Одна ночь из жизни некроманта. Действие второе

Одна ночь из жизни некроманта. Действие второе Я с честью выдержал почти двухмесячную осаду. Леди Меринда наведывалась раз в пару-тройку дней, бесстрашно расхаживала по жуткому замку специально

Я с честью выдержал почти двухмесячную осаду. Леди Меринда наведывалась раз в пару-тройку дней, бесстрашно расхаживала по жуткому замку специально для нее старались, ночей не досыпали, думали, что отпугнет, хватала за грудки лакеев-личей и колотила вазы во всех покоях, в которые был доступ. Свои я предусмотрительно запирал на ключ.
Немногие из живых слуг шептались по углам и жалостливо поглядывали на меня, нервно вздрагивающего от любого постороннего шороха в собственном замке. Меня такое положение дел здорово угнетало, и я даже стал задумываться над тем, не злоупотребить ли своей силой и отвадить настырную леди от моего двора.
Но скелеты разбирались на сувениры, а зеркала были исписаны красной помадой. Слуги сбились с ног, пытаясь устранить разрушительные последствия визитов юной леди до того, как их увижу я, но безнадежно опаздывали. И, как водится, сильно переживали, что их венценосное величество в лице одного крайне злобного, а с некоторых пор еще и очень нервного некроманта вскоре начнет не только миловать, но и казнить.
Скрестив ноги, я сидел на самом верхнем этаже замка. За ненужностью сюда стаскивали всякий хлам, и прежде чем хоть немного расчистить себе место, пришлось изрядно попотеть. Теперь я был действительно похож на персонажа из самых страшных сказок: перепачканный, вздыбленный и весь в паутине, словно пару веков провел, окуклившись и не высовывая носа наружу. Впрочем, так оно и было, не учитывая временные рамки по замку сегодня с самого утра бродила неугомонная леди. Один из слуг, наделенный изрядной долей юмора и бесстрашия, предложил нацепить на нее кандалы. Я даже прислушался давно хотелось приобрести себе штатного призрака. Как показывала практика, такие субъекты, безобидные, но воздействующие на ранимую психику незваных гостей, способствовали сохранности моей собственной. К несчастью, попадались мне исключительно полтергейсты, которые отвратительным поведением роняли авторитет владельца. Краснеть перед коллегами по цеху очень не хотелось.
Бита, пробурчал я, скидывая карты в отбой.
На протяжении уже пары часов я резался в подкидного дурака с местным обитателем, призраком ассасина, которого подослали меня убить. Малый оказался практичным и после смерти уходить не пожелал, предпочтя более приятную компанию вечным и вполне заслуженным мукам.
А ты пугать пробовал спросил полупрозрачный мужик, зависший в сидячем положении дюймах в пяти над пыльным полом. Ему хорошо, задница чистой будет. Не то что у меня.
Пробовал, уныло протянул я. Мантикоре усы выдрала, кошкой облезлой назвала, тот устыдился и сбежал; сфинксу пошлую загадку в ответ дала, та едва не сгорела от смущения и теперь наотрез отказывается иметь дело с этой воспитанной по последним методикам леди; зомби сами от нее прячутся, скелетов никак не напасусь она их разбирает и фигурки мне всякие перед дверью выкладывает. Да ее надо во вражеский лагерь в качестве оружия массового поражения запускать!
Последние слова я уже простонал, вцепившись в волосы. Ассасин сочувственно посмотрел на меня.
А дракону скормить предложил он.
Ты что! ужаснулось мое величество. Несварение же будет! А то и поперек горла встанет ему!
И то верно, пригорюнился мой собеседник. А гомункулуса ей
Чего не понял я, выронив карты.
Ну, человека идеального, призрак замахал руками. Красивый, глупый и богатый.
Я открыл рот. Закрыл. Бросил карты и вскочил на ноги. Слов не находилось, поэтому я молча отсалютовал своему собеседнику, который только что устроил самый настоящий пожар в конце тоннеля, и бросился прочь в свою лабораторию. Тайными путями и ходами, дабы не попадаться на глаза леди Меринде, воюющей с поседевшими стражниками у крыла, где располагались мои покои. Личей было жалко, но себя еще жальче.
Первое время дело не клеилось. Идеальные люди получались кривыми, безногими, слишком умными или слишком сварливыми впрочем, против последнего я ничего не имел, но боялся, что мне вернут мое изобретение, и мучения пойдут на второй заход. Внешность моего прекрасного рыцаря-спасителя придумывали всем, как говорится, миром: в лаборатории собрался целый консилиум из живых и не очень обитателей замка. К слову, я даже немного к тому времени подустал одним не нравились брови слишком густые или, наоборот, редкие, будто кто-то из проказников продергал их темной ночью; кто-то возмущался слишком широкими плечами и сетовал на то, что расширять дверные проемы будет затруднительно; дракон, по такому случаю обернувшийся человеком, заглянул ко мне, недовольно выдал: «Неаппетитен!» — и удалился, попыхивая дымом. В конце концов гомункулус, удовлетворяющий большинству требований, был создан, облачен в прекрасные доспехи, и мы начали действовать.
***
Золотоволосая леди скучала. Присела на один из пуфиков, расставленный по коридору наверное, для тех посетителей этого места, которые забрались, а пути-то обратного и не нашли, и печально подперла голову рукой. Коварный некромант, герой ее не совсем благочестивых снов, не показывался на глаза уже вторую седмицу, и девушка почувствовала себя обманутой. А ведь такая завидная партия! Красавец, глаз не отвести; замок свой имеет, опять же; уважение соседей безграничное. Разве что все вот эти мертвяки, шатающиеся по коридору но она планировала навести тут порядок железной рукой: рухлядь повыкидывать, скелеты приспособить под вешалки, а личей отправить на клумбовые работы. Оставалось самое сложное добраться до некроманта, который оказался на редкость устойчивым и хитрым.
Чужие шаги гулким эхом перекатились по длинному и пустому коридору. Расставленные вдоль стен пустые доспехи поочередно издали скрежещущие смешки и зацокали забралами. Леди Меринда лениво перевела взгляд на источник беспорядков и тут же поднялась на ноги, откидывая назад струящийся водопад золотых волос. Лицо озарилось самой очаровательной из ее улыбок, потому что навстречу ей неторопливым шагом двигался объект воздыхания и коварных планов.
***
Милая леди, негромко произнес я. Над моим образом трудились еще дольше, чем над гомункулусом, и я в кои-то веки выглядел устрашающе: черные шипастые доспехи, изможденное лицо со зловеще сверкающими глазами, в руках посох с насаженным вместо навершия человеческим черепом, из глазниц которого то и дело застенчиво выглядывали могильные черви. Я пытался вам по-хорошему объяснить, что не рад гостям. Но мне надоело, что вы так некультурно ведете себя в чужих владениях. Так что приходится принимать радикальные меры. Прошу не держать на меня зла и обиды. Вам какое кладбище по душе Те склепы, что рядом с владениями вашего отца, или местное
Леди Меринда остановилась. Недоверчиво посмотрела на мое сосредоточенное злейшество и даже немного растерялась. Но к моему удивлению, очень быстро сориентировалась уперла руки в бока и возмущенно произнесла:
А где же гостеприимство! Я лишь пострадавшая от вашего же невежества гостья! И наказывать меня, да еще так сурово просто верх наглости!
Доспехи, создающие зловещий шумовой фон, замолчали. Я мысленно застонал.
Мне вообще чужды такие понятия, как гуманизм и уж тем более гостеприимство, недружелюбно уточнил я. Так что готовьтесь к смерти, миледи.
И величественно стукнул посохом по полу. Из глазницы черепа вывалился червь. Я, стараясь сдерживать блаженную улыбку надежды, заставил необычное вернее, вполне обычное для людей моей профессии, навершие засветиться ядовито-зеленым сиянием. Вокруг завертелись иллюзии: оскаленные морды жутких демонов, призраки, потрясающие отрубленными головами, даже каким-то образом затесался кривоногий домовой с заросшими шерстью ушами, почему-то отплясывающий чечетку. Его я старательно проигнорировал.
Впервые леди Меринда немного прониклась, но страх был несколько слабоват для того спектакля, что я тут разыгрывал: даже мне стало не по себе. В первую очередь, от опасливо-задумчивого взгляда красавицы, который вот-вот грозился обернуться одобрительным. И тогда придется срочно ретироваться. Сразу же из замка. А покидать насиженное место очень не хотелось.
Я спасу вас! раскатом грома пронеслось по коридору, и подпрыгнули от неожиданности все: и леди, и я, и даже доспехи.
Голос у гомункулуса получился что надо. Низкий, но не слишком, зато уж громкий таким только на смертный бой драконов вызывать. Или вот, злобных некромансеров. Алый плащ ярким мазком летел за спиной, тщательно уложенные темные волосы ниспадали на плечи, а начищенные доспехи блестели так, что глазам было больно. Леди Меринда смерила нежданного защитника взглядом, задержалась на оружии: фамильный меч одного из славных рыцарей, что приходили сюда до проклятого сэра Лукаса чтоб он провалился со своей любовью! оказался как нельзя кстати. Материальный достаток был налицо, и доставшая меня до самых печенок миледи снисходительно вскрикнула, ретируясь за спину рыцарю. То ли подумала, что он явно более простая добыча, то ли и впрямь предположила, что некроманта лучше не доводить до отчаяния.
Я, сдерживая радость, торопливо активировал амулет телепортации, висящий на шее у гомункулуса. Полыхнуло оранжевое пламя, и парочка исчезла из моего дворца. И жизни, как я очень надеялся.
***
Замок потихоньку оживал. Слуги, раньше прятавшиеся по углам, выползали из захоронок и принимались за свои повседневные обязанности. Я пребывал в отличном расположении духа, равно как и мои соседи, к которым ввиду безнадежности ситуации мое Темнейшество собиралось наведываться с парой-тройкой десятков тысяч мертвецов. Я даже отпустил одного особо надоедливого типа, который в очередной раз приперся в замок с ржавой железкой, а когда был выставлен за дверь, фальшиво и гнусаво пел куплеты, обличающие мои злодеяния. Его всего-навсего спустили вниз с парадной лестницы, а не отрубили голову я страсть как не любил, когда фальшивили. Но счастье мое длилось очень недолго.
Беседа с драконом, пребывающем в человеческом облике, о преимуществах воздушных налетов была прервана бледным слугой, который проблеял что-то невнятное и исчез. Похоронными колоколами прозвучали до ужаса знакомые шаги, и я, кажется, в мгновение ока поседел, когда увидел приснопамятную и снящуюся мне в кошмарных снах леди Меринду. Она, как заправский тяжеловоз, тащила за собой вяло сопротивляющегося гомункулуса, выглядящего уже не так представительно, как несколько счастливых дней назад. Я лихорадочно перебрал в уме все, что мог упустить: красота есть, ума не очень много, легко подчиняется, материальных ценностей хоть завались, я даже один из принадлежащих мне участков пожертвовал Что я упустил!
Забирайте, она толкнула несчастного гомункулуса вперед. Брак.
Что не понял я, взмолившись всем темным богам сразу. Те наверняка делали ставки, так что помощи можно было не ждать.
Бракованный, говорю, терпеливо, как слабоумному, сообщила мне леди и как-то не так уж и воинственно пояснила: Слабосилен.
Лицо мое вытянулось. Дракон подавился дымом, побагровел и заржал не хуже жеребца породистого, завалившись за спинку трона. Я растерянно посмотрел на недовольную жизнью Меринду, подпер щеку кулаком и устало вопросил:
И что делать
Ответом мне было обиженное сопение обманутой в лучших ожиданиях леди и несчастный взгляд подставившего меня в таком деликатном деле гомункулуса.
Темные боги ехидно скалились и молчали.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *