Потом говорили, что он пришел с Востока

Потом говорили, что он пришел с Востока Потом говорили, что он пришел с Востока Из страны песков и пустынь. Со стороны неприступных горных кряжей и бездонных пропастей. Из места, в котором никто

Потом говорили, что он пришел с Востока Из страны песков и пустынь. Со стороны неприступных горных кряжей и бездонных пропастей. Из места, в котором никто не живет. Но это было потом. А сейчас столица бурлила.
* * *
Кто! Кто посмел! брызгал слюной полноватый человек в дорогих одеждах, грозно наступая на щуплого слугу. Как вы такое допустили! Я вас всех лично четвертую!
Слуга, тонкий и костлявый, больше похожий на жердь, повалился на колени и запричитал:
Господин Визирь, прошу, простите! Не я это был, меня там вообще не было! Простите, умоляю, господин Визирь, прошу, умоляю
Умолкни, червь!
Да с кого я вообще это спрашиваю, в самом деле передернуло от омерзения Абрахама. — С этого кроме лести ничего не взять Нужно с других вопрошать.
Эй, ты, поднимись! Если хочешь жить, то через две минуты здесь должен быть начальник стражи дворца. Мне плевать, как ты это сделаешь. Пошел!
Слуга вылетел быстрее ветра. Визирь устало сел, снял с головы чалму и вытер ею пот со лба. Он нервничал. Сильно нервничал.
Да, теперь он становился новым султаном, что не могло не радовать. Но люди Что подумают они Правитель Халифата внезапно умирает, и Визирь становится на его место. Все бы ничего, ведь Закон позволяет, но многие обязательно вспомнят о его происхождении, о его родине. О той стране, с которой сейчас идет война. И тогда ему точно не позволят не то что взойти на трон его просто убьют ночью, как намедни султана.
Война Визирь горестно застонал. И было от чего: ведь теперь, без талантливого правителя Халифат обречен. Не помогут ни верные Угаки, воины султана, ни тактические умения самого Абрахама Да что там! Им даже сам Бог не поможет!
Двери залы распахнулись, и внутрь вошел, слегка прихрамывая, Мотхадиб, начальник стражи всего дворца. С его побледневшего от страха лица то и дело стекали капли пота. Остановившись перед Визирем, он, как тот слуга, упал на колени.
Поднимись!!! заорал Абрахам с такой силой, что стены залы слегка завибрировали. От тебя, Мотхадиб, я не жду покаяния и лести! Зачем мне твои извинения! Извиняйся перед мертвым султаном!
Визирь перевел дух, встал и снова сел. Посмотрел в глаза робко поднявшегося стражника. Спросил, уже гораздо тише:
Я надеюсь, вы узнали, кто это был
Мотхадиб побледнел еще больше, хотел снова пасть ниц, но, увидев взгляд Визиря, передумал и залепетал:
Г Господин Виз Визирь, убийца не оставил никаких следов Мы Я
Что говорят следопыты
Следо Пыты Я, господин Визирь, мы
Ты еще не отдал приказ следопытам! взревел Абрахам. Да как ты вообще смеешь занимать такой пост! В темницу его!
Двое из личной стражи султана подхватили умоляющего о пощаде начальника и под руки увели из залы. Визирь не слушал мерзкого лепета провинившегося человека. Казнь еще милость. Раньше за такое варили в смоле.
Абрахам подошел к окну. На улицах столицы творился хаос. Закрывались ларьки ремесленников, грузили свои повозки купцы, люд спешил по домам. Если раньше все были уверены в победе, то теперь Эвенейс, столица Халифата, из величественного фрегата превратилась в жалкое, тонущее суденышко, с которого люди бежали, подобно крысам.
Нам конец одними губами прошептал Визирь.
* * *
Когда армия Теминчука, ордынского хана, подошла к Эвенейсу, город даже не вывел армию. На стенах поредевшим строем стояли стражники — те, кто не сбежал, а остался защищать город до конца. Визирь тоже был с ними.
Золоченый плащ развевался на ветру, седые волосы были сплетены в воинственный хвост. Абрахам, даже не будучи стройным и сильным воином, выглядел угрожающе. Его воинство было мрачно и собрано мечта любого султана.
Но у них не было шансов. Численное превосходство все равно возьмет верх. Все это понимали. Но каждый, абсолютно каждый из солдат, стоявших на стене, готов был биться до конца. До самой смерти.
И когда первые волны врагов хлынули к стенам, Визирь протяжно крикнул:
За Эвенейс! За султана! За Халифат!
* * *
Говорят, его последние слова иногда слышны в порывах ветра над развалинами великого города, закончила свой рассказ старушка, с любовью глядя на своих внучат.
Баба, баба, а кто убил султана
Ну как кто Теминчук нанял ассасина, а тот и расправился с правителем
А кто это был ассасин спросил самый старший и смышленый из внуков.
Никто толком не знает Лишь старцы потом говорили, что он пришел с востока

Потом говорили, что он пришел с Востока Потом говорили, что он пришел с Востока Из страны песков и пустынь. Со стороны неприступных горных кряжей и бездонных пропастей. Из места, в котором никто

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *