— Острожно, хтонь — предупредил Саша, проходя через узенький коридор на кухоньку.

- Острожно, хтонь - предупредил Саша, проходя через узенький коридор на кухоньку. Хтонь с воем выскочила из-под шкафа и с диким мявканьем вцепилась мне в ногу.- Вообще-то, довольно милый котик -

Хтонь с воем выскочила из-под шкафа и с диким мявканьем вцепилась мне в ногу.
— Вообще-то, довольно милый котик — возмутилась я, тщетно пытаясь отцепить от себя пять килограмм рычащей массы.
Масса скалилась и, не переставая, жевала мои джинсы, утробно подвывая.
— Я про жизнь в целом — отрезал Саша. — А Пабло Дие́го Хосе́ Франси́ско де Па́ула Хуа́н Непомусе́но Мари́я де лос Реме́диос Сиприа́но де ла Санти́сима Тринида́д Ма́ртир Патри́сио Руи́с Пика́ссо не милый, он — зверь.
— Паб..что
— Павлик, для друзей. Это в честь художника.
Павлик пускал густые слюни по левисам и отчаянно линял.
— Чай будешь
— Да, да — рассеянно отозвалась я. — Чай, это самое то, да.
— Тогда садись.
Откуда-то из-под обшарпанного стола Саша выудил табуретку и, смахнув ворох лавровых листьев, подвинул ко мне.
Я опасливо присела на краешек.
Табуретка вскрикнула.
Павлик взвыл.
— С сахаром, без
Окоченевшая муха подмигнула мне из сахарницы.
— Нет-нет, мне без сахара. Я так люблю. Просто.
— Хорошо.
На столе образовались две щербатые чашки и подозрительного вида печенье.
Саша сел на соседний стул.
Постучал ложечкой о чашку, потом о стол.
Отодрал кусок сахара.
— Мы будем говорить о любви.
Саша отрешенно посмотрел в окно, за которым стекал по кирпичной стене местный алкоголик и замолчал.
Печенье выпало у меня из рук и, с зловещим треском, упало на пол, отколов кусок паркета.
— Может, о литературе лучше — неуверенно предложила я.
— Нет. О любви.
Павлик согласно заорал.
— Вот ты. Ты кого-нибудь любишь — мрачно спросил Саша.
— Ремарка люблю — пробормотала я, незаметно отливая кусок чая в пожухший фикус. — Он красивый.
— Ремарка.. А надо меня любить.
— Ты не Ремарк.
Отчаянная реплика повисла в воздухе и неловко запуталась в паутине.
— Не Ремарк. Но любить надо. — Саша залпом допил чай и исподлобья взглянул на меня. — Любовь правит миром. А тебя любить буду я.
Я занервничала.
Не надо меня любить.
Меня надо оставить в покое.
Нехороший холодок пополз по спине.
Фикус расхохотался.
— А может..не надо — робко уточнила я.
— Надо. — лаконично бросил Саша.
Павлик вгрызся в ножку стула и заурчал.
За окном расползся алой каракатицей закат.
Глухо стукнула форточка.
Некрещёный атеист-прагматик внутри меня мелко перекрестился.
Тараканы в голове зааплодировали.
Питерская романтика в лице Саши улыбнулась и зажгла свечи.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *