Бирюк

Бирюк Развелась Раиса со своим Степушкой из-за его скверного характера. Степушка дурной такой с детства был. Бирюк. Смотрит вечно исподлобья, ни разу не приголубит и подарка не подарит. Семь лет

Развелась Раиса со своим Степушкой из-за его скверного характера.
Степушка дурной такой с детства был.
Бирюк.
Смотрит вечно исподлобья, ни разу не приголубит и подарка не подарит. Семь лет вместе прожили, а ни разу за эти годы Степушка жену словом добрым не назвал, ни разу не сказал что любит, ни разу не похвалил.
Детей Бог паре не дал, так оно может и к лучшему: зато нету дитятки, который при разводе нынешнем горько заплакал бы: «Папка, папочка!»
Не любил и не любит, — сделала нехитрый свой вывод Раиса, 42-летняя женщина в строгом платье в гусиную лапку.
Ушла Раиса молча.
У нее родственница от рака умерла, оставив дочь, сероглазую Ольку с задумчивым, не по годам серьезным взглядом.
Ольке пять стукнуло.
Раиса девочку удочерить засобиралась, а Степан хмуро сказал, как отрезал:
Не надо нам девку. Пусть ее в детдом определяют, а мы жили вдвоем и дальше вдвоем проживем.
Степке 47.
Почитай, полжизни можно сказать, прожито.
Две дочери у него от первого брака выросли.
Две дочери, которые вместе с матушкой оттяпали у папани дом, отобрали квартиру, украли обманом накопления Степкины, пока тот в навигации отсутствовал.
Потому и аллергия у Степана на детей образовалась в душе стойкая.
Степан жениться-то не собирался, да Раису ему родственники просватали. Она баба одинокая была, мужчины ее обходили стороной, хотя на вид ладная и характером скромная.
Семь лет пара создавала вид, что у них — семья.
Степушка лес валил, Рая учительницей в деревенской школе работала.
…А хотелось ей нежностей обыкновенных. Поцелуев в щечку, пожеланий доброго утра и приятного аппетита.
Все-таки правду говорят, что женщины любят ушами, а Степушка был молчуном редкостным.
Только хмуро зыркнет, поедая вкуснейший борщ, вприкуску с пирогом мясным, над которым Рая колдовала пол-утра. Вместо спасиба-то…
Степан весть об уходе жены принял спокойно.
Жить-то есть где — поинтересовался сухо он.
Рая головой кивнула: есть. Ее кузина, умирая, домишко свой за Олькой оставила.
Дом хоть и старый, а жить можно, только скромно: из мебели — диван старый, да шкаф, да с отломившейся ножкой стол. Его, если к стене вплотную приставить, то стоит вполне себе крепко, не кренясь.
Ничего Рая из дома не взяла, кроме личных вещей.
Даже телевизор, в кредит ею взятый, да мамину посуду и ту всю Степушке оставила.
Ему тоже нужно, — оправдывалась Рая перед сестрой, пенсионеркой Тамарой.
Тамара поправила на себе очки и постучала пальцем по столу:
Забери телевизор! Забери! Олюшке он нужнее будет! Да кто ж ничего не забрав из дому то уходит, глупая Хочешь, дак вместе пойдем, заберем
Рая грустно посмотрела на сестру.
Дело-то не в телевизоре ведь, ничего ты не понимаешь, сестра…
Олюшка приболела и Рая оставила девочку дома с Тамаркой, сама на работу пошла. На работе у Раи строго — по больничным сидеть — непозволительная роскошь.
Когда вернулась, услышала, что Олюшка хохочет. Мультики смотрит.
Откуда телевизор Бывший муж принес.
Тамарка поведала, что бирюк приходил, с телевизором, мол ребенку он нужней, а он все-равно только новости смотрит, так новости энти ему сосед так расскажет, если нужно.
Посидел молча, увидел что кран протекает маленько и сходив за инструментами домой, починил.
Назавтра Степушка пришел снова и подарил Олюшке вырезанного из полена буратино. Только у буратино нос неострым сделал, чтоб не поранилась невзначай девчонка, когда играться будет.
Правда, пришел-то он не из-за буратино, а калитку починить. Вчера, уходя, подметил, что та плохо закрывается и свисает. Починил.
А в пятницу Рая вернулась с работы пораньше, чтобы с девочкой в поликлинику сходить, а дома — замок висит.
Понеслась к Тамарке, а та руками развела: Степка пришел и Олю гулять увел. Там цирк приезжий приехал, а Степке захотелось показать малышке танцующих собак, умных кошек, питонов и прочих животных.
Рая неслась к цирку «Шапито», не чуя ног.
Может оттого, что слово «питоны» ей отчего-то не понравилось.
Но успокоилась, когда увидела, как Степка-бирюк смеется заливисто вместе с ее хохочущей Олюшкой, сидящей у него на плечах.
Эпилог
Степка так и остался жить с Раисой и Олечкой. Души в девочке не чает, игрушек ей полный двор из дерева навырезал, да «домик» настоящий построил.
Рае милостей-нежностей так и не говорит, но ей это и не нужно. Ну и пусть он «бирюк», зато сердце у него все-равно доброе и ее с Олькой любит!
Автор: Саранча

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *