Впопыхах

Впопыхах ***Федор Прокопыч выкушал самогону неимоверно, упал лицевым существом в борща и позахлебся вусмерть. На его поминовении борщ не подавали. Щи***Владлен воровал у Льва ночью морковь. В

***
Федор Прокопыч выкушал самогону неимоверно, упал лицевым существом в борща и позахлебся вусмерть. На его поминовении борщ не подавали. Щи
***
Владлен воровал у Льва ночью морковь. В отместку за супругу. Вырывал и с землею жрал. И плакал. А слезы впитывались в почву, взращивая новые плоды.
***
Напала на Прокопия охота на медведя с голыми руками сходить. Закатал рукава рубашонки по локтя. Пошел. Идет, птички поют, солнышко светит. Руки красивые, го-о-олые! Хорошо. Нравилось прям ему До сих пор не нашли.
***
Алька да Валька как давай соревноваться в «кто кого переплюнет». Алька аж на четыре метра плевка шандарахнула, а Валька семь раз замуж сходила и два раза отсидела.
***
Миха и Владимир Евлампиевич разыгрались в чехарду. Радовались: очень ловко и празднично через другу дружку перемахивалось. Хихикали, похрюкивали, подначивали. Допрыгались. Шесть лет домой возвращались.
***
Каширский дернул за рукав корнета, молвил:
Зря ты, батенька, на Измаилу Илларионовну блюдо с селедкой опрокинул, и целоваться полез. Не оценили ход мысли. Не разглядели в тебе припадок любовного жару. Действовать подобает наотмашь. Дерзновенно. Быстро. Ловко. Тем самым, не дурно бы, чтобы продуманно. Подрасчитав. Поприкинув. А то Оно дел-то на раз А если таким манером, то
С этими словами, Каширский прыгнул в карету. Но промахнулся. И убился. Корнет высморкался.
***
Арсентий Арнольдович Разминуленко потерял паспорт. И свихнулся от радости. Дудел в дуду, бубнил в бубен, гармонил на гармонике и превращался в Васю Иванова.
***
На детском утреннике Сереженька должен был сыграть тетерева, но переволновался и сыграл еще лисичку, кабана, волка, зайца, медведя, Иешуа, Сергея Есенина, Александра Пушкина, Владимира Высоцкого А потом долго разорялся игрой в раздевалке. У своей кабинки. С березкой.
***
Костик Х вскочил на новогодний табурет.
Адмиралом буду! орет вместо стишков.
Ментом будет! сказал Иван Антонович, извлекая селедку из «селедки под шубой». Орет противно.
Нет. Костик будет непременно журналистом, всплеснула Наталья Ивановна. И плеснула себе.
Скандальным. Или аферистом: иной он какой-то, рек Иван Антонович. Селедка не извлекалась. Раздражало.
Партизанить должон. воскрес дед. Если по чердакам прятаться не будет. И снова помер.
Не напирайте на мальчонку! Захочет, будет сразу и ментом, и адмиралом, и журналистом. Захочет в космос улетит, захочет коллектором станет. Хоть кем, кто-то.
В комнату шмыгнула маленькая Ксюха, сперла достаточно конфет, запищала:
Глобус он у вас пропьет. А потом будет маньяков ловить!
И умчалась кататься на санках. По перилам.
***
Никитка Мэ с Федькой Бээ понаделали себе ружьишек деревянных и отправились во двор про войнушку играться. Разыгрались не на шутку, детскую площадку всю оскорбили разрушениями. Никитка давай в лужах валяться сильно и слова нехорошие всякие кричать, а Федьке в лужу нельзя: у него, после тифу, поросль на голове не восстановилась еще. Так он в сторонке и отстреливался, пока Никитка ружьишко не сломал.
Айда, еще сделаем новое И танк из коробки предложил Федька.
А Никитка, молча, поднялся из лужи, подобрал старый черенок от лопаты и пошел. На войну.
***
Вероника Павловна бросила курить. Но начала отчаянно жрать. Уселась на диету нешуточно увлеклась вином. Вино мгновенно затянуло в разврат. Оставила вино, а пьяный отблеск игривых глаз оставить уже не смогла. Разврат утомил, засела зрительничать в театры. Разрывала сердце в переживаниях за судьбы героев и покуривала в антрактах, бесконечно плача. Вероника Павловна жила тонко.
***
Крики с хохолком (сверхмалая драматургия)
Глаша, пышечка моя, душечка, галушек хочу!
Ничипор, выпей взвару на травах и сосни чуток.
Галушек!!!
Киселю может Или кашки С соусом грибным, а
Галушек, дура старая!!!
Арбузов ли соленых Пирогов
Галушек, тварь! Галушек!!!
Вот забранки у тебя Наливочки может
ГАЛУШЕК! СУКА, Я СЕЙЧАС ВСЕ РАЗГРОХАЮ ТУТ!
Придет сейчас мертвец деда твоего и накажет тебя за неугодные отношения ко мне, Ничипор.
Галушки! Галушки! (исходит пеной).
Смотри! Он уж по хутору идет.
Марррааааа Марррррррааааа (бьют судороги, исходит пеной).
Смотри! Во дворе уж мертвец!
Ннныыы (страшные судороги).
У порога уж, Ничипор, мертвец страшный! Сейчас он. Сейчас.
Мертвец с черным лицом с воем вваливается в горницу и загрызает Глашу. Варит галушки. Ничипор ест. Мертвец уходит.
Светает.
За лесом слышно как падают Владимиры Ленины.
***
Пошел раз Вишнин последнее ведро картошки на самогонку выменять. Заплутал и запетлял дворами. Увидал за сараями церкву, отправился туда: обратную дорогу сориентировать да молитвами прощений выпросить. Вышел. То не церква вовсе, а монастырь. Так там и остался.
***
У Петрухи был кот без названия. Некогда было имя давать. Петруха рыл пруд. Споро, заинтересованно, в охотку. Сам. А потом запустил туда малька: лещика, карпика зеркального, щучку. Прикармливал, удобрял, следил за температурой воды и её уровнем, высаживал водоросли, прореживал их его кухня. Ходил кругами, ухмылялся, попыхивал трубкой.
И вот он! Момент душевного восторга. Уселся на складной стульчик и едва слышно булькнул поплавком о гладь пруда. Навытягивал добрых, мускулистых, радующих рыбацкий глаз.
Подсел кот.
Тебе был свыше улов дан, говорит. Потому что я за тебя радел и верил в твои начинания. И просил за твою благодать. Лучшие куски ты обязан отдать мне. Как ближнему своему. Чтобы не отвернулась от тебя удача кормилица в промысле, или же чтобы проклятие обделенных ниспослано на тебя не было.
И начал лизать яйца.
Митрополитом Василием назвал Петруха кота. Имя дал. И пинка.
***
Васька Каралькин силачом работал. В цирках. Силы показывал. Подковы гнул всамделишные. А Машка, квартирантщица Васькина, работала нигде. Но веревки из Каралькина вила ни один силач бы так не сумел. А он сопел, и в суп перца добавлял. Любил Машку. А на работах потом людей напополам рвал, чтобы на Марии не выместить. Хрупкая она была. Боязно было ему.
Барышня ведь, говорил он.
И спал отдельно.
***
От Архипа Власовича объект любви ушла сильно навсегда. Он, злостью напитавшись, стал дружкам про неё сочинять, что она цыплят живьём ест и мёдом себе промежду ног намазывает. А ещё, ко всему, начал склонять их напиваться некрасиво и ездить ей морду бить. Зато в клюкве Архип Власович разбирался сил нет, какой умничка!
Зачем вы женщину сапогами по рылу-то скручивая в каральку горемык, вопрошали городовые.
Архипу Власовичу в солидарность, сплёвывая кровь шумели насильники. Случись весна, не дай Бог. Кто нам тогда клюквы хорошей поподскажет
Да и то так.

Впопыхах ***Федор Прокопыч выкушал самогону неимоверно, упал лицевым существом в борща и позахлебся вусмерть. На его поминовении борщ не подавали. Щи***Владлен воровал у Льва ночью морковь. В

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *