Барон суббота

Барон суббота «Черный цилиндр на белом скелете Так близко доселе не знали вы смерти, А смерть Та лишь предпоследняя в списке Ведь после нее начинается диско...» © Барон Суббота Я - Барон

«Черный цилиндр на белом скелете
Так близко доселе не знали вы смерти,
А смерть Та лишь предпоследняя в списке
Ведь после нее начинается диско…»
© Барон Суббота
Я — Барон Суббота. Да-да, вы не ослышались. Суббота, Сэмюэль, для русских — Семен, в Америке — Сэм.
Что, вы обо мне не слышали Тогда расскажу немного, пока есть пара минут.
Дело в том, что я бог. Нет, не тот, что все это создал. Я древний, забытый бог Вуду. Бог кладбищ, казино и разврата, если быть точным. Широкий спектр, не находите
Я сидел под плитой, докуривая сигару. Да, я сижу посреди кладбища и что с этого
Стряхнул пылинку с брюк и откинулся на плиту. Антонио Гарсиа. 1964-2012. Славный был парень. Это подобие моего храма. Нет, не только это кладбище. Любое в этом мире. Просто здесь растет мой любимый табак.
Почему я валяюсь на его могиле
Ну,во-первых, я люблю хорошую кампанию, а во-вторых, могила имени Меня здесь вышла уж очень неудобной. Даже путан вызывать стыдно. И это богу разврата!
Звон колокола возвестил о наступлении ночи. Я затушил остатки сигары, встал и взял лопату. Снял свой цилиндр с могильного креста.
У меня здесь назначена встреча, затем еще одна в пять утра. С таким плотным графиком мне стоит освободится пораньше.
Лучи яркого света озарили ночное кладбище. Передо мной стоял худощавый парень в форме мексиканской полиции.
— Пади ниц перед Господом! — угрожающе потребовал он. Дуло кольта смотрело мне в живот.
— Еще чего, пернатый! — крикнул я в ответ. Не люблю ангелов. Тем более новеньких. Бросаются высокопарными фразами, а на деле — ни договориться, ни подраться нормально не могут.
Тот же Уриил не стал бы опускаться до огнестрельного оружия.
С такими и «раз на раз» выйти приятно, не то что с этим. Видимо, у них там проблемы с кадрами, как принято говорить.
Вообще, я по-настоящему не люблю двух существ: ангелов и ментов. Этот новобранец выполнил оба условия для мучительной смерти.
Ангел взвел курок, поднимая неуставной кольт на уровень глаз. Так, чтобы точно попасть мне в голову.
Откуда-то сбоку полетело серебряное пятно. Блестящий, вращающийся полумесяц.
Хрустнула перерубаемая кость, рука с револьвером упала на землю, пропитывая ее казавшейся черной во мраке кровью. Ангел уставился на обрубок, еще не до конца понимая, что произошло.
— Неужели ты думал, что я приду один — начал было я, но укол в спину вынудил меня замолчать. Лезвие провернулось, перемалывая мое сердце в фарш.
Теплая кровь полилась по телу, пропитывая рубаху и пиджак.
Медленно, чтобы тот, кто меня пырнул, не заметил, перехватил лопату поудобнее.
— Убил ты меня, а дальше что — я хищно осклабился. Нож дернулся. — Не ожидал — давление снова усилилось. — Молись Карающему Богу, чтобы твоего кошелька хватило на стирку!
Резкий взмах лопаты прошел впустую. Второй полицейский перекатился. Нож из моей спины со звоном выпал, плоть с треском срослась воедино.
Они думают, что я слаб. Напрасно. Я намного сильнее большинства Архангелов.
Каждая партия в казино, каждый миг похоти людей был молитвой в мою честь. Каждый раз, когда они нажираются на выходных — моя сила крепнет. Сколько веков прошло Вот и я о том же.
Они даже не знают меня. Не знают бога, которому негласно присягнули.
Да, необязательно читать непонятные заклинания или расписываться на чем-то кровью, чтобы связать себя с богом.
Тем более, я не предъявляю своим адептам жестких требований. Всего-то нужно пить, веселиться, гулять и однажды, всего разок, умереть.
После нескольких выпадов, мне удалось загнать ангела в угол.
Махнул лопатой, рассекая его голову. Он сполз по ограде, заливая меня кровью.
Придется лазить по их карманам. Хватит ржать. Да, у меня нет денег. Совсем. Все трачу на сигары, ром и женщин.
А куда мне без них Я же бог разврата, как-никак.
Я взглянул на второй окровавленный труп, из глаза которого торчала рукоять серпа. От него ко мне шла бледная седовласая девушка.
Не светлая, а именно седая. Она была одета в длинное белое платье, обшитое красной каймой.
Холодные нежные руки обвили мою шею, бордовые, почти черные, губы встретились с моими. Мы слились в долгом поцелуе.
Я встретил Морану под Киевом еще два века тому назад. Она оказалась забытой своим народом, как и я в свое время. С тех пор мы так и странствуем вместе.
Я опустился на землю, опрокидывая ее на себя, и потянулся было к шнуровке платья… но нас прервали.
— Опять милуетесь — спросили сверху писклявым голосом. Это был Бахус — донельзя жирный мужик в гавайской рубашке и с туристическим рюкзаком наперевес.
Мы подобрали его в Халкиде. Это было в те времена, когда мы беспорядочно «миловались» в любом месте и в любое время. Вот как сейчас, например.
Он смотрел на нас с бесконечным умилением. Я посмотрел на него раздраженно, и жирдяй сразу понял намек.
— Все-все не буду вам мешать, — слащаво улыбаясь, он опустил на надгробие две бутылки рома и коробку сигар, затем поспешно удалился.
У нас оставалось еще четыре часа, затем я отправлюсь на встречу с представителем ФСБ. Эти русские даже для богов создали надзор…

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *