Про нотариальное удостоверение

В контору вошёл посетитель.
— Здравствуйте, я Петров. У вас подпись на документе можно удостоверить
— Да, конечно нотариус привычно открыл регистрационную книгу и взял со стола ручку.
— А сколько стоит
— Госпошлина сто рублей.
— Годится посетитель облегчённо вздохнул и полез в бумажник.
— Подождите, давайте сначала посмотрим, что у вас.
— Вот! Петров гордо достал из кармана сложенный пополам листок и протянул его нотариусу.
— Но здесь написано только «Сидоров дурак!». Что это
— Документ. Подпись надо заверить.
— Подождите юрист удивленно перевёл взгляд с бумаги на посетителя, — Вы хотите заверить ЭТО
— Ну!
— Видите, ли, я не могу заверить подпись на таком документе.
— Почему это
— Ну, это как бы и не документ вовсе.
— Вот тебе на! Как так
— Как вам сказать, по закону документ — это информация, зафиксированная на материальном носителе, с реквизитами, позволяющими её идентифицировать. А как можно этот ваш документ идентифицировать Вот кто такой Сидоров
— Сосед мой Петров непонимающе моргнул.
— А из документа не следует, что это сосед ваш. Даже имени нет. Вот, допустим, у вашего Сидорова брат есть
— Ну, есть.
— А вдруг он на свой счёт примет.
— Пусть принимает. Он тоже дурак. И сын его и племянник.
— А другой какой Сидоров на свой счёт ваше высказывание отнесёт
— Не отнесёт. У нас в доме других Сидоровых нет.
— И что вы собираетесь с этим документом делать.
— В ящик почтовый Сидорову положу.
— А зачем вам это
— Моральное удовлетворение получу. Открою человеку глаза!
— А вы так положите, не заверяя.
— Не заверяя нельзя. Несерьёзно. И Сидоров серьёзно не отнесётся. Он на складе работает. Привык, чтобы всё документально.
— Всё равно нельзя. Если уж вы хотите документ составить, сделайте по правилам.
— Это как
— Паспортные данные Сидорова занесите. Адрес по прописке. И справку из больницы психиатрической приложите, подтверждающую, что он дурак.
— Да что вы всё к содержанию придираетесь. Вы подпись мою заверьте только. Вот сто рублей.
— Да не могу я подпись на таком документе заверить. Меня лицензии лишат, и коллеги засмеют. Вы вот где работаете
— В больнице санитаром.
— Ну, значит, представляете, что такое профессиональная этика.
— Я в морге, у нас с этим проще.
Нотариус задумался. С одной стороны, он совершенно точно не мог, да и не собирался визировать гражданскую позицию Петрова в отношении Сидорова. С другой люди обычно приходили к нему с проблемами, и он старался им помогать.
— А вы тогда Сидорову по почте письмо отправьте. И штамп почтовый будет. Тоже документ.
— По почте долго будет. А может вообще не дойти. Кто ему тогда глаза откроет В ящик надёжнее!
— Телеграмму пошлите!
— Со словом «дурак», говорят, нельзя.
— По электронной почте напишите.
— Несерьёзно это, документ нужен!
— На двери ему напишите в конце концов! нотариус так разнервничался, что сам того не замечая, стал предлагать общественно порицаемые методы.
— Писал уже. Не доходит. Неофициально это всё как-то.
Нотариус сдался. Он сделал всё что мог, но случай был неизлечимым. Он закрыл регистрационную книгу и отложил ручку.
— В общем, вы как хотите, а я вам подпись под таким документом заверять не буду!
Петров насупился, неловким жестом запихал обратно в бумажник сторулбёвку и покинул кабинет.
На следующий день в ящике для входящей корреспонденции нотариус нашёл запечатанный конверт. В нём на сложенном вдвое листочке было написано «Нотариус дурак!» и стояла треугольная печать «Для больничных листов».
Сергей Марковский

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *