— Нам нужен костюм Шагала, Ремарка, сибирской чумы и ёлочки

 

- Нам нужен костюм Шагала, Ремарка, сибирской чумы и ёлочки Срочно!!! Слышите, срочно!Саша бегал по рекреациям, хватался за голову и мученически заламывал руки. Переодически он цепко хватал за

Срочно!!! Слышите, срочно!Саша бегал по рекреациям, хватался за голову и мученически заламывал руки. Переодически он цепко хватал за плечи людей, нечаянно оказавшихся рядом, и срывающимся фальцетом вопил, что все пропало, а мы — бездарные идиоты, рушащие хрупкое равновесие в мире.
Что ж, ничего нового — все привыкли. По крайней мере те, кто знал Сашу не первый год и далеко не впервые ставил с ним авторский спектакль. Новенькие, конечно, ещё пугались и панически шарахались по углам, при виде приближающегося адепта искусства.
Сашу это не смущало. Его вообще мало заботило отношение к нему каких-то там людей. Макет девяти кругов ада, с корявой латинской надписью и переизбытком красного, волновал его куда больше.
— Где художник Нам нужен художник! Срочно! Мы выбиваемся из сроков!
Честно говоря, из сроков мы выбились давно и безнадёжно. Впрочем, как и всегда.
Канун Нового года, тридцатое декабря и два часа до выступления. А у нас сцена не украшена, безвозвратно утерян один из ста двадцати листочков с текстом и перегорела гирлянда.
— Ага, вот ты где!
Не повезло. Саша нашёл мое уютное местечко за картонной колонной ионического ордера и теперь, схватив меня за руку, распинался о том, насколько всё у нас плохо.
— Мы творческий коллектив! Мы студенческая организация при музее! Мы искусствоведы будущие! Мы спектакль поставить не можем!
Тщетно пытаясь стряхнуть Сашину руку, я мило улыбалась, и обещала, что сейчас у нас все возьмёт и чудесным образом получится
Зря.
Саша не верил, причём вполне обосновано.
Наконец, отцепив Сашу, я осмотрелась вокруг. Груды декораций, чёрный серпантин, тощая ёлка, украшенная портретами Пикассо, несколько искусственных сугробов из фиолетовой ваты и испуганные дети, мечущиеся по осколкам ртутной лампочки.
Идиллия.
За последующие сорок минут мы с Сашей умудрились невероятным образом привести в порядок (пусть и относительный) текст для выступления, смести в угол мусор и преобразовать его в страшненькую инсталляцию, расставить по порядку юных испуганных артистов и испугать их ещё больше, стащить из кабинета директора гирлянду и найти таки костюм сибирской чумы.
Собой мы были вполне довольны и горды.
По крайней мере, я. Саша же утверждал, что все по прежнему отвратительно.
— 15 минут до выступления! — раздался чей-то тоненький голосок.
В этот момент покачнулась и с ужасным грохотом рухнула декорированная камнями голова Берлиоза.
— Наше горе непролазно — мрачно изрёк Саша.
— Сейчас сделаем японский садик.- отозвалась я.
****
Выступление прошло восхитительно.
Нам хлопали, обещали больше ничего не поручать, клялись распять на новогодней ёлке и снова хлопали. Бледного Сашу благодарили отдельно — уж слишком горестные глаза были у юного искусствоведа. Под конец нам с ним вручили какую-то грамоту, подозрительно мятую, но усыпанную блёстками.
— С Новым годом, конечно.- пробормотал Саша. — Но горе наше всё-таки непролазно.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *