Лиса

Лиса Обычно бывает так: Утро. В подземный паркинг новостройки въезжает оранжевый mini cuper. Из него вываливается Лиса. Бывает и не одна. Бывает с подругами или друзьями. Бывает с бутылкой виски

Обычно бывает так: Утро. В подземный паркинг новостройки въезжает оранжевый mini cuper. Из него вываливается Лиса. Бывает и не одна. Бывает с подругами или друзьями. Бывает с бутылкой виски или ликера. Улыбается вахтеру на проходной. В лифт. Восемнадцатый этаж. Куртку и сапоги в прихожей бросает в шкаф. Включает телевизор и падает на кровать. Спать. Сегодня было иначе. На часах, в салоне, ровно тысяча. Солнце вяло пробирается сквозь тонировку. Руки лежат на руле. Глаза зелёные. Волосы пламя. С тех пор как она окрасилась в рыжий, её стали называть ведьмой. Хотя это редко. Чаще по старинке Лиса. Она ведь даже не Алиса. Она Олеся. Но друзьям всё равно. Они привыкли. И она привыкла. Купила краску и обрела совершенно лисий вид. Все очень смеялись, когда увидели её такой. Но одобрили. Ещё бы. Пусть только не одобрят! Характер взрыв. Избаловали родители. Дали больше, чем надо. Она, во тором классе, стреляла из пистолета охранника. Прихоть. И сколько у неё этих прихотей было И сколько ещё осталось Но самая главная прихоть это Никита. И почему он такой упёртый Почему он всё время увиливает Находит предлоги и исчезает! Ведь она красивая. К тому же богатая. Её все любят, но только не он. И её это бесит. Вот и по радио поют о властной и независимой и о павших ниц кавалерах. А чем это плохо Надо брать своё. Тянуть руку и хватать. А кто ещё сделает тебя счастливой, если не ты сама Ждать сопливого принца на мифическом белом коне, как все эти дуры Кони вышли из моды. Принцы больше похожи на принцесс. Настоящие подвиги теперь совершают женщины. Они герои эпохи. А потому, имеют полное право брать. Всё перевернулось. Мир стал другим. И чем быстрее ты это поймешь, тем легче тебе станет жить. Лиса закурила. Отвратительно. Пора бы ехать домой. Смыть макияж, почистить зубы. А то во рту не пойми что. Ещё этот табак… Сигарета полетела из окна. Машина завелась и тронулась с места. Ну и трущобы. Коттеджи, как горбатые великаны, расселись за заборами вдоль дороги. И глазеют своими стеклопакетами. Понастроили. Лиса фыркнула. Её отец мог позволить себе всю эту улицу. Но жил в трехкомнатной квартире чуть ли не на окраине города. Аристократических замашек у него никогда не было. Может поэтому мать с ним и не живёт. Любит роскошь. Да и вообще много чего любит, что отцу не по душе. Как они вообще прожили двенадцать с лишним лет Впрочем, в детстве всё было по-другому. В детстве папа брал маму на руки, Олеся запрыгивала ему на спину, и он бежал навстречу мутно-зелёной волне. Как она давно не была на море. Город сожрал её. Теперь она переваривается. Ещё пару лет и она окажется в отхожих местах, а город сожрёт ещё кого-нибудь. Городу всё равно. Город большой. И с каждым днём становится ещё больше. Все эти краны, ограждения, толпы южан в оранжевых жилетах. Страшно смотреть. На часах светилось тысяча сто пять, когда Лиса вытащила ключ зажигания. Цифры потухли. Через час полдень. Обычно она в это время ещё вялится под одеялом. Всё-таки спать в машине была плохая идея. Надо было ехать домой. Хотя не доехала бы. Возлияния алкоголя в организм были слишком велики, чтобы умудрится доехать в центр города из такой дали. Наконец-то поднялась в свою квартиру. Это то место, где ей всегда хорошо. Даже когда плохо. Она любит стоять у окна и смотреть на город свысока. Год назад, на крыше соседней пятиэтажки, какой-то чудак краской написал «Я люблю тебя, киска!» Что это за «киска», Лиса не знала, она вообще мало с кем общалась в этом доме, но непременно эта «киска» пришла в восторг от такого послания своего возлюбленного. Хотя, быть может, возлюбленный уже полюбил другую, а киска содрогается в злобе каждый раз, как смотрит из окна вниз. Ровно, как и её новый ухажёр. Как это грустно и смешно. Слова долговечнее чувств. Тем более, если речь идёт о любви. Это злость может длиться вечно, а любовь продукт скоропортящийся. Со временем она тухнет и покрывается плесенью сомнений. А тебе остаётся лишь сделать выбор поддаться этим сомнениям или попытаться вернуть утраченные ощущения.
Лиса набрала ванну. Сняла с себя мятую, пропахшую табачным дымом и ещё, бог знает чем, одежду, вместе с тесным лифчиком и, надетыми на вчерашнюю вечеринку, нарядными трусиками. Погрузилась в теплую воду. И что на неё вчера нашло Вроде бы всё было хорошо. Шашлыки, парни, веселье. Лиса вспомнила, как прижималась к какому-то Серёже под медленный танец. И как ей стало противно видеть его ухмылку и чувствовать кое-что снизу. Лиса поморщилась. И правильно, что она села в машину и уехала. Кто-то даже хотел её остановить. И, кажется, это был не Серёжа. Но, что всё-таки пошло не так Раньше такого не случалось. Может всё из-за этих парней С ними познакомилась Анжела. Она и потащила Лису с собой, к одному из них на дачу. Да вроде бы нормальные парни. Обыкновенные Наверное в том и дело, что обыкновенные. А скорее всего из-за того, что среди них не было Никиты. Дело в нём. Где-то в джинсах зазвонил телефон. Лиса дотянулась и, капая водой на кафель, достала его. Алло. Ну и куда ты уехала Легка на помине, Анжела. Только про тебя вспоминала. Ну и что навспоминала Ничего хорошего. Вот именно! голос из трубки был раздражён Я что-то не пойму. Сначала ты жалуешься, что у тебя секса два месяца не было, а потом среди ночи уезжаешь. Нормально это Ой, не начинай, ладно Нет, не ладно! Слушай, ты отдохнула Понравилось тебе Мне-то понравилось… Ну, вот и радуйся. А ко мне не приставай. Захотела и уехала. Да пошла ты вообще! Стерва, блин! Анжела бросила трубку. Лиса вздохнула. Ну и чёрт с ней. Лучше быть стервой, чем истеричкой. Устроившись поудобнее, она стала глядеть в мозаичный потолок. А долбаный Никита не выходил из головы. Что в нём такого Впервые она так остро чувствовала тягу к человеку. И как горько то, что он избегает её. Как это бьёт по самолюбию. Как это бьёт в сердце. Лиса испуганно поняла, что ощущает себя беспомощной. Впервые за всю жизнь. Ведь она всегда получает, чего хочет. Но не теперь. Теперь она чуть ли не мечтает о нём. Жаждет увидеть его. И ничего не может с этим поделать. Она влюбилась. Хорошо это или плохо, но это надо признать. Лиса зажмурилась и ушла под воду с головой… Через час, она готовила кофе, закутавшись в халат, который папа ей привёз из Германии. Села за стол. Ничего не сравнится с ароматом свежесваренного кофе. В ванной раздался звонок. Пришлось бежать за телефоном. Опрокинула чашку, обожглась, залила стол, пол, халат. Отлично. сокрушённо пробормотала Лиса. Звонил отец. Да, папа. Привет, Леся. что-то в его голосе ей не понравилось Как ты там Да нормально всё, пап. Ты как В трубке немного помолчали. Всё хорошо. Слушай, надо встретиться. Поговорить. Ну, давай встретимся. Лиса напряглась. Что-то здесь не так. Что-то случилось Где Давай в ресторане, где обычно. Давай. Через полчаса буду. Хорошо. Жду. Отец положил трубку. Да уж. День обещает быть насыщенным. Лиса наскоро собралась и вышла на улицу. Такси уже стояло у входа. За рулем с похмелья ехать не хотелось. Через десять минут она уже была у ресторана. Отец ждал внутри. Он занял привычный столик в углу у окна и мял в руках салфетку. Вид у него был встревоженный. Привет, пап. — Лиса поцеловала отца в щёку и уселась напротив Ну что, выкладывай. Отец вздохнул. Лиса не замечала у него эти морщины на лбу. И у глаз. И печальный взгляд. Когда он успел так постареть Мы с мамой разводимся. Давно пора. — Лиса ничуть не удивилась. Действительно пора. Они уже почти девять лет не живут вместе. Да, пора. Видно было, что отец подбирает слова Я уезжаю, Леся. В Германию.
Этого она боялась больше всего. Отец и раньше туда уезжал. Его новая пассия жила там, да и большинство дел, связанных с бизнесом, было там. Но в этот раз он уезжает не на месяц. И не на два. В этот раз всё серьёзно. Надолго Да. Отец был взволнован Мы с Анной решили пожениться. Будем жить там. Отец вздохнул Там бизнес… Да понимаю я, пап, Лиса перебила его Всё понимаю, можешь не объяснять. Я буду приезжать. И ты приезжай ко мне в любое время. Ты уж извини, доча. Так получается. Чувствовалось, что отцу нелегко всё это говорить. Когда уезжаешь голос Лисы дрожал. Через неделю где-то. Как всё оформим. Ясно. Они долго молчали, глядя в окно. Потому Лиса сказала: Ну что, может, перекусим Да нет, не хочу. Я наверно пойду, дела. Отец пожал плечами. Лиса кивнула. Она сдерживала себя, чтобы не кинуться ему на шею. Ей не хотелось его расстраивать. Он и так переживает. Может быть сильнее её самой. Отец встал. Обнял дочь и ушёл, оставив измученную салфетку на столе. Лиса осталась одна. На глаза навернулись слёзы. Папа единственный родной человек. С мамой как-то отношения не складывались. А вот отец всегда поддерживал и помогал. Всегда. Он очень любил дочь. И она его любила. И теперь его больше не будет рядом. Что за чёрт Почему так Почему с ней Почему сейчас Ответа не нашлось. Лиса вытерла слёзы. Обедать в одиночестве в этом напыщенном заведении было противно. Поправила макияж. Заказала такси и вышла на улицу. Ждать. Как это привычно для современного человека. Все чего-то ждут. Посетители ресторана ждут свой недожаренный обед. Шахтеры ждут зарплату. Матери сыновей из армии. Женатые ждут любовников. Неженатые любовь. Больные ждут доноров. Дети каникул. Старые ждут смерти. Романтики ждут весны. И лишь время никого не ждет. Оно течёт и течёт, а мы тратим его в ожидании чего-либо. Так нелепо и подло. Вместо того, чтобы жить. Радоваться и грустить. Лисе сегодня выпала такая возможность. Никогда ей не было так плохо. Всю жизнь она жила как ей вздумается. Всю жизнь делала так, как хочется. И никогда ещё судьба не диктовала ей правил. Как тяжело сознавать собственное бессилие. Как тяжело принимать то, с чем так не хочется мириться. Лиса стояла, глядя куда-то вдаль. Солнце совсем разгулялось и грело почти как летом. Снег превратился в кашу. С крыш капало. Весна это хорошо. Только вот что она сулит Лисе Отец уезжает. С подругой поссорилась. И ко всему прочему — неразделённая любовь. Полный букет неврастеника. Лиса поехала в кафе, где она обычно любит посидеть. Как всегда, табачный дым, приятная музыка, знакомый бармен. Лиса заказала водки. Не часто она в середине дня пьёт водку, но сейчас это было необходимо. Рюмка, вторая, третья. Закурила сигарету. Последнее время табак стал противен. Надо бросать. И впрямь, дурацкая привычка. Уж и не вспомнить, когда взяла в рот первую сигарету. Вообще, сигареты это пережиток юности. Тогда чувствовала себя счастливой от идиотского переизбытка собственной крутости. Раньше хотела казаться старше, а теперь стыдно на людях закурить смотрят как-то осуждающе. И сама не заметила, как стала думать не гормонами, а головой. Не даром говорят, что у девушек процесс взросления происходит быстрее. Оттого, наверное, они чаще бывают несчастными. Забивают голову серьёзными вещами, в то время, как парни просто дурачатся, а потом осуждают этих же самых парней за легкомыслие. И правильно. Им-то что Они самцы. Их дело потомство. Они продолжают род и умывают руки. А вот женщины должны раньше вникать во всю суровость законов бытия. Так было всегда. Фундамент заложенный предками крепок и никакие тысячи лет эволюции его не разрушат. Прошёл час. Графин с водкой опустел. От закуски остался лишь, извалянный в кетчупе, лист укропа. Лиса ворочала его вилкой, разглядывая других посетителей. Никто не смотрел в её сторону. Будто боялись. Может она и впрямь ведьма А может быть, просто никому нет до неё дела И правда. Кому нужна избалованная соплячка, даже не сумевшая закончить институт Наглая, требующая внимания. Даже отец её бросил. И подруга. И, е имеющий оснований не любить её, Никита. У него ведь нет девушки. Вроде бы не голубой. Он не богат. Мог ведь, хотя бы из-за денег закрутить с Лисой роман. Но нет! Он упёрто игнорирует её. Это больше всего её расстраивало. Ведь она ему нравится. Это по глазам видно. Но почему же он никогда не отвечает на её флирт Чего он боится Может он просто тупой Лиса улыбнулась. Нужно поставить точку. Позвонить и всё ему сказать.
Лиса вышла из кафе и побрела во дворы подальше от шумного проспекта. Остановилась и, затаив дыхание, стала слушать гудки в трубке… Алло. Никита был озадачен. Привет. Привет. Чем обязан Какой ты грубый. Извини. Просто не ожидал, что ты позвонишь. Не часто это бывает. Я и сама не ожидала. Лиса хмыкнула Вот скажи мне я уродина Никита засмеялся: Да вроде нет, а что Почему ты тогда не обращаешь на меня внимания Никита молчал. Ну почему Я к тебе уже и так и сяк! Видишь до чего дошло уже звоню тебе! Я просто, не могу терпеть. Хватит меня игнорировать! Вот! Никита восторженно подхватил В этом вся ты! «Я не могу!» «Хватит игнорировать!» Тебе вынь да положь! Ты привыкла, что перед тобой лебезят! Захотела и вот, на, пожалуйста! А я ненавижу таких людей! И не собираюсь перед тобой стелиться! Быть одним из тех, кто не смог тебе отказать Нет уж, увольте! Лиса молчала.
Чего молчишь Никита успокоился Ты избалованна и привыкла, что всё твоё. А я не вещь. Так, что извини. Найди себе другую жертву. Никита подождал немного и положил трубку. Лиса так и не произнесла ни слова. Неужели она и вправду такая Неужели люди так про неё думают Да. Лиса стояла в растерянности. Обида схватила её сердце и жгла изнутри. Ей было больно не от того, что Никита отверг её, а от того, что он сказал всё именно так, как было на самом деле. Она стояла, опустив руки, и тупо смотрела на грязь под ногами. Вдруг, кто-то вырвал из руки телефон. Лиса обернулась. Невысокий парень в капюшоне уже мчался к гаражам. Преследовать было бесполезно. Кричать тоже. Двор был глухой, она пьяная, а вор проворен. Лиса выругалась. Посредь бела дня! В центре города! Худший день в жизни! Лиса побрела домой. С телефоном пропали все номера. Вся её жизнь. Полная друзей и приятелей, которые и впрямь лебезили перед ней. Неужели на свете так мало людей с чувством достоинства. Один Никита на сотни. Видимо да. Что ж. Такова судьба. Да и чёрт с ними! И с телефоном и с Никитой. Со всеми! Теперь уже ничего не имеет значения. Теперь только мысли…
Солнце ушло на запад. Стало прохладнее. Грязь сделалась гуще. Люди торопливее. Лиса, рыжим пятном среди весенней слякоти, ковыляла по тротуару. Никто больше не узнает прежней Лисы. Прежняя Лиса умерла в том дворе. В тот самый момент, как ей стало стыдно за саму себя. Стыдно за всю её жизнь. Стыд убивает пороки. А совесть указывает верный путь. Лиса изменилась. Она обрела спокойствие. Она знала, что следующий день будет иным. Он будет лучше. Нужно позвонить Анжеле. Извиниться. Весна сулит перемены. Весна это хорошо.
Автор: https://vk.com/club161734662 Калинич
http://v.com/wall-68670236_535350

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *