Никогда не видела подобного, сказала Элли, остановив велосипед и кивнув в сторону тучи

Никогда не видела подобного, сказала Элли, остановив велосипед и кивнув в сторону тучи Мне тоже было не по себе из-за этого темно-синего исполина, весь периметр которого полосовали молнии.

Мне тоже было не по себе из-за этого темно-синего исполина, весь периметр которого полосовали молнии.
Мешкать нельзя, ответил я, отхлебнув воды из бутылки.
На подъезде к городу все вокруг накрыла тьма, казалось, что ночь вступила в свои права, миновав вечер. Пыль попадала в глаза, а ветер грозил опрокинуть велосипед. Ко всему прочему дождь не стал постепенно наращивать обороты и сразу же превратился в ливень. Холодные крупные капли больно били по телу. Проехав с десяток метров, мы увидели впереди темный силуэт здания заброшенной остановки. Приближаясь к ней, я с необъяснимой тревогой ловил себя на мысли о том, что не мог припомнить, видел ли я ее здесь раньше.
Не успели! радостно воскликнула Элли. Вся мокрая до нитки она была счастлива словно ребенок. Жесть! Это самая невероятная буря, которую я только видела!
Вспышка молнии и мгновенный выстрел грома над головой заставил ее содрогнуться.
Интересно, надолго мы здесь остановились запал ее моментально уменьшился, а потом она добавила: Нужно сменить одежду. Отвернись, пока я буду переодеваться.
Элли была другом и постоянным напарником для велопоездок. Романтик по натуре, она черпала прекрасное из той же корзины, что и я, только умела заметить его гораздо раньше.
Остановка оказалась хоть и старой, но прочной. Две бетонные стены образовывали прямой угол и служили основной опорой для плиты-крыши. Изюминкой же этого поросшего сорняком места был телефон-автомат, окрашенный в ярко-оранжевый цвет. Он висел в углу, и я сразу же его приметил, удивившись необычайной свежести окраски и убогости остального интерьера этого, можно сказать, древнего артефакта дорожно-транспортной инфраструктуры.
Дождь лил не умолкая. Вспышки молнии и раскаты грома следовали один за другим, то удаляясь, то вновь приближаясь. Тревога стала заползать в мое сердце, как только я вновь припомнил о внезапном появлении на нашем пути этой, никогда ранее не виданой мной остановки.
Связь отсутствует, услышал я за спиной голос Элли и обернулся. Она показала свой мобильник. Видимо, из-за грозы. Тебе тоже стоит переодеться, Ник. Не хватало еще подхватить простуду.
Да, ты права, ответил я, направляясь к рюкзаку.
Элли стояла у самого выхода и, вглядывалась в разыгравшееся небесное побоище, присела на скамейку и стала вытирать волосы.
Думаешь, надолго мы здесь спросила она, поднимаясь и складывая полотенце. Не хотелось бы заночевать тут. Еще и связи как назло нет. Я бы могла позвонить Майку, чтобы он забрал нас отсюда.
В такую погоду Майку ехать не менее опасно, чем нам с тобой.
Согласна, но довольно странно, что пропала связь. Как-никак, мы на окраине мегаполиса и
Ты видела ее раньше прервал ее я.
Кого
Эту остановку.
Элли задумалась:
Не знаю. Никогда не обращала на это внимание. Я не большой ценитель остановочной архитектуры.
У меня странное предчувствие, что ее и вовсе не должно здесь быть сказал я, не обратив внимания на ее веселое замечание.
Элли посмотрела на меня, затем улыбка появилась на ее лице:
Ник как всегда на все имеет свое особое предчувствие. Не говори ерунды, а лучше припомни, как часто это предчувствие было совершенно нелепым и просто притянутым за уши твоим неуемным воображением.
Знаешь, сказал я ей, включая пафос, наверное, все дело в том, что мне всегда хотелось попасть в одну из своих историй.
Желание так себе. Я вот наоборот: предпочитаю их просто читать. Кстати, расскажи мне о своем романе. Все равно мы здесь надолго.
Он о пожаре.
Яркая вспышка и выстрел грома проглотили окончание моей фразы.
Можешь обнять меня сказала Элли, неприятно поежившись. И включи фонарик, добавила тихо, Здесь темно.
Я подошел к велосипеду и включил фонарь. Сел рядом.
Элли прижалась ближе:
Так что это за пожар такой
Возгорание на типографии. Командир отряда пожарных пропал без вести при довольно странных обстоятельствах. Мне пришла идея, когда
Я умолк, отвлеченный вспышкой. На долю секунду показалось, что за стеной ливня я увидел фигуру человека.
Ты видел его Элли вздрогнула и резко поднялась на ноги, прерывисто дыша. Я тебе клянусь, Ник, что точно кого-то видела там, она ухватилась за телефон и, несмотря на то, что сигнала не было, попыталась набрать номер мужа. Безуспешно. Я не хочу здесь долго оставаться. Нужно уходить.
Элли, сказал я как можно более спокойным голосом, не волнуйся. Я рядом. Идти сейчас некуда.
Элли закусила нижнюю губу:
Не нравится мне все это. Нас ведь должно быть видно сквозь пелену дождя. Твой фонарь заметен, она рассуждала чересчур уж очевидно, обычно это происходило в минуты полнейшей неуверенности в происходящем. А если это так, продолжала она, обхватив голову руками, то выходит, кто-то снаружи знает, что мы здесь, но все же предпочитает мокнуть под дождем! последнюю фразу Элли сказала нарочито громко.
Молния сверкнула и теперь мы оба увидели фигуру высокого человека в длинном плаще и вроде бы в ковбойской шляпе.
Эй! крикнул я. Ничего. За пределами остановки, сопровождаясь монотонным шумом падающих капель, лил дождь.
Моя подруга была напугана, и ее волнение, смешиваясь с уже лежавшей на душе тенью тревоги, постепенно стало передаваться и мне тоже.
Ник, что ты делаешь испугано спросила Элли. Не отходи далеко.
Мне это надоело, спокойно ответил я, вытаскивая из рюкзака отвертку, нужно выйти и поговорить с ним, а это так для предосторож
Договорить не удалось. Вспышка и раскат грома ослепили и заставили пригнуться к земле.
Ник, дрожащим голосом сказала Элли, указывая на что-то за моей спиной.
Незнакомец оглядывался по сторонам, совершенно не замечая ни света фонарика, направленного ему в лицо, ни, казалось, даже нас двоих. Мы притихли, застигнутые врасплох. Мужик был огромного роста, а наши взгляды были направлены в большей степени на топор в его руках, нежели на габариты тела. Он оказался вовсе не ковбоем в шляпе, а пожарным. На голове была каска старого образца с загнутыми краями, треснутая с правой стороны. Его взгляд лишь скользнул по нам.
Пожарный оказался знатно потрепанным. Лицо молодое, но все закопчено гарью, запах которой постепенно обосновался вокруг. В темноте очень хорошо виднелись белки глаз, на которые то и дело падал луч фонаря. Спецодежда оборвана в нескольких местах, и еще этот топор с длинной рукоятью, на который можно было опереться как на трость.
Приметив что-то в углу, он направился к телефону и начал шарить в карманах, а я услышал, как несколько монет отчетливо звякнули в темноте. Пожарный искал их долго, а когда поиски все же увенчались успехом, я услышал, как одна монетка стукнулась об бетонный пол.
«Четвертак», почему-то пронеслось в голове.
Разве он работает прошептала мне на ухо Элли.
Я был уверен, что ничего из этой затеи не выйдет. И вначале так и было, но внезапный приступ ярости привел к тому, что незнакомец несколько раз с размаху ударил кулаком по аппарату.
Из трубки я услышал гудки! Несмотря на шум дождя, нам было слышно, о чем говорят на том конце.
Диспетчер пожарной части на связи. Слушаю вас.
Диглз хриплый голос нарушил тишину.
Да, сэр, с кем я разговариваю
Послушай, Диглз, я не могу найти дорогу. Буря разошлась не на шутку. Не понимаю, почему ребята уехали без меня. Но это не важно. Мне удалось выбить дверь в подвале. Пришли за мной машину, Диглз. Я на остановке, на северо-западе города.
Сэр, сказал диспетчер, Я не понимаю О чем говорите Какой подвал Кто вы
Да черт тебя дери, Диглз! Дредфорд на связи. Сегодня моя 17 бригада тушила пожар в подвальных помещениях типографии Шольца. Меня придавило в подвале. Какого хрена вы оставили меня под завалами Всем на хрен яйца оторву! Я тебе говорю, Дэнни, если будешь продолжать строить из себя идиота, и не вышлешь за мной машину, я тебе первому выбью несколько зубов.
Чтоб я сдох, невольно вырвалось у меня.
В трубке долго никто не отвечал. Затем все же раздался голос диспетчера:
Послушайте, сэр, не знаю кто вы, но мое имя не Дэнни. Я Роберт Диглз, а Дэнни Диглз это мой отец.
Робби удивился Дредфорд, голос его изменился, потеряв свою прежнюю уверенность.
Ваши шутки мне надоедают, сэр. Советую больше не звонить, иначе зубы вам выбью я, когда приду посмотреть на вашу бесстыдную рожу в полицию!
Раздались гудки.
Стой! Диглз! Твою ж мать! Дредфорд в бешенстве несколько раз ударил трубкой о стену. Потом он успокоился, опершись одним боком на аппарат, трубка выпала из рук, повиснув на шнуре. Дредфорд обхватил руками голову, но так продолжалось недолго. Он взял себя в руки, затем снова повернулся к автомату, бросил еще один четвертак внутрь и набрал номер.
Ничего. Его возвестили о том, что данный номер не является действительным. Пожарный выглядел спокойным и принял эту новость со смиренной обреченностью. Он сел на лавку, прислонив топор к стене. Спустя минуту Дредфорд резко встал и широким шагом направился к выходу. Дождь лил, как и прежде, но гроза закончилась, и светом служил лишь мой фонарь, батарейки которого начали заметно подсаживаться.
Джек! выкрикнул я что было силы, и он застыл на месте в недоумении. Ты забыл топор!
Ник, ты с ума сошел сказала Элли, сильнее хватаясь за мою руку.
Дредфорд тем временем с любопытством разглядывал пространство, где мы находились. Немного постояв, он все же двинулся к нам навстречу.
Ник, жалобно заныла Элли.
Он подошел вплотную. Тут только мне удалось хорошо его разглядеть. То же вытянутое лицо с близко посаженными глазами, что множество раз смотрело на меня со старой черно-белой фотографии. Джек герой моего романа. Человек, чья смерть заинтересовала меня, подвигнув написать книгу. Он исчез в раскаленных подвалах типографии. Пропал без вести.
И вот он напротив. Тяжелый взгляд. Из-под разбитой каски видна рана или, возможно, это была просто запекшаяся от удара кровь. Джек вытер лицо, как человек, раздумывающий над совершением глупого поступка. Потом осторожно потянул руку вперед, и она утонула в моей груди.
Дредфорд пошарил в пространстве, даже не подозревая, что ковыряется в моих внутренностях, затем опустил руку, тяжело вздохнул и сказал:
Бред
Я попытался тоже притронуться к нему, но рука, так же просто утонула в теле пожарного.
Джек, я ковыряюсь в твоей груди, сказал я ему, но Дредфорд скоро развернулся и скрылся за пеленой дождя
Ник, почему он нас не видел спросила Элли немного погодя.
Не знаю.
Дождь притих. Показалась проезжая часть.
Я хочу поскорее убраться отсюда, сказала Элли. Она тяжело вздохнула, глядя на дисплей телефона: Связи по-прежнему нет. Я, кажется, уехала бы прямо сейчас… Ник Что ты делаешь
В это время меня занимала одна деталь. Элли так удивилась по причине того, что обнаружила меня снующим на четвереньках недалеко от телефона.
Пытаюсь найти способ позвонить Майку. Где-то здесь Ага. Вот она! ответил я, поднимаясь и широко улыбаясь.
Я показал Элли четвертак, который Дредфорд случайно обронил.
Монета! Она настоящая
Как видишь.
Бросив четвертак, я прислонил ухо к трубке.
Не работает.
Погоди-ка, Элли отвесила оплеуху телефону.
Раздался длинный гудок.
Видимо, лучше тебе с ним поговорить, сказал я и протянул ей трубку.
Элли набрала номер и:
Алло! Майк!
Господи, Элли, как я рад слышать тебя. Где ты С тобой все в порядке
Глаза ее заблестели.
Да… Мы с Ником на старой остановке, что возле, что на северо-западе города, Элли повторила слова пожарного.
Хорошо. Это ведь *** шоссе
Да. Точно!
Там есть остановка Не припоминаю, что-то стало шипеть и щелкать. Связь резко испортилась.
Майк! Майк! все повторяла Элли, но шипение сменилось длинным гудком, а затем и вовсе стихло. Ну вот, обреченно ответила она, вешая трубку.
Спустя минуту молчания я сказал:
Мне все же не дает покоя тот факт, что ни я, ни Майк не помним, чтобы эта остановка когда-нибудь была здесь. Ты не думала, почему за все время нашего пребывания здесь не проехала ни одна машина Буря ведь утихла. Это странно.
Что ты имеешь в виду
Да вот переживаю, как бы мы не оказались на месте Джека Дредфорда Что, если Майк просто не увидит нас Потому что, скорее всего, ее действительно нет, я окинул взглядом унылое строение. Старые грязные стены с осыпавшейся штукатуркой, сорняки, поросшие в углах и ветхая скамья, на которой теперь сидела Элли. Что если
Что, Ник умоляюще посмотрела она на меня.
Что если мы оказались в месте Как бы это сказать. В месте, где сходятся разные временные отрезки. На перекрестке, где будущее и прошлое пересекаются.
Задумавшись, я подошел к самому выходу и сказал сам себе:
Ведь мы же видели Дредфорда, но почему же тогда он не видел нас Здесь что-то не то. Проверить можно лишь в случае с Майком.
Как это
Если он найдет нас, значит, все в порядке. Если нет, значит, мы или в прошлом, или в будущем. Или черт еще знает где, но не в настоящем. Единственная штука, указывающая на связь с настоящим вон тот телефон. Звонить по нему можно лишь в настоящее, то есть в ту реальность и время, откуда пришли мы с тобой, но не в реальность Джека.
Повисла тишина.
И что же делать спросила Элли.
Искать выход.
Но он же вон там, Элли указала рукой на выход.
А почему не там указал я пальцем в потолок, или не за этой стеной
Так давай выясним.
Можно, конечно, но что, если зайти обратно ты уже не сможешь
Что, да кабы. Какой смысл этих рассуждений, Ник Не проще ли что-то предпринять
Я тебе сейчас покажу. Как раз и проверим мою теорию.
В моем кармане по-прежнему была отвертка. Я вытащил ее и просто швырнул к выходу, но, к всеобщему удивлению, она не ударилась об мокрый асфальт снаружи, а просто исчезла по ходу полета.
Черт! вскочила со своего места Элли. А я-то думала, что самым страшным испытанием был давно умерший пожарник.
Элли уже не могла молча сидеть. Она что-то говорила, что-то кричала, но я не разбирал смысла ее слов. Зазвонил телефон.
Эл, вы где
Майк!
Я несколько раз проехал шоссе, но здесь нет остановки. У вас отключены телефоны, вот я и решил позвонить на номер, с которого ты набрала меня.
Майк, послушай. Майк Мы в ловушке. Я не знаю, как отсюда выбраться. Майк, мне страшно. Пожалуйста
Посторонись! закричал я.
Что ты творишь! закричала Элли.
Я подхватил забытый Дредфортом топор и со всего размаху съездил по телефону. Удар был такой силы, что его перекосило.
Ник, ты придурок! Это был наш единственный шанс!
Посмотри, сказал я, указав пальцем на стену, где висел окосевший оранжевый телефон. Корпус аппарата сдвинулся и в стене мы увидели дыру. Если здесь, на остановке, только брезжил рассвет, то по ту сторону уже давным-давно бушевал день, по проезжей части ездили автомобили. Я сразу опознал местность.
Действуй, сказала Элли.
Я в несколько ударов снес железный корпус. Отверстия в стене как раз хватало, чтобы туда проник человек.
Я могу сделать это первым, сказал я, но не хочу оставлять тебе одну здесь. Я не знаю, чем это закончится, но нужно попытаться.
Элли кивнула, и я помог ей пролезть внутрь. Я видел, как она оказалась с той стороны, видел, как она оглянулась в мою сторону и в ужасе прокричала:
Ник, скорее, она уменьшается!
Так и было. Как только Элли стала пролезать, я сразу это заметил. Она еще что-то кричала мне, но вскоре дырка в стене затянулась. Моя реальность упорно не хотела принимать меня к себе обратно.
Делать нечего. Взяв велосипед, я накинул на плечи рюкзак, прихватил топор и смело шагнул в неизвестность, которая привела меня к пылающему зданию типографии.
Не волнуйся, парень, сказал глядевший на пожар Дредфорд. Не знаю, кто ты, но мы обязательно найдем отсюда выход.
Ты умер, Джек, ответил я равнодушно. Много лет назад.
Вот так я и пропал без вести
Большой Проигрыватель

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *