшись, он уселся на стуле в позе прилежного первоклашки на групповом фотоснимке (спинка ровная, ладошки на коленях, улыбчиво-напряженный взгляд обращен вдаль), блаженно закатил глаза и ровным мелодичным голосом (зря ли столько перед зеркалом тренировался) начал:
— Сей труд свой многолетний назвать осмелился я не как иначе, чем Инопланетное происхождение персоналий русских народных сказок. Взгляд сквозь призму альтернативного мышления. И
— Я ж говорю, что охальник! громкий шепот из приемной заставил вздрогнуть докладчика. А ты, Бабушка, осерчала на меня!
— Цыц, неслух!
— Василина, что там за бардак у тебя это уже Иван повысил голос.
— Все хорошо, Ванечка, — даже сквозь запертые двери шибануло волной сладострастия, — все хорошо, продолжайте.
— Ну вот, видите, все хорошо. Поэтому слушаю вас внимательно. Итак, в чем суть вашейэ-э-э.. теории
Молодой человек хотел было снова закатить глазки, но опасливо покосившись на дверь в приемную, махнул рукой и уже обычным голосом продолжил:
— Суть в следующем. Когда-то давно, еще на заре человечества, а может быть и раньше, наша планета была центром пристального внимания многих инопланетных цивилизаций. Земля была молодой, с невыработанными залежами ценных ископаемых, да еще и с зарождавшейся молодой расой. Согласитесь, что это был весьма лакомый кусочек для инопланетных захватчиков.
— А почему сразу захватчиков
— Так это же из сказок и вытекает! Все сказочные персонажи между собой враждуют и стараются изжить род людской. Кстати, их междоусобица говорит не только об их разнопланетном происхождении, но и позволяет представить масштабы этой войны за нашу планету на первых этапах её колонизации.
— Так-так И..
— Ну, не знаю, что там произошло, мы можем сейчас делать только предположения и строить теории. Но я думаю, что произошло следующее: применение новейшего, даже с современной точки зрения, оружия привело к природным катаклизмам, которые наши недалекие ученые связывают с падением метеоритов и астероидов. Вследствие этой войны подавляющее большинство пришельцев покинуло нашу планету. Но! (палец докладчика устремился к резному потолку). Но некоторое число осталось. Может были проблемы со звездолетами, может еще что.
— Остались и стали персонажами наших сказок лицо Ивана озарила почти настоящая улыбка понимания.
— Именно! В том-то и дело, что наши сказки это отголосок того, что было на самом деле, история сражения нас, землян, с инопланетянами. В какой-то степени это не только своеобразная энциклопедия, но даже инопланетный бестиарий!
— Ну, охальнь
— Цыц!
— Кхмм!… Продолжайте.
— Да-да! Именно с помощью сказок и былин, наш тогда темный народ как мог в силу своих знаний и представлений об окружающем мире, описывал пришельцев и все события, связанные с ними! Вот взять, к примеру Бабу Ягу
— Ну-ка, ну-ка, — Иван даже привстал из-за стола, — что там про неё
— Типичный пришелец. Антигравитационное средство передвижения, принимаемое людьми за знакомый предмет быта, явный интерес к человеческому мясу, костяной имплантат вместо одной ноги.
— Интересно-то как! А еще кого вы смогли разоблачить Вот Змей Горыныч, к примеру. Он-то кто будет, согласно вашей теории
— О! Это один из основных моментов моей теории! Это же рептилоид! Он даже не маскировался! Причем это был редкий представитель мутировавшего вида, с тремя головами и потрясающей регенерацией организма. Помните ведь, что у него на месте срубленной головы отрастала не одна, а сразу три То-то же! Так, кто там у меня еще А! Домовой! А так же его родственники овинник, полевик, банник и прочие. Яркий пример безобидного, но все же инопланетного чернорабочего
В шкафу явственно что-то свалилось с верхней полки.
— Да! Привыкши прислуживать своим инопланетным хозяевам, они, оставшись на нашей планете, самовольно пришли на службу человеку. Да там все ясно и четко написано, со всеми сносками и обращениями к первоисточнику, вы сами прочитайте.
— Да, теперь я это обязательно прочитаю, — Иван аккуратно сложил рукопись в папку и засунул в стол. О результатах мы вам сообщим, причем в самое ближайшее время. А сейчас извините, но рабочий день у меня продолжается. Вас Бабушка Лихерия проводит. Бабушка Лихерия ПРОСТО ПРОВОДИТ ДО ДВЕРИ.
Последние слова с непонятной молодому человеку интонацией были сказаны уже самой бабульке, каким-то образом оказавшейся рядом.
— Эх, а ведь и водица уже паром исходит, — шмыгнула носом старушонка и, взяв посетителя под локоть, потащила его к выходу.- И лаврушечка свеженькая, и укропчик Эххх Ладно, провожу
Задумчиво глядя на закрывшуюся за вышедшими дверь, Иван не слышал как из шкафа вылез Елисеич, засучивая рукава пятнистой в горошек косоворотки:
— Вань, можно я ему разок за чернорабочего Всего разо-о-о-к!
— Нельзя, Дедушко, нельзя. Сам знаешь ведь.
— Ну да, знаю, — домовой сел на край стола, свесив ноги, — но что же надо с этим делать! Надо же проучить окаянного!
— Ничего, таких жизнь сама рано или поздно научит
— Эй, чего пригорюнились в комнате зазвенела музыка весны и первых птиц, повеяло запахом ночных фиалок и свежего сена. Да плюньте на это чудо, мало ли их было. Кстати, Ванечка, к нам на выходные мама приезжает.
Елисеич, закатив глаза, мигом улетучился со стола, зашебуршав уже в шкафу, а Иван утомленно выдавил улыбку:
— Надеюсь, на этот раз обойдется без сования в печь, а то как-то не удобно уже, не мальчик все же
— Ванечка, ну потерпишь чуток, традиция же, — Василина послала мужу очаровательную улыбку, от которой даже привыкший к кудесничеству жены Иван чуть не растаял, и вышла в приемную.
Да, а вот она точно пришелец, — с усмешкой подумал Иван. не может быть простой человек таким такой. Но мысль прервало наливное яблочко, начавшее свой бег по краю тарелки, в середине которой начала проявляться морда здоровенного ящера.
— Привет, рептилоид! радостно завопил Иван, с которого нахлынувшую меланхолию как рукой сняло.
Ящер в тарелке прокашлялся и сухо заметил:
— Иван, мы иногда сомневаемся, царевич ты, аль просто дурак.
— Да-да, очень часто! Иван, к тебе Баба Ядвига приезжает Мы слышали! непостижимым образом умудрившиеся поместиться рядом с первой, в центре тарелки появились еще две головы, наперебой затараторив. Так ты это, нам еёной медовухи не организуешь Уж больно забористая она у нее! А у нас тут празднество намечается!
— Какое это
— Будет медовуха тады и скажем, а пока иди милую тещеньку встречай, чую уже на подлете, — Горыныч умудрился подмигнуть сразу тремя головами и вышел из эфира.
Идя к выходу из кабинета, Иван

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *