Огнём и ветром

 

Огнём и ветром Его заклинали дождём и песками, болотами и скалами. Пусть пожрут плоть черви, прорастет меж позвонками чертополох, а в глазницах совьют гнёзда птицы. - Водой и камнем, тьмою и

Его заклинали дождём и песками, болотами и скалами. Пусть пожрут плоть черви, прорастет меж позвонками чертополох, а в глазницах совьют гнёзда птицы.
— Водой и камнем, тьмою и явью, воском и мелом, камышом и хмелем
Утихнет ветер под его крыльями, погаснет пламя в груди. Стреножит хворь могучее тело, холод скуёт, вьюга убьёт. Меч порубит, стрела погубит.
— Сыростью и тягостью, непогодой-слякотью, словом и жестом, танцем и песнью. На землю пади, в глаза мне гляди. Воля рассеяна, сила потеряна. Тело сковано, душа сломлена.
*
— Несите цепи! Живей, волчья сыть, живей!
Вокруг чешуйчатого тела дракона, высотой с княжеский терем, копошились крохотные фигурки дружинников. Цепи, каждое звено которых было длиной в две ладони, казались не крепче шерстяных ниток.
Худо-бедно стянули между собой крылья размахом в десять саженей, потом задние лапы с когтями, способными обхватить лошадь. Потянулись было к драконьей морде.
— Пройдет твоё время, волхв. Ты будешь горееееть, — вместе со словами из пасти дракона вырвался едкий дым. Дружинники закашлялись.
Ясноглазый мужчина с бородой, в которой ещё не было ни одного седого волоса, внешне остался невозмутим, но между лопаток его пробежал холодок.
— Нет твоей власти над моей судьбой!
Дракон смеялся, выплевывая дым, пока ему не стянули пасть цепью.
— Спасибо тебе, волхв, — князь хлопнул того по плечу. Добрая вышла добыча! Висеть теперь его башке в моих хоромах!
— Не вздумай, княже! ответил волхв, словно мечом рубанул. Беду навлечешь на себя и род свой. Даже от мёртвого змея зло исходит. А кто убьёт его, вовек покоя знать не будет и умрет лютой смертью.
— Так что ж прикажешь делать теперь нахмурился князь. Оставить в поле лежать, пока не вырвется
— Давеча ты пленников взял, из печенегов. Вели сюда привести, жертва нужна, чтобы земля согласилась змея в себя принять.
Дракон изогнулся в цепях, повалив могучих воинов, как деревянные чурки. Но сдвинуться с места сил не хватило.
— Слышали, что волхв сказал Пленников сюда, да чтоб мигом!
*
Кровью и криком, стоном и хрипом землю питаю, недра заклинаю. Как нож вскрывает грудь, так разомкнется твердь. Укроет в себя змея, чтоб не увидел неба. Мраком окутан, корнями опутан. Как очи смертью смежены, в темнице будь удержанным.
*
Поздно вечером старая «япошка» забарахлила посреди трассы. Пришлось съехать на обочину.
Вот дерьмо! выругалась Марина, набирая номер. Андрей, у меня с машиной проблемы. Пару километров до вас не доехала. Хорошо, жду.
Она вышла из машины и закурила. Тонкая полоса заката растворялась в ночной темноте.
Порыв ветра унёс сигаретный дым прочь от дороги. Марина хотела вернуться в машину, но краем уха услышала тихий голос.
— Огнём и ветром, яростью и светом. Как было уготовано, оковы разорваны. Земля перерыта, тайна раскрыта. Небо зазывает, добычу принимает.
— Что за бред, — Марина поежилась и бросила сигарету.
Ослепительное пламя рвануло во все стороны. Разметав во все стороны куски земли, из самого сердца огня устремилась вверх гигантская драконья тень.
— Я твой враг, человече, заклятый, извечный. Мечтой о полёте, привычкой к охоте, хищным оскалом, пожаром и шквалом. Забыт и обманут, в столетиях канул. Вернул своё право огнём и расправой. Так было исконно — не сдержишь дракона!

 

Огнём и ветром Его заклинали дождём и песками, болотами и скалами. Пусть пожрут плоть черви, прорастет меж позвонками чертополох, а в глазницах совьют гнёзда птицы. - Водой и камнем, тьмою и

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *