Говорят, в Советском Союзе секса не было. А любовь была

 

Говорят, в Советском Союзе секса не было. А любовь была *** Люба тонет. Бьёт руками по поверхности, захлёбывается речной водой, слезами, собственным криком. Звенит, словно порванная струна,

***
Люба тонет. Бьёт руками по поверхности, захлёбывается речной водой, слезами, собственным криком. Звенит, словно порванная струна, воздух старого лесопарка.
— Нет в этом мире любви и Бога твоего нет! — говорит Виктор из девятого «Б», громко говорит, уверенно. Их там много — весь класс и ещё несколько человек из параллели, даже кто-то из учителей пришёл, судя по фигуре — физик, стоит в стороне, молчит, не двигается.
— Любовь — сказка, Библия твоя — сказка, не было ничего такого, веришь в чушь и чужие мозги чушью забиваешь! — надрывается Витька.
Ребята стоят и молча смотрят на одноклассницу ,которая бьётся на воде, пытается держаться, но всем известно, что плавать не умеет
Стоят, смотрят, ждут.
***
— Люба Николаева, — говорит классная. — Выйди к доске.
Люба выходит.
— Где ты была в воскресенье во время уборки территории
Одноклассница бормочет что-то себе под нос, тихонько так, никто не слышит, разве что Светка с первой парты.
— Громче повтори.
— В храме, — произносит Люба уже громко, уверенно, поднимает взгляд на класс, смотрит со страхом, но упрямо.
Ребята переглядываются, усмехаются. Не первый раз уже такая ситуация.
— Ты прекрасно знаешь, — с нажимом говорит классная, — что Бога нет. Зачем же ты ходишь в храм
Люба кусает губы, смотрит в пол. И отвечает — вроде бы тихо, но все слышат.
— Бог есть, — и повторяет упрямо, глядя на стену напротив, — Бог есть любовь.
С задней пары поднимается Паша, олимпиадник, будущий лауреат Нобелевской премии по математике и просто самый умный человек в классе.
— Люба, — говорит он, обращаясь к однокласснице под одобрительным взглядом Ольги Ивановны, — в современном мире не такого понятия как «любовь». Это фальшивая эмоция, которая вредит нашему развитию. Человек живёт, чтобы учиться, развиваться и работать. Любовь нам не нужна.
— А если любви нет, — усмехается Люба, глядя ему прямо в глаза, — так откуда же ты такой умный взялся Оттуда ведь, что твои родители друг друга полюбили, скажешь, нет
— Мои родители, — чеканит Паша, — друг друга уважают, точно так же, как их уважаю я. Современное общество строится на идеологии коммунизма, а следовательно товариществе и взаимовыручке. И люди, соответственно, должны думать о том, как работать на благо этого общества, а не в кого влюбиться и где провести рабочее воскресное время.
В классе наступает тишина, а потом Люба внезапно говорит, упрямо и немного грустно:
— Любовь — это не влюблённость. Любовь — это отдать жизнь за близкого человека. Это прощать и радоваться. Это верить в лучшее, надеяться, быть рядом, помогать от чистого сердца, а не потому, что кто-то сказал вам, что так надо. Любовь — это прийти на помощь, когда кому-то плохо, спасать других… и любить нужно просто так, а не за какие-то определённые достижения!
— Достаточно, Люба, — обрывает Ольга Ивановна. — В лучшее нужно не верить, а создавать его. И помогаем и спасаем других мы сами, любовь здесь ни при чём. Сядь на место.
Люба идёт через весь класс к своей парте, а Влад на заднем ряду шепчет Паше: «Наше общество должно стремиться к развитию и учёбе, а мы тратим время на каких-то упрямых дурочек. Предлагаю разобраться с этим сегодня после уроков».
Паша кивает и оглядывает одноклассников. Они всё слышали, они со всем согласны.
Люба садится за парту бледная как мел.
***
Люба тонет, и все ждут, когда это кончится. Физик устало привалился к берёзе, Паша шёпотом объясняет Светке решение задачки по математике, Витька, как и все остальные, смотрит с любопытством на реку.
Люба захлёбывается водой.
Во взглядах мелькает интерес, надежда на скорое завершение действа, а потом крик обрывается над водой, и ребят сначала даже не понимают, а только спустя пару секунд разбирают в окатившей их звуковой волне какие-то слова.
«… есть любовь!»
Крик замирает над рекой, повисает на бесконечно долгие мгновения, время останавливается, и замолкают вместе с ним ребята на берегу, ветер, шевелящий листву на деревьях, мысли о скорых контрольных; даже солнечный свет, кажется, гаснет на мгновение.
А когда всё возвращается к жизни, только круги расходятся по реке.
Ребята подбирают рюкзаки, сваленные на землю, бережно отряхивают их от налипшей земли и листьев, проверяют, не промокла ли где ткань, говорят «ну что, увидимся завтра в школе», с разговорами и смехом уходят домой. Учитель идёт за последним из них, следя, чтобы никто не потерялся или не отстал.
Сашка приходит домой, аккуратно вешает куртку в шкаф, ставит ботинки на полочку, моет руки, переодевается, ест суп. Убрав за собой посуду, садится за уроки — раскладывает тетради и книги на столе, достаёт из портфеля пенал и дневник, смотрит, что на завтра задано, открывает задачник…
— Как день в школе — спрашивает мама, устроившаяся с вязанием здесь же на диване. Она предпочитает сидеть в комнате, где есть кто-то ещё — не боится, но говорит, что ей так лучше работается. Сашке это не мешает, так что он отвечает: «Да ничего особенного», проводит ещё раз взглядом по задаче, записывает решение в тетрадь.
Мама удовлетворённо кивает и замолкает, чтобы не отвлекать сына от подготовки.
Завтра у них контрольная по математике.
* **
Всем известно — секс в Советском Союзе был.
А вот любви не было.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *