Она приходит в поле на закате дня. Рядом мягко ступает черный кот. Ветер прижимает ковыль к земле, будто укрывая нагую почву одеялом. Руки сжимают пластик фотоаппарата.

Она приходит в поле на закате дня. Рядом мягко ступает черный кот. Ветер прижимает ковыль к земле, будто укрывая нагую почву одеялом. Руки сжимают пластик фотоаппарата. «В моем мире говорят, что

«В моем мире говорят, что фото портал в другой мир», — вспоминает она мягкий голос. Поднимает фотоаппарат. Заглядывает в видоискатель, сузив мир до кадра. Уверенно нажимает на спуск. Щелчок затвора мгновенье поймано. В воздухе рассыпается силуэт. Опять.
Кот утешающе мяукает. Он тоже видел, он тоже знает правду. На лице девушки появляется грустная полуулыбка. Ритуал закончен. Теперь пора домой.
Тихонечко пройти к себе мимо комнаты брата. Ему нельзя узнать про фотоаппарат. Это только её с Кириллом тайна. И, пожалуй, кота, который понимающе прятался от остальных. Этому миру рано знать о существовании других.
Девушка заходит в темную комнату. Короткое заклинание, и тускло засияли кроваво-красные кристаллы. Кирилл не раз восхищался этим обыденным для неё действием. В его мире магии не было, что удивляло её не раз. Как и фотоаппарат, что он оставил ей.
Руки привычно смешивают реактивы в воде. «Насыпай аккуратней, а то можно все испортить», — по коже разливается тепло прикосновений. Девушка мотает головой, отгоняя воспоминания прочь. Сейчас не их время. Она делит пленку на ленты и опускает в ванночку. Теперь ждать.
Запах проявителя разливается в воздухе, смешиваясь с табачным дымом из её воспоминаний. Она многое помнит из той жизни. Искрящийся восторг в его глазах, когда она колдовала. Сильные руки на талии, пока смотрели на лиловое море. Громкий смех, когда она испуганно отпрыгнула от фотовспышки. Теплое дыхание, пока он спал. Нежный шепот, когда
Мелодичный звук разрушает чарующие миражи памяти. Девушка со вздохом смотрит на магические часы, напомнившие достать пленку. «Главное, зацепить ленты так, чтобы они не могли свернуться», — вкрадчивым голосом Кирилла говорит память: «И дай им хорошо просохнуть. Тут нельзя спешить». Она и не спешила. Она слишком долго ждет, чтобы позволить нетерпению испортить работу.
Семьсот двадцать закатов. Двадцать четыре лунных цикла. Два длительных года в ожидании с котом. Уже пятнадцать рулонов пленки лежат проявленные в сундуке. Чистых осталось три.
Она сама придумала ритуал. Думала, что фотоаппарат разрежет толстую грань миров. Вспышкой мелькнет для него маяком. Ходила каждый вечер туда, где он исчез, думая что это поможет. А потом это просто стало привычкой.
Девушка выходит из потайной комнаты. Взяв небольшой рюкзак, выскальзывает тихо из дома. Переживать ночь в их небольшом шалаше в лесу. Чтобы вечером с котом вновь отправится на поле.
Выходит, так и не заметив на последнем кадре как появляется и исчезает знакомый силуэт.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *