Утро

Утро Утром Николай Павлович пребывал в ужаснейшем настроении. Бывает же так, все плохо Достать саблю и разрубить всё и вся на кусочки. Везде непруха. Начальство отправляет в командировку, в

Утром Николай Павлович пребывал в ужаснейшем настроении. Бывает же так, все плохо Достать саблю и разрубить всё и вся на кусочки. Везде непруха. Начальство отправляет в командировку, в которой, казалось бы, и делать совершенно нечего. Дома отгавкал детей по какому-то ничтожному поводу, поругался с супругой, да так, что взял подушку, и завалился спать на диване в зале под аккомпанемент бормочущего телевизора, даже кошка, которая всегда спала у него в ногах, изменила традиции, и спала на кровати, а не в его ногах.
Рано поднявшись, сам себе приготовил бутерброды, заварил чай и наполнил им свой старый, побитый термос. Собрал себе в дорогу нехитрую еду.
Погода тоже не радовала. Сырой влажный воздух, морозно кололся и не давал дышать. Мучительно хотелось курить Как назло и сигареты закончились.
Заскочив на «АЗС» залил полный бак, купил сигарет Утренняя толкотня, заставила быстро выехать с заправки, и не удалось покурить. В машине он не курил принципиально. В голове множились дурные мысли. Картины рисовались одна мрачней другой. То он гордо увольнялся с работы после приезда, то разводился с женой и искал себе для проживания какую-нибудь недорогую квартирку. Ныл застуженный локоть и зверски хотелось курить. Но надо было проскочить через город, пока не было огромного скопления машин, не остановишься
Его размышления были прерваны чем-то необычным. Что-то неуловимое, незначительное, и необычное заставило его занервничать, что-то мешало ему. Он не мог понять причины дискомфорта, нервно закрутив головой, он поймал взгляд. Из кузова армейского грузовика, движущегося перед ним, вяло и безразлично на него смотрели молодые солдаты. Парочка пацанов, явно замерзших на неласковом влажном утреннем уральском морозе, зябко скукожились. Подняв воротники бушлатов, словно обнимая самих себя, они глубоко, как в муфту, засунули руки в рукава, и сидели на лавках, словно умирающие воробьи. Так они ехали. Николай Петрович, в своей теплой комфортной машине, и пацаны в кузове
Этот светофор Николай Петрович знал, стоять там больше минуты Сам не понимая что он делает, мужчина на выскочил из машины. Сунул пацанам в руки пакет с бутерами, свой старый термос с горячим чаем и сигареты
— Пацаны, держите Согреетесь хоть
Дождавшись «зеленого» резко рванул вперед. Мучительно хотелось курить, но на душе почему-то стало спокойней.
Автор: Сергей Сергеевич Серегин

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *