А-ааа, дальняя дорога; э-эээй, что вижу, то пою!

 

А-ааа, дальняя дорога; э-эээй, что вижу, то пою! Большой потрёпанный рюкзак, потасканная куртка, тяжёлые крепкие сапоги. И улыбка до ушей, необычная такая, с хитринкой. А лицо ну, ничего

Большой потрёпанный рюкзак, потасканная куртка, тяжёлые крепкие сапоги. И улыбка до ушей, необычная такая, с хитринкой. А лицо ну, ничего особенного, обыкновенное человеческое.
О-ооо, рогатая гора; е-ееей, полыни куст! и смеётся.
Смех заразительный, громкий, но какой-то непривычный. Как будто это и не смех вовсе, а грохот ручья. Или перестук камней, когда они трутся друг об друга.
Идёт он тем же маршрутом, что и я. Те же рюкзак, палатка и запас еды. Но как ни посмотри, он кажется чужим, пришедшим из другой страны, где жизнь подчиняется иным законам. Возможно, так и есть, но спрашивать не хочется.
А-ааа, иду издалека; э-эээй, очень далеко!
Вечером разбиваем лагерь: кто на берегу бурной речки, кто подальше, в лесу. Незнакомец примостился под самой скалой, прямо между могучих корней сосны. И удобно же ему там будет спать…
Ребятки, дорогие, я растяпа, потерял свой ножик. Есть тут кто с инструментом в кармане
Конечно, таких находится трое, а незнакомца тут же приглашают к костру. Через полчаса он уже свой в доску, поёт песни, подбрасывает травы в чай. Ближе к полуночи, когда большинство расползается спать, начинается самое интересное.
Я сижу и слушаю шум реки и треск костра, пока рядом медленно зарождается беседа. Мой проводник задаёт обычные вопросы, лениво обсуждает с гостем горные маршруты и города, в которых им обоим довелось побывать. Длинные паузы заполняются ночными звуками, речь становится задумчивей. Вот тут-то и начинается настоящий разговор.
Меня называют пророком, гость посмеивается, но глаза его серьёзны, взгляд устремлён в костёр. Но зовут меня Вадим. Я всю свою жизнь скитаюсь по лесам. Обычно в одиночку, но иногда выхожу и на известные маршруты. Я привык носить всё необходимое, но иногда случаются курьёзы, вот как сегодня с ножом. Можно ведь и руками обойтись, но с попутчиками можно расслабиться, поговорить по душам, а тут такой повод.
Проводник согласно кивает, мол, попутчики это хорошо, даже одиночкам нужно общение. Интересуется, что именно и кому наш гость пророчит.
Тут ведь какое дело, пророчества бывают разными. Мой источник вдохновения лес, хотя всё не так просто. Сам воздух иногда даёт подсказки, тут главное быть внимательным. Если бы ты провёл в лесах столько лет, ты бы тоже мог легко определить, какие травы можно найти поблизости. Или, скажем, в какой стороне река, а откуда веет болотом. Это только опыт, которого я накопил достаточно, чтобы делать всё это, не задумываясь. Просто таких мелочей скопилось много, а люди любят создавать легенды.
И гость, и проводник сидят в молчаливом согласии, подбрасывают иногда сучья в костёр, а я всё слушаю лес. Вдруг он и мне откроет какую-нибудь свою тайну.
А ты, я вижу, любишь больше слушать, чем говорить.
Я не сразу понимаю, что гость смотрит на меня, и запоздало соглашаюсь. Объясняю, что ночь больно хорошая, а тут ещё и разговоры интересные, ну как тут уйдёшь спать. Он кивает несколько раз, а потом задумчиво предлагает:
Хочешь, я твоё будущее предскажу, как я его вижу
Мне, конечно, любопытно, да и зачем отказываться. Тёмной ночью у догорающего костра и не такое случается.
Имей в виду, что мои пророчества самоисполняющиеся. Поэтому слушай внимательно и запоминай, и всё обязательно сбудется, в темноте видно только общие черты его лица, но ясно, что он улыбается.
Однажды ты услышишь зов, на который ты захочешь пойти. Он будет тихий, тебе захочется всё бросить и шагнуть в неизвестное, но ты, конечно, найдёшь причину отвернуться. Потом ты услышишь его ещё не раз. Ты постоянно будешь выбирать между зовом и тем, что у тебя уже есть, тут он взял задумчивую паузу.
А выбор, если честно, у тебя один: жить так, чтобы того хотелось. Да и вообще, незачем меня слушать, ну какой из меня пророк.
И он мягко смеётся в тон бегущей воде. И я смеюсь, и проводник ехидно улыбается, закладывает угли камнями; мы собираемся спать.
Я задерживаюсь на пару минут у самого берега речки. В её шуме я слышу тихий голос, зовущий шагать по дороге. Сейчас мне почему-то очень хочется жить.

 

А-ааа, дальняя дорога; э-эээй, что вижу, то пою! Большой потрёпанный рюкзак, потасканная куртка, тяжёлые крепкие сапоги. И улыбка до ушей, необычная такая, с хитринкой. А лицо ну, ничего

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *