Живые пирожки

 

Живые пирожки Мы родились в печной утробе. Жаром опалённые, сверкая румяными боками, лежали на столе, обдуваемые свежим ветерком. Щедро наполненные мясом, мы остывали. Из открытого окна

Мы родились в печной утробе. Жаром опалённые, сверкая румяными боками, лежали на столе, обдуваемые свежим ветерком. Щедро наполненные мясом, мы остывали. Из открытого окна виднелись толстые стволы и могучие кроны деревьев.
— Красная Шапочка, ступай-ка навести бабушку. Да не забудь прихватить пирожки, — послышался ласковый голос нашей создательницы.
— Нас всех съедят! — нервно закричал один из моих братьев.
— Мы все умрём! — раздался ещё один полный ужаса возглас. — Бежим!
Но, не успев опомниться, мы оказались в лукошке, накрытые салфеткой. Девочка небрежно несла свою поклажу. Постоянно подпрыгивая, она напевала себе под нос детскую песенку.
— Что будем делать, ребята — поинтересовался я у друзей по несчастью.
— Сбежим как пряничный человечек, — несмело предложил собрат.
— Дурень, у нас нет ног, — отозвался более сообразительный пирожок.
— Быть съеденными — это наше предназначение, — откликнулся ещё один.
— Опять этот блаженный проснулся, — обречённо вздохнули все хором.
— Здравствуй, Красная Шапочка! — неподалёку заговорил волк.
Мы замерли. Совсем со своей болтовнёй обо всём забыли. Краешком я выглянул из лукошка. Хищник уже обнюхивал наши аппетитные бочка и облизывал зубастую пасть. И этот туда же. Сожрать хочет.
— Счастливого тебе пути — волк, кажется, передумал нас лопать.
Мы облегчённо выдохнули, но не на долго. Нас опять затрясло в лукошке.
— Я не хочу умирать, я только родился, — заплакал товарищ.
— О, нет. Только не это, — простонал я. — Мы сбежим, вот увидишь. Покатимся если понадобится.
— Ага, — протянул он. — Покатимся. Один уже докатился до носа рыжей плутовки и где он теперь
— Не будь пессимистом. Нас всё же больше. Неужели десять увесистых пирожков с мясом не справятся с лисой, — подбадривал я.
Мы опять не заметили как снаружи начало что-то происходить. Тряска закончилась. Нас поставили на стол. Опираясь на бока друзей, я выглянул из временного пристанища, чтобы увидеть Красную Шапочку, сидящую возле кровати бабушки. Но лежала на ней далеко не старушка, а серый волк. Неужели она ничего не заметила
— Ой, бабушка, почему у тебя такие большие уши — спрашивала она у волка в сорочке и чепчике.
— Да потому что это волк, глупая девчонка, — шептал я в ответ.
— Ой, бабушка, а почему у тебя такие большие глаза
— Что там — нетерпеливо интересовались братья.
— Волк и Шапка играют в ролевые игры, вот что, — раздраженно ответил я.
— Во дают, — заржали пирожки.
— Это чтоб легче съесть тебя! — прорычал волк проглатывая Шапку.
— Пацаны! Там мокруха! — закричал я не веря своим глазам. — Валим, валим!
Общими усилиями перевернув лукошко, мы выпрыгнули. Удача была на нашей стороне. Окно оказалось открытым.
Вдохнув ветер свободы, мы запели:
— Who let the pies out Who, who, who
Особо патриотичный пирожок пел:
— Я свободен! Словно птица в небесах!
Дальше, всё было как в бреду. Испачканные в земле, мы катились куда глаза глядят. Старались держаться вместе, чтобы в случае чего, совместными усилиями отбиться от опасности.
Вечером мы забились в очень уютную и подходящую нам по размерам нору.
— Фух, ну как мы Как мы — верещал брат на адреналине. — А говорили — ног нет, ног нет! Бока зато прочные!
Только радость наша длилась не долго, из глубины норы раздался шорох и два светящихся глаза, зажглись совсем рядом…
Но это уже совсем другая история…

 

Живые пирожки Мы родились в печной утробе. Жаром опалённые, сверкая румяными боками, лежали на столе, обдуваемые свежим ветерком. Щедро наполненные мясом, мы остывали. Из открытого окна

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *