Коварное декольте

 

Коварное декольте Мы ее сразу заметили. Я, семеро казахов, два пузатых дядьки и один худой, но жутко разговорчивый, задолбавший всех, ожидавших межгород, беседами. Мужчины, путешествующие с

Мы ее сразу заметили. Я, семеро казахов, два пузатых дядьки и один худой, но жутко разговорчивый, задолбавший всех, ожидавших межгород, беседами.
Мужчины, путешествующие с дамами, наверняка тоже все заметили, но украдкой, чтобы им не повыковыривали бесстыжие глазоньки. Разнокалиберные тетки тут же покрылись завистливыми пятнами, и мгновенно превратившись в коллективный разум, сформировали мощное невербальное проклятие, вызвавшее кратковременный дождь и пару мусорных завихрений. Но тщетно. Оно рассыпалось, столкнувшись с блеском и роскошью декольте, и бессильно испарилось, разом прекратив аномалии.
В общем, это-то декольте мы все и заметили. И объединенные чудом, которое могут совершить груди (даже не целиком, а по ореолы) пошли грузиться в подъехавший автобус. Девушка, обладавшая таким добром, села впереди меня, и тут же откинула спинку, открыв моему взору вид на все, и даже больше. Пока мы не тронулись, я честно порадовался, что будет, на что смотреть дорогой. Но только пока мы стояли. Ибо под воздействием вибрации, они начали вытворять такое, что я согласился с высказыванием Андрюхи (которое раньше считал не приемлемым, кстати): — Сиськи — зло.
Да! Сиськи, которые нельзя трогать, есть великое зло. В течение часа я проклял все сиськи мира, а заодно груди и вымена (если вымена — неправильное выражение, то мне похрен). Смотреть в окно тоже не получилось. Эти скачущие чудеса отражались там, открывая мне вид с другого ракурса.
Слева от меня сидел казах, и смотреть на него было неприлично. Он от этого нервничал и краснел. На его счастье ему видно было только макушку волос бесстыдницы, и он был не в теме. В отчаянии я пытался спать, но треклятые груди прыгали и стучали друг о друга, отложившись в памяти. Девушка, меж тем, освоившись, и думая, что ее никто не наблюдает (девочка-подросток, сидящая рядом с ней, была еще слишком юна и чиста, поэтому сладко спала, пуская пузыри), стала вести себя естественно.
Знаете, что делают с сиськами дамы, обладающие шикарным декольте, когда думают, что их никто не видит Они в них играют. Честное слово. Сам видел и страдал. И эти люди запрещают нам чесать яйца. Она их подпирала снизу, скрестив руки на груди, и тыкаясь туда носом. Зачем-то постоянно теребила декольте, открывая части ореол и сосков, и наконец, наслюнявив палец, чего-то на них усиленно оттирала.
Процесс облизывания наманикюренного пальца пухлыми губами, я так же имел честь лицезреть. Если я начну облизывать пальцы и корябать ими сиськи, меня никто никогда не полюбит. Почему с девушками иначе
Короче, настрадавшись, на остановке я купил пакет сухариков, и когда все повторилось, ловко кинул один, прям промеж грудей. Девушка от неожиданности хрюкнула, и, подпрыгнув, развернулась ко мне лицом. Но к тому времени я уже невинно смотрел в окно.
Подозревать меня в чем-то невозможно. Это я понял еще маленьким мальчиком, когда поставил подножку бегущей куда-то по делам старшекласснице. В полете она издала грохот, разодрала колготки, и разбила коленки. Потом с ревом поубивала всех мальчишек в пределах досягаемости, оставив в живых только меня, испуганного, и пытавшегося слиться с огнетушителем. Совершив расправу, она потрепала меня по кудряшкам, и, взяв обещание, что я не буду, как эти уроды, ушла, хромая.
Девушка с сиськами тоже быстро поняла, что меня подозревать нельзя, и стала подозревать казаха, злобно щуря глаза. Совершенно, кстати, напрасно. Казахи, когда трезвые, очень приличные и стеснительные. Она смотрела на него так пронзительно, что бедный парень не знал, куда себя девать. Мы его совсем заглядели в тот нелегкий для нас день.
Девушка же, успокоившись, минут сорок вела себя прилично, но потом забылась, и все повторилось. Ну, сиськи, полет сухарика и хрюканье. Как вихрь, она нависла грудью над парнем, прошипев: — Ты совсем ох..ел уже
На счастье, объявили остановку в полчаса, и бедный мальчик поменялся местами с бабушкой. Бабуля, устраиваясь, сразу углядела бесстыдство, и, обозвав девушку хабалкой, заставила ее надеть кофту. А я, искренне полюбив бабулю, сладко уснул. Клевая такая. Глаза синие-синие и боевые.
К чему это я все пишу. Уважаемые обладательницы бюстов! На сиськи прекрасно смотреть — минут пятнадцать. Потом, если их нельзя трогать, то надо прятать. Иначе какой-нибудь придурок утащит очередную Елену. Разрушится еще одна Троя, и погибнет куча прекрасных парней. А если верить вашим высказываниям, Аяксы и Гекторы и так нынче наперечет.
Бриз

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *