Айкамо

 

Айкамо Рано поутру, как встало пепельно-серое солнце, озаряя сиянием холмы, Айкаморешил пойти туда, где высокие дома. Точнее, решил это Айк. Амо долго противился, бил слабой ручонкой по голове,

Рано поутру, как встало пепельно-серое солнце, озаряя сиянием холмы, Айкаморешил пойти туда, где высокие дома. Точнее, решил это Айк. Амо долго противился, бил слабой ручонкой по голове, хныкал и ныл, но старший брат был непреклонен. Надо значит, надо. Да и вообще, ходить-то приходится ему, а младшему только и делов, что сидеть на плечах да привередничать.
Поэтому Айк под верещание Амо прошёлся до стоянки, где пылился их старый пикап, завёл бензиновую повозку и тронулся в путь. Он особо не любил машину, так как в салоне неудобно для его скрюченного тела (спина в известном понимании у братьев отсутствует), горб упирается в сиденье и ехать приходится полустоя, дрожа от судорог в икроножных мышцах. Голова Айка слишком низко, на уровне руля, так что поездку координирует Амо.
Ты меня совсем не ценишь, жалуется младшенький, что бы я ни сказал тебе плевать на моё мнение. Вот сейчас захочу и не скажу, когда будет поворот. Что ты тогда делать будешь, а
Выйду. И мы пойдём пешком.
Почему ты такой бездушный Ведь я столько делаю для тебя..
Не для меня, а для нас. И да, делаю в основном я. Я хожу. У меня две сильные руки, а не твой огрызок. Я ем. Я дышу. Я даже сру за тебя.
Привычно переругиваясь, они доехали до развилки, ведущей к высоким домам. Позади в сизой дымке остался Гюмри. В долине уже виднелись высокие дома заросшие лишайником, ощерившиеся прорехами разбитых окон горы из бетона и стали. Наверное, когда солнце было жёлтым, их стеклянное покрытие очень красиво блестело в его лучах. Теперь же в закрывшей небо мгле лишь светит блекло невзрачное пятно, дающее земле дозы РА-ДИ-А-ЦИИ.
Айкамо тормознул бензиновую повозку на забитой железными скелетами пробке, вытянул из салона своё несуразное тело. Прихватил вещмешок и старую «Сайгу». Отсюда уже недалеко, прошагать километров десять до места встречи.
Сдались тебе эти инопланетчики, не переставал ворчать Амо, вот на кой надо переться в Ереван Можно же сидеть дома, жрать червей и пить пойло, греться у труб и трахать мамзельку. Или Свинцовую Голову. Или..
Заткнись, Амо.
Ты совсем меня не любишь, чёрствый тупой мудак.
Айк промолчал. То, что он тупой это да. Бывает, в головушке совсем никаких мыслей из-за вечной болтовни брата. С самого детства тот пищит над ухом, а дать сдачи никак руки не дотягиваются. Да и любит он маленького засранца..
Айкамо прошёл к шаткому мосту над речным потоком. Река вырывается из трубы в стене, опадает в бетонную выемку и бурлит там, чтоб затем растечься по долине маслянисто блестящей лужей, переливающейся радужной бензиновой плёнкой. А сам мост зияет провалившимися досками, ведь за ним давно уже никто не ухаживает. Кому сдался этот город, царство забытья и тишины Что делать здесь Листать глупые Книги Или любоваться на себя в отражении пыльных витрин Ереван это пристанище мародёров и совсем уж опустившихся мутантов. Здесь нет ни пойла, ни червей, а уж мамзельки такие страхолюдины, что даже уродливый Айкамо побоялся бы к такой приблизиться.
Амо затих. Братья шли, перебирая ногами единого организма, по развалинам былой цивилизации. Техника тут такая надёжная, что ещё светятся ГО-ЛОГ-РАМ-МЫ от аварийных источников лектричества. Иногда одна из проекций встаёт перед Айкамо, протягивая свои призрачные руки, и говорит:
Здравствуйте, неизвестный Пользователь! Пройдите в наш магазин, и будет вам скидка 70% на летнюю коллекцию фланелевых рубашек.
ФЛА-НЕ-ЛЕ-ВЫЕ рубашки. ПОЛЬ-ЗО-ВА-ТЕЛЬ. Любили ведь Горожане мудрёные слова. Интересно, что это означает
Под надписями с непонятным курсивом слов, под разноцветными ИНС-ТАЛ-ЛЯ-ЦИ-ЯМИ мутные стёкла. Коли приблизиться ближе можно разглядеть самого себя. В детстве Айкамо любил смотреть на себя. Ему было интересно, почему его нарекли Двойным. И тогда оба брата впервые увидели друг друга. Айк рассмотрел испещрённый шрамами бледный лик, над плечьми которого вырастал ужасный кожаный нарост, где скукожилось кукольно-детское личико. Тогда он понял, что это и есть Амо тот самый вредный голос, говорящий сверху.
Заросшее жёсткой щетиной обезьянье тело, узловатые руки до колен и Довесок. Довесок у него хорош, да. Нравится всем мамзелькам. Правда, обыкновенно они закрывают глаза, чтоб не видеть жуткого образа партнёра, и пыхтят снизу, и двигаются, и делают всякие разные вещи, от которых Довесок становится втрое больше в размерах, опосля чего выплёскивает белую жидкость. Если жидкость попадёт в мамзельку родится личинка спустя полгода или год, с синюшным лицом или большой головой. ГИД-РО-ЦЕ-ФАЛ, во! Айкамо любил делать любовь с мамзельками, а вот появляющихся от любви личинок не любил.
Айк передал наверх вещмешок, чтобы Амо понёс его в своей единственной руке, а сам перехватил удобнее карабин. Город враждебно смотрит пастями открытых дверей и пустых переулков. Безмолвие и больше ничего. Это хорошо. Бандиты не любят тишины, они орут и стреляют, будто ополоумевшие. Таким образом, ежесекундно оглядываясь и двигаясь вдоль стен, Айкамо добрался до условленного места встречи, усыпанного осколками кирпича фонтана с писающим мальчиком. Уселся на чудом сохранившуюся скамью, достал из мешка НОУТ-БУК и кликнул по нужной клавише. Всё. Инопланетчик скоро прилетит.
Ему не пришлось долго ждать. Между зданий знакомо загудело, завибрировало, и сверху объявился дискообразный аппарат. Он не испускал языков пламени либо воздушной струи. Похож на сплюснутую тарелку серебристого оттенка размером с грузовую бензиновую повозку. Диск подплыл ближе и выплюнул наружу инопланетчика.
Привет, Айкамо по кличке Двойной Человек, поприветствовал его чужак.
Привет, Безликий.
Старый знакомец кивнул, посчитав, что обмен приветствиями окончен, подошёл и сел на каёмку бывшего фонтана. Ну, как сказать сел.. Тело существа больше напоминает некоего богомола с длинными лапами, а из подобия задницы торчит голова с десятком чёрных фасеточных глаз. Так что Безликий скорее не сел, а скукожился, сложившись внутрь самого себя и выставив наружу торпедоподобную башку с внимательными глазками. Айкамо стало интересно, встречается ли он каждый раз с одним и тем же инопланетчиком. Он понятия не имел, можно ли их отличать друг от друга по каким-либо признакам.
Слушай, Безликий, а в прошлый раз мы разговаривали с тобой
Вопрос неверный. Наша культура не предусматривает отдельных личностей, как и самого понятия личности в целом. Но если ты подразумеваешь телесную оболочку, то да, при каждой встрече ты видишь именно этого дроида.
ДРО-И-ДА.
Что такое ДРО-И-ДА
Дроид, Айкамо, дроид. Это механизм. Как та машина, на которой ты ездишь.
Бензиновая повозка
Ага.
Ты не похож на бензиновую повозку.
Есть много разных машин. Твой ноутбук тоже такая машина. И часы. Ты же видел часы
А моя стреляющая железяка
Ну, да. В каком-то роде и она машина.
А мамзельки
Нет, они живые. Это не машины.
Айкамо задумался. Точнее, задумался Айк, а Амо погрузился в дрёму. Младшему неинтересны эти дурацкие беседы с инопланетчиком. Но Айку нравилось разговаривать с умным созданием. Здесь он узнавал много новых слов. И не только. Вот, например, в прошлый раз Безликий поведал, что там, в небесах, есть много-много планет, на которых живут инопланетчики. А ещё он научил обращаться с НОУТ-БУ-КОМ. Хороший парень этот Безликий.
Зачем ты прилетел
Я пытаюсь спасти вашу планету. Вы совсем истощили её ресурсы.
РЕ-СУР-СЫ, завороженно повторил Айкамо новое слово.
Это самое что ни на есть ценное. Как земляные черви, которых ты ешь. Твои предки добывали много газа из земли и загрязняли атмосферу, чтобы строить большие дома и создавать машины.
Поэтому я такой Я непохож на Людей с картинок. Это всё Радиация, да
Ты день ото дня становишься умнее. Приятно за этим наблюдать.
Зачем ты меня/нас учишь, Безликий
Есть такое слово сострадание. Ты несчастное существо, Айкамо, и мне жаль тебя. Раньше я не знал о сострадании, но прочитав ваши Книги, я стал умнее и лучше. Ты всё, что осталось от великой ЦИ-ВИ-ЛИ-ЗА-ЦИИ.
То есть получается так, что мои праотцы тоже чему-то научили тебя
Инопланетчик совсем по-человечески кивнул своей странной головой. Из ближайшего проулка послышался вскрик, бумкнул взрыв, и на площадь потянулись языки чёрного дыма. Айкамо даже не тронулся с места. Рядом с Безликим ему было не страшно.
Как всё сложно.. А когда праотцы добывали эти РЕ-СУР-СЫ, разве они не знали, к чему это приведёт
Знали, но не могли остановиться. Ты ведь тоже жрёшь червей до тех пор, пока их уже будет некуда пихать. Вот и Люди так же. Это недостаток вашей культуры. У вас нет чувства меры.
Кстати, Безликий, вспомнил Айкамо, у меня появилась Любовь.
Да И кто же она
Её зовут Свинцовая Голова. Мне нравится делать с ней любовь, а ещё она не рожает противных личинок. И она такая же страшная, как я. И очень умная, почти как ты.
Приведи её в следующий раз, воодушевился собеседник.
Текла неторопливо беседа. На Город опускалась синева сумерек. Проснулся Амо и требовательно застучал маленьким кулачком по макушке Айка, упрашивая вернуться домой. Айкамо засобирался в обратную дорогу. Инопланетчик наблюдал за ним, с лёгким жужжанием крутя длинной шеей.
Ты ещё придёшь
Конечно, Безликий. Мне нравится говорить с тобой.
Тогда до встречи. И осторожнее в пути, сегодня здесь опасно.
Упаковав НОУТ-БУК, Айкамо зашагал по улицам мёртвого Города. В голове Айка прибавилось мыслей. Он думал их и добродушно реагировал на едкие выпады младшего. Уже дойдя до моста через реку, оглянулся.
В стороне от Города, у горных отрогов, сверкал стальными куполами КОС-МОД-РОМ инопланетчиков.
Тарасов

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *