Тихий двор. Снова.

 

Тихий двор. Снова. Греясь в лучах последнего теплого солнца, Васька лежал на куче красно-жёлтых листьев, собранных дворником со всего двора. Блаженно жмуря глаза и периодически переворачиваясь

Греясь в лучах последнего теплого солнца, Васька лежал на куче красно-жёлтых листьев, собранных дворником со всего двора. Блаженно жмуря глаза и периодически переворачиваясь со спины на живот, он подставлял израненные бока рыжему небесному трудяге.
Лень совсем одолела Ваську, даже мысли как-то притихли и лишь изредка появлялись в его голове. Так вот, в ленивой истоме, и всплыла мысль о воробье. Васька открыл глаза и оглядел двор. А правда, что-то Нахала целый день не видать — раньше и десяти минут кот не пролежал бы спокойно. Хотя они и заключили мирное соглашение, воробей все равно иногда доставал Ваську шутками и розыгрышами. Тихо и спокойно без дебошира, но на сердце стало тревожно. Потянувшись, кот выбрался из кучи листьев и пошел искать Нахала.
Через полчаса Васька наткнулся на комок перьев в пожухлой траве. Воробей лежал в живописной позе умирающего: одно крыло откинуто в сторону, голова на бок, клюв открыт, закатившиеся глаза. Кот истошно мявкнул и бросился на помощь. Пошевелил лапой Нахала, затем облизал голову.
— Фу, ну ты вообще меня всего обслюнявил! -чирикнул воробей и, упёршись в морду кота лапой, открыл глаза.
Васька аж задохнулся от такой наглости. Он в тревоге и беспокойстве, а этот… Нахал — как бы не сказать грубее — опять со своими розыгрышами! Кот вытянул лапу, медленно выпуская когти.
— Ну чего ты, чего У меня правда с крылом что-то. — грустно сказал воробей.
— Так чего же ты лежишь Надо же что-то делать — опять занервничал кот.
— Ага, надо, а что Хочешь, плакат напишу: «Люди добрые, помогите кто чем может бедному воробью. Сами мы не местные и здесь пролётом!»
— Закрой клюв, брошу помирать одного! — разозлился Васька. — Но в одном ты прав — надо идти к людям.
— Давай — давай, -зачирикал воробей, — только как ты с ними говорить будешь
Рванувший было в сторону парадной, Васька затормозил. А ведь Нахал прав. «Что делать, что делать» -металась мысль в кошачьей голове. Хоть воробей и ёрничал, кот видел как ему больно. Васька прыжками бросился к прохожим.
Истошное мяуканье оглушило тихий двор. Открылась пара окон. Из одного Ваську окатили водой, из другого виртуозно и живописно материли.
— А ещё культурный город! -мяукнул кот в ответ.
— Ну и что это ты за базар тут устроил — раздался сзади утробный гавк. Васька от испуга подпрыгнул, ещё в полете умудрился повернуться и, приземлившись на лапы, замер, вздыбив шерсть на спине.
«Опять он, ну что же это мне так не везет-то!» — ужаснулся Васька, увидев немецкую овчарку.
— С лёгким паром! -оскалил клыки пёс, глядя как с шерсти кота стекают радужные капли.
«Ещё один юморист нашего двора!» -грустно подумал Васька.
— Слушай, а твоя фамилия не Жванецкий случайно
— Нет, меня зовут Барон -пёс склонил голову в поклоне.
— Василий. -представился кот. — Еще бы ножкой шаркнуть, и все правила хорошего тона будут соблюдены -горестно вздохнул он. — Слушай, Бисмарк, прекращай свои политесы — у меня там друг умирает. Помоги, а Ты ведь умеешь с людьми разговаривать.
— Показывай! — гавкнул пёс, решив, что за Бисмарка кот ответит попозже.
Воробей лежал в той же позе, только дышать стал чаще. Увидел пса, попытался отползти в сторону и, скосив глаз на кота, чирикнул:
— Что, решил помириться и предлагаешь обед
— Лежи, убогий. Это переводчик! — обиделся Васька.
— И вот его ты назвал другом — Барон даже язык высунул от удивления. Воробей молча смотрел на кота, а тот делал вид, что вопрос вообще не к нему.
Звонко хлопнула дверь парадной. На улицу вышел хозяин собаки, в руке мальчишка сжимал бутерброд с колбасой. Васька сглотнул голодную слюну. Но тревога за воробья победила :
— Иди, договаривайся! — он ткнул пса в бок лапой, забыв убрать когти. Барон взвыл от боли и машинально отмахнулся от кота головой.
— Ну вот, опять… — успел подумать Васька и больно ударился о дерево.
— Я тебе сейчас голову откушу! — истошное чириканье воробья заполнило весь двор. -Не трогай друга, гад!
— Да вы ненормальные оба! — пёс растерялся от такого нахальства.
— Помоги ему! — Васька подошел к воробью. Развернувшись, Барон побежал к мальчишке. Грустная, помятая парочка, смущенно поглядывая друг на друга, наблюдала как пёс что-то гавкал. Человек, видимо, понимал плохо, поэтому, уцепившись зубами за его штанину, Барон поволок хозяина в их сторону.
А потом Васька сидел на дереве и, зализывая раненную лапу, наблюдал как воробей отдыхает на ложе из ваты, в картонной коробке, которая стояла на подоконнике пятого этажа. Иногда воробей что-то чирикал, но стекло не пропускало звук, и Васька был даже этому рад. Ведь и от друзей надо иногда отдыхать, особенно от таких нахалов.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *