Пашка не услышал почувствовал

 

Пашка не услышал почувствовал за спиной едва зарождающийся, слишком хорошо знакомый, сухой скрежет. Боец резко обернулся, вскидывая винтовку. За три года войны Пашкины рефлексы отточились до

за спиной едва зарождающийся, слишком хорошо знакомый, сухой скрежет. Боец резко обернулся, вскидывая винтовку. За три года войны Пашкины рефлексы отточились до автоматизма, если надо, его тело действовало отдельно от сознания, выполняя простой хозяйский приказ «мочи». И все равно оказалось поздно: алеф успел подобраться слишком близко и уже занес клешню над Тэкео. У Тэкео, конечно, тоже были рефлексы. Поэтому к отряду он стоял уже спиной, только руки с оружием опустил: стрелять в алефа с такого расстояния самоубийство. А вот Пашка остановиться уже не смог: очередь разнесла плечевой сустав алефа. Что случится дальше знали в отряде все, и потому поспешили отбежать от раненого алефа, который успел-таки сцапать Тэкео. Только Пашка рванулся вытащить друга, но был грубо схвачен за ворот и повален на пол Клаусом, командиром отряда. По коридору разнесся еще один слишком знакомый звук: шипящий свист, будто ветер нашел в оконной раме одну-единственную дырочку.
За три года войны людям не удалось заполучить живым или мертвым ни одного пришельца: раненый или схваченный алеф растворял себя до неопознаваемой жижи. Что это за дьявольская кислота никто не знал, но в одном убедились довольно скоро людей она растворяет ничуть не хуже. Поэтому крайне не рекомендовалось стрелять в стоящего рядом алефа. Или пытаться спасти товарища, стоящего рядом с алефом, черт побери!
Когда шипение кончилось, Клаус заново построил бойцов, и одиннадцатый штурмовой отряд Объединенной Армии вновь двинулся по коридорам.
Они появились три года назад. Уродливые, смахивающие на гибрид Чужого и покемона Мьюту (эти сравнения были в ходу, когда у людей еще оставались силы и надежды для смеха), оснащенные оружием, намного превосходящим земное, и задавшиеся целью уничтожить человечество. Они не выдвигали требований и игнорировали попытки вступить с ними в переговоры. Алефы. Так в первые дни нашествия их окрестили журналисты. А почему сейчас уже никто и не помнил. Но название прижилось.
Крупнейшие державы справились бы со вторжением, просто задавили бы пришельцев числом. Но алефы завезли на Землю новую заразу, выкосившую большую часть населения планеты. И с этим бы справились, но болезнь поразила не только людей, но и урожай. К инопланетному врагу присоединился враг земной и хорошо знакомый голод.
Встав на грань вымирания человечество объединилось. Были стерты границы на картах, на месте стран появилась Земля. Объединенные Армии и Объединенные Лаборатории, единый фронт в борьбе против алефов. Это сработало. Удалось получить вакцину от вируса и спасти следующий урожай. Армия теперь превосходила алефов по численности. Победы не давались легко, но, хотя бы, стало ясно, что человечество одержит верх.
Три дня назад Штаб получил данные о месте расположения командного пункта пришельцев. Здесь, на Земле. Откуда информация, одиннадцатому штурмовому отряду, конечно, не сказали. Просто отправили, велев, по возможности, взять алефов живыми. Почему послали всего отряд Именно столько было стратегически не жалко потерять в возможной ловушке. Всепланетное объединение не исключает логику.
В том, что адрес верный, Пашка долго сомневался: уж слишком все шло гладко. Отряд пришел к открытым дверям и пустым коридорам. И только что был наказан за потерю бдительности. Пашка корил себя. За то, что ранил алефа, за то, что рано посчитал место безопасным: «Сглазил!». В его голове никак не укладывалось, что Тэкео, его друг Тэкео, который учил его крутым рукопашным приемам, пытался освоить русский мат и звал Пашку смотреть, как цветет сакура «когда все закончится», испарился за считанные секунды, и даже хоронить от него теперь нечего.
Больше, однако, ничего не случилось. В указанном месте отряд действительно нашел дверь, а код, который Клаус выучил наизусть перед отправкой, действительно эту дверь открыл, а не взорвал все здание к чертовой матери.
Комната за дверью была освящена в странных, сине-фиолетовых тонах. Пашка не сразу понял, что свет этот шел от сотни мониторов, развешанных по стенам. На фоне этих мигающих, пестрящих бегущими строками стен, влетевшие в комнату бойцы не сразу заметили сгорбленного старика, сидящего за столом, уставленном клавиатурами. Алеф в комнате тоже нашелся: лежал в углу, словно сломанная кукла.
Что за раздалось со всех сторон.
Предатель, прошипел Клаус, наставляя пистолет на старика, конечно, у них были союзники на Земле!
Не предатель, а создатель, спокойно отозвался старик, разворачиваясь к вошедшим.
И тут Пашка, совершенно неожиданно, его узнал. Присмотрелся: тот же шрам на переносице, те же очки! Быть не может, но это точно он! Пашке было лет пять, когда этот, тогда еще не старик, вел активную антивоенную пропаганду. Он выступал на площадях, пробивался на радио и телевидение, кричал, проклинал, увещевал. Он призывал человечество объединиться во имя развития мирной науки и освоения космоса. Обвинял мировые державы в эгоизме, жадности, слепых амбициях. «Что мы оставим нашим детям!» кричал он. «Дело говорит мужик,» кивал, бывало, Пашкин отец, что, впрочем, не мешало ему стабильно раз в месяц щеголять разбитым лицом. «Да ты, Олька, еще их не видела! Эти придурки первые начали,» отвечал он на молчаливые упреки Пашкиной мамы.
Что за повторил Пашка вслед за всеми.
То есть, можете объединиться, когда захотите, а снова подал голос старик.
Пашку поразила такая безумная и нереальная мысль, что бойцу стало страшно. «Не предатель, а создатель». Что, если алефы не давались в руки, чтобы никто не понял, что это всего лишь механизмы, созданные на Земле человеком Что, если за годы старик в тайне создал эту «армию пришельцев», чтобы сымитировать вторжение Что, если он хотел объединить людей любой ценой Что, если это он сам слил координаты своего убежища, потому Что, если старик действительно достиг своей цели
Пашка оглянулся на остальной отряд. Судя по бледным лица и дрожащим рукам, то поднимающим, то опускающим оружие, в головах товарищей крутились примерно те же мысли. Старик же только коротко кивнул.
Выходит, все это зря Война, голод, смерти, Тэкео Просто игра, прихоть безумного старика, возомнившего себя учителем Какое он имел право
Пашка вскинул винтовку, но замешкался, вспомнив приказ «брать живыми». Старик же, не дожидаясь, пока либо Пашка, либо кто-то еще, решится выстрелить, вскинул руку к одной из клавиатур и набрал короткую команду.
Извините, ребята в третий раз подал голос старик, никто не должен догадаться, иначе все зря. Война окончена, впереди мир.
И по комнате разнеслось до боли знакомое свистящее шипение. Будто ветер нашел в ставне тысячу крошечных дырочек.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *