Из глубины (18+)

 

Из глубины (18,) Представим себе тоску молодой женщины. Незнакомец может назвать ее девушкой, или даже девочкой, но Наташа женщина. Подтверждением тому эксклюзивное обручальное кольцо. Испанское

Представим себе тоску молодой женщины. Незнакомец может назвать ее девушкой, или даже девочкой, но Наташа женщина. Подтверждением тому эксклюзивное обручальное кольцо. Испанское золото, якутские бриллианты.
Наташе двадцать три года. Она победительница. Она авансом отстреляла женскую жизненную программу. Наташа закрепилась в большом городе и вышла замуж. Теперь у нее есть муж. А у мужа есть всё.
Наташа называет мужа Петром Николаевичем. По-другому не получается. Все-таки он сильно старше. Больше, чем в два раза. Обращаться к нему на «ты» Наташа уже привыкла, хотя до сих пор чувствует себя неловко.
Они побывали в Камбодже, в Тунисе, два раза в Египте. Сейшелы оказались грязными. Куба скучной. На Мальдивах Наташу ужалила медуза.
На сайте «Одноклассники» Наташа выстраивает разноцветные кирпичики фотографий в блистательную стену благополучия. «Мы на море». «Я и моя тачка». «Мой новый дом». Наташе все завидуют. Несколько раз на тех же «Одноклассниках» она сталкивалась с необъяснимыми проявлениями ненависти со стороны тех, кого считала подругами. Наташа убеждает себя, что ей плевать.
Люди из прежней, бедной, жизни обозлились против Наташи. Они думают, что Наташа зазналась. Но это новая жизнь отбрасывает старую шелуху. Наташе уже неинтересно, как дела на участке у тетки Маринки. С кем на этот раз встречается рыжая Танюха тоже неинтересно.
Прежние подруги при личной встрече просят взаймы. Притом, суммы, которыми они никогда раньше не располагали. Сначала Наташа помогает им. Но потом понимает, что деньги никогда не вернутся. У Наташи они не последние. А Петр Николаевич вообще про них ничего не узнает. Но в душе остается гадливый осадочек. Наташа понимает, что ее используют, доят, как кубанскую буренку. Поэтому вместо встречи с одной из подруг Наташа улетает в Милан на презентацию новых коллекций. Другой подруге Наташа прямо в глаза отказывает. Это нелегко. И это еще одна капля дегтя в бочку ненависти. Но по-другому никак.
Каждая фотка в «Одноклассниках» — как брикет дрожжей в деревянный сортир. Вот Наташа на спа. Вот Наташа с новой стрижкой. А вот на шопинге ценник покрупнее, как бы специально.
У Наташи еще будут новые друзья. Наверное, это произойдет уже в Москве, куда Петра Николаевича собираются перевести в министерство. А здесь, в краевом центре, с друзьями нужного круга пока не очень. Наташа с большим трудом общается с чопорными хитрющими тетками, которые, к тому же, похоже, ненавидят Наташу за все. За юность, за свежесть, за не тронутую скальпелем красоту, за изящную фигуру, за густые волосы, не знавшие краски. Наташа лучше бы дружила с их детьми. Но для детей она из круга теток. У Петра Николаевича Наташа третья жена. Наташа чувствует, что тетки, которым она улыбается и с которыми ведет натужный разговор, воспринимают ее как немножко проститутку. Они наверняка знакомы и с первой, и со второй женами Петра Николаевича (Наташа их никогда не видела). Возможно, после званых вечеров они докладывают бывшим женам: «Видели мы новую молодуху твоего Николаевича»
Наташа вместе с Петром Николаевичем живет в самом центре в одном квартале от Красной. Их квартира занимает половину старинного купеческого особняка. Во второй половине скучное муниципальное учреждение.
В квартире восемь комнат. Пять на первом этаже, три на втором.
К дизайну квартиры Наташа не имеет никакого отношения. Старинная лепнина сочетается со сверхсовременными интерьерными решениями. Но старины все-таки больше. Углы комнат сглажены древнегреческими колоннами. Потолки низкие, позолоченные. Наташе кажется, что она живет в музее.
Наташа ничего не делает по хозяйству. Еду готовят поварихи армянка и грузинка. Уборкой занимается коренастая станичная баба Люся.
Самое уютное помещение в доме гостиная. Там стоят кожаные диваны, большой плазменный телевизор. Но Наташа не ощущает ее своей территорией, потому что там все время сидит водитель. Часто в компании кого-нибудь из охранников.
В доме на самом деле много людей, но они почти не общаются с Наташей.
Наташа дуреет от одиночества. Но ей все завидуют.
В глубине первого этажа есть курительная. Это комната, в которой больше всего старины. Древняя мебель, блестящий паркет, черный немецкий рояль, канделябры с завитушками. Старинный шкаф внушителен, как целый дом.
Когда к ним приходят гости, Петр Николаевич с мужчинами курит здесь сигары.
Шкаф пустует. Тем более, что на втором этаже под гардероб отведена целая комната.
Единственный предмет, который можно обнаружить в шкафу зеркало. Тоже старинное, в позолоченной раме, с отслоившимися чешуйками амальгамы в уголках. Его можно было бы куда-нибудь повесить, но оно слишком старое, слишком мутное. Отражающий слой в царапинках и точках. Когда Наташа в первый раз смотрится в это зеркало, ей кажется, что она выглядит, как на ретро-фотографии.
В шкафу не пыльно прислуга регулярно вытирает, пылесосит.
Курительная мужская комната. Женщины при мужских разговорах не присутствуют. Однажды, во время приема гостей, Наташа чувствует невероятную скуку. Она извиняется перед гостями мол, очень устала. Петр Николаевич тут же подтверждает Наташину усталость перелет, Мальдивы, разница часовых поясов, да еще и медуза ужалила. Все это святая правда. Гости охают, ахают. Наташа покидает прием при полном одобрении всех собравшихся.
Наташа идет к лестнице на второй этаж. Она действительно хочет прилечь. Но у самой лестницы замирает. Наташа понимает, что сейчас ей представляется исключительный шанс узнать о чем мужчины говорят наедине.
Наташа, никем не замеченная, сворачивает к курительной. Приоткрывает скрипучую дверь шкафа, ныряет внутрь. Сидит тихо, мышкой. В шкафу тихо, комфортно, как в домике. Наташа думает о том, что случится, если ее отсутствие в спальне заметят. Наверное, начнут бегать, искать. Но нет. Повсюду тишина. Лишь из гостиной звон бокалов, да всхлипы и хохоты застольной беседы.
Наташа начинает засыпать. Она понимает, что надо как-то взбодриться. Можно вылезти из шкафа. Но именно сейчас она очень рискует встретиться с мужем, или его друзьями, которые как раз в этот момент направляются, должно быть, курить сигары.
Наташа нащупывает в кармане узких джинсов пачку тоненьких дамских сигарет. Иногда она курит. Но не сейчас.
Рядом с пачкой лежит зажигалка. Наташа достает ее, крутит колесико. Из пластмассового корпуса выпрыгивает язычок огня. В темноте шкафа он ослепительно ярок. Наташа смотрит в зеркало она сидит напротив него, обняв колени. Смотрит и видит отражение. И что-то с этим отражением не так.
Хотя, если присмотреться, то с отражением не так всё. Да, зеркало отражает девушку, а, точнее, молодую женщину. Но она не Наташа. Другая прическа волосы разделены на две ровные половины, перехвачены обручем. А у Наташи дизайнерская стрижка под мальчика. Еще у отражения другая линия бровей, другой нос, другие глаза. И, если Наташа сидит, обхватив колени, то зеркало показывает девушку по грудь. В зеркале — не Наташа.
Огонек обжигает большой палец. Зажигалка падает. По шкафу разносится грохот, резонирующе гудит рояль. Наташа думает, что наделала шума. Она нащупывает зажигалку. Снова крутит колесико, смотрит в зеркало. Видит себя. Обхватившую ноги, с дизайнерской стрижкой под мальчика.
Наташа думает, что, наверное, заснула. Хотя как объяснить боль в обожженном пальце. Впрочем, она так устала
Молодая женщина хочет выбраться из шкафа. Но тут входят мужчины и начинают разговор, не предназначенный для женских ушей. Разговор невероятно скучный про бабло, откаты, силовиков и забуревших барыг. Мужчины курят невероятно долго, пьют коньяк. Сигары вонючи. От их запаха хочется чихать. Наташа даже не пытается запомнить то, что слышит. Проходит, кажется, целая вечность, прежде, чем Петр Николаевич заканчивает разговор со своим собеседником.
И вот, наконец, что-то интересное. Сослуживец Петра Николаевича говорит, что пора, наверное, и по домам. Пора, говорит он, Петру Николаевичу в постель к своей красотке. Как она, хороша в постели
Петр Николаевич хмыкает, чмокает, изображает, судя по всему, какую-то пантомиму. Его собеседник надтреснуто хохочет.
Всех интересует каков Петр Николаевич в постели. Ведь он старше Наташи более, чем в два раза. Ему 52 года.
На людях Петр Николаевич делает вид, будто он еще порох в пороховницах. Будто седина в бороду, бес в ребро. Наташа счастливо улыбается.
На деле супружеская постель позорный нарыв на теле Наташиного спокойствия. Все Наташины впечатления о выполненных супружеских обязанностях невыразимо постыдны.
Сценарий супружеского долга утвержден раз и навсегда, изменениям не подлежит. Сначала Петра Николаевича надо замотать в пеленки, как младенца. Потом вставить ему в рот чудовищную, гипертрофированных размеров резиновую соску, приговаривая одни и те же, раз и навсегда утвержденные, кодовые слова: «А вот сейчас мы нашему малышу ротик заткнем, чтобы не кричал, пока на него писают». Далее следует по-настоящему помочиться на Петра Николаевича. Который в этот самый момент пачкает пеленки. Если Петр Николаевич гадит по большому, что становится понятно по запаху, Наташе следует быстро проникнуть рукой в пеленки, нащупать среди них детородный орган, обретаюший от процедуры подобие мощи, совершить два или три поступательных движения ладонью, ощутить, как изливается Петр Николаевич.
Наташа старается не думать о том, что жить с этим ей еще лет двадцать минимум. Ей придется с этим смириться. Может быть, она даже начнет получать от этого удовольствие.
Медовый месяц они проводят в Тайланде. Прислуга пятизвездочного отеля не задает вопросов, безропотно меняет обгаженное белье. Днем Наташа и Петр Николаевич фотографируются со слонами и буддами. А по ночам наступает постыдный кошмар со стрекотанием сверчков, неистребимой вонью дерьма, удушливой жарой.
Когда они возвращаются домой, Петр Николаевич останавливается на двух-трех спектаклях в неделю.
А Наташе хочется мужика. Да, она собирается быть Петру Николаевичу верной женой. Но мужчину хочет. Мастурбация не помогает утолить голод по крепкому телу, по ощущению мужчины внутри.
Наташа хочет забеременеть. Когда гости спрашивают: «Ребеночка планируете», Петр Николаевич полушутливо приосанивается. Весь такой может быть. Весь такой я еще ого-го.
Наташа знает, что проблему мужика надо как-то решать. Но не имеет понятия, как это сделать.
Мужик нужен, потому что, если так пойдет и дальше, Наташа подружится с зеркалом в шкафу и раздружится с собственной головой.
Читай продолжение по ссылке: https://v.com/page-148376574_54439353
http://v.com/wall-148376574_186547

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *