Компашка

 

Наша компашка сформировалась не сразу. Наша семья переехала в этот город, и я забрёл в район, куда жителям района, где я живу, заходить не стоило. Ко мне подошли двое и спросили, из какого я района. Я честно ответил, и тут же получил удар в грудную клетку. Мне было тринадцать лет, им больше, и я не оказал сопротивление. Били меня лениво, без злобы, а я терпел. Я боялся, что они отберут у меня деньги, которые мама дала мне на покупку фотохимикатов. Но всё обошлось, предупредив меня, чтобы я больше не появлялся в этом районе, мои обидчики повернулись и пошли. Но не далеко. Я собрался пойти на остановку, но ко мне подошёл парень и спросил:
— За что били Девчонку не поделили
— Нет, живу не в том районе.
— А где ты живёшь
Услышав адрес, парень сказал: «Минуточку, наших бьют!» А потом бросился за парочкой и начал их бить. Всё напоминало кадры фильма с участием Бельмондо. Два удара, и мои обидчики корчилась от боли, валяясь на асфальте.
— Сосед, иди сюда! крикнул парень.
— Зачем спросил я.
— Карать будешь, иначе они наш район уважать не будут!
Я неумело пнул ногой каждого и посмотрел на парня.
— Очень символично и гуманно, — усмехнулся парень. А теперь валим в темпе вальса! Или ещё хочешь
— Нет.
В автобусе я спросил парня:
— А почему ты назвал меня соседом
— Живу в соседнем подъезде. Меня зовут Володя, — ответил парень и протянул мне руку.
— А меня Андреем. Лихо ты их! Боксом занимаешься
— Вроде того.
— Везёт тебе, можешь спокойно ходить в любом районе.
— Это ты преувеличиваешь.
— Но ведь ты боксёр.
— Не я один.
С Володей мы подружились быстро. И вскоре он поведал мне о своей тайне: ему нравилась Софочка из соседнего дома, но попытки познакомиться с ней не удавались. Узнав, что у Софочки есть брат — двойняш, я предложил взять его в нашу компашку, а через него познакомиться с Софочкой. Так Борис попал в нашу компашку. Правда помочь с Софочкой он не смог, лаконично объяснив: «Она ведь еврейка!» Что это значило, мы не поняли, но Володя немого приостыл.
С Костей мы познакомились совершенно случайно. Володя, Борис и я, сидели в беседке, когда к нам подбежал знакомый по кличке Пеле, с окровавленным лицом.
— Наших бьют! крикнул Пеле и посмотрел на нас.
— Сколько их спросил Володя.
— Один, но дерётся больно, — ответил Пеле.
— Веди! скомандовал Володя, и выбежал из беседки.
Мы последовали за ним. Когда Пеле показал пальцем на стоящего вдали парня и крикнул: «Вот этот гад!» Мы перегруппировались. Володя пошёл первым, я вторым, а Борис третьим. Пеле пристроился последним. Это у нас была отработанная тактика: Володя бил первым и отвлекал на себя внимание; я сбивал с ног ближайшего; Борис начинал его пинать. Но в этот раз, Борис почему-то решил ударить первым. Обогнав Володю и сжав кулаки, он бросился на парня с криком: «Убью!» Парень прекрасно понял, кого хочет убить бегущий на него паренёк и первым ударил Бориса. Борис упал на асфальт как мешок картошки и замер. Парень решил посмотреть, не убил ли Бориса, и в этот момент я врезался в него. Когда парень попытался подняться с асфальта, Володя его вырубил.
— А где Пеле спросил Володя, оглянувшись и потирая ушибленный кулак.
— Сбежал, козлина! ответил я.
Когда парень открыл глаза, Володя задал ему логичный вопрос:
— Ты чего тут кулачками машешь
— А вы кто тихо спросил парень.
— Кореша Пеле, — ответил я.
— Хреновый у вас кореш! ответил парень и сплюнул слюну красного цвета.
— Что ты с ним не поделил спросил Володя тоном следователя.
— Сестре моей прохода не даёт. Я с ним поговорил без рук, но он не понял. Вчера на перемене зажал её и начал мацать. Вот и получил.
— Всё ясно, ты поступил правильно, а нас Пеле ввёл в заблуждение.
— Меня Костей зовут, — представился парень.
Дальше начался диалог примирения, и последовало великодушное предложение Бориса пойти к нему домой, чтобы отмыть следы драки и попить чайку с карамельками. Глаза у Володи загорелись, и он предложил скинуться на тортик.
Чаепитие было в разгаре, когда пришла Софочка. Борис принял первый удар. Я втянул шею и отвернулся. Володя смотрел на Софочку и млел от счастья. А Константин сориентировался и встал на защиту Бориса:
— Не знаю вашего имени, но пожалейте Бориса, ему сегодня и так досталось! А посуду мы помоем. Присаживайтесь, тортик свежий и очень вкусный.
— Этих знаю, а ты кто спросила Софочка.
— Костя, я сегодня Борису в глаз дал, нечаянно.
— Спасибо! Я давно об этом мечтала, но с этим живчиком мне не справиться! вздохнула Софочка, и попросила Костю за ней поухаживать.
Посиделки закончились неожиданно. Софочка попросила Костю помочь ей прибраться, а нас выпроводила на улицу. На Володю было жалко смотреть
Костя и Софочка начали встречаться, правда необычно. До девяти вечера они гуляли по нашему району, а потом Софочка уходила домой, а Костя присоединялся к нам и брал в руки гитару. Пел он хорошо и громко, специально для Софочки, стоявшей на балконе.
Наступил день рождения Кости. Мы были приглашены. Здесь Борис познакомился с сестрой Кости, и влюбился. Она ответила ему взаимностью. Так мы потеряли Бориса, который все вечера проводил около дома Кости, в компании его сестры.
И теперь мы с Володей вечеряли вдвоём, до девяти вечера. Потом приходил Костя и пел до десяти вечера. Дальше был поход на остановку, где мы провожали Костю и встречали Бориса. Пока Борис делился впечатлениями, мы успевали выкуривать пару сигарет, а потом по домам.
Не знаю, чем бы это закончилось, но однажды я пошутил:
— Володя, а может будем выходить на улицу ближе к девяти вечера Что мы с тобой вдвоём тут молчим
— Нихрена! рассердился Володя, — пока мы тут сидим, всех красивых девок разберут. Завтра встречаемся в семь и идём на кадры!
Кадрить у нас получилось, но соперники не дремали, и нам наваляли. Мы сидели в беседке, когда подошёл Костя. Узнав подробности, он мрачно сказал:
— Меня с вами не было! Отбились бы! Предлагаю завтра вечером вернуть должок!
— Бориса надо дождаться, — напомнил я.
Не услышав Костиного пения, Софочка вырвалась на улицу. Узнав причину, она безапелляционно заявила, что Борис завтра присоединится. Присоединившийся позднее Борис, впервые в жизни согласился с сестрой.
Следующим вечером Костя приехал к нам вместе с сестрой, которую вручил Софочке. Проводы были похоже на кадры из фильмов про войну. Обняв нас с Володей, девушки обняли своих возлюбленных и прослезившись повторяли: «Береги себя, я тебя люблю!»
Наши обидчики прекрасно понимали, что вопрос не исчерпан, и мы вернёмся с подкреплением. Драка получилась насыщенной, но без явных победителей. Подъехавшая милиция её прекратила, поэтому каждая сторона приписала победу себе.
Девушки встречали нас как героев, правда без цветов. Хитрая Софочка использовала ссадины на Костином лице для изменения режима комендантского часа, сказав родителям, что Костя вступился за Бориса. В результате Борису пришлось возвращаться домой пораньше, а Софочке попозже. Мы с Володей тоже пострадали. Теперь Костя не радовал нас своим пением. Я высказался по этому поводу, а Софочка мудро ответила:
— Хватит искать приключений! Вам надо найти своих девушек и готовиться к службе в армии.
— А я могу познакомить вас со своими подругами: Эммой и Эллой, — предложила сестра Кости, — они живут в нашем дворе. Будем гулять вместе, и Борис будет в безопасности.
— А мне что-то угрожает удивился Борис.
Знакомство состоялось. Эмма приглянулась Володе, а мне досталась Элла. У Володи с Эммой всё развивалось стремительно, а Элла чаще смотрела вдаль, чем на меня. И я понял, что не приглянулся.
Наступила пора проводов в армию. Костю призвали первым. На призывном пункте, я впервые увидел новый взгляд Софочки. Она обняла Костю, положив голову ему на плечо и молчала. Её глаза были влажными, а взгляд отрешённым. У Софочки было горе. Костя гладил её волосы и пытался успокоить. Когда Костя сел в автобус, он высунул голову из окна и крикнул:
— Софочка, я сказал родителям, что ты моя жена. После призывного поезжай домой, собери свои вещи, и ко мне домой! Занимай мою постель и жди меня! Мои согласны. Я тебя люблю!- Я так и сделаю, мог бы и не говорить, — тихо сказала Софочка и вцепившись за руку Бориса начла медленно оседать на асфальт.
К счастью Костя этого не заметил, а мы успели поддержать Софочку.
После призывного Софочка пошла домой говорить с родителями, а мы сели в беседке в ожидании сигнала. Вскоре Софочка вышла на балкон и позвала нас. Когда мы зашли, она устало села на стул и произнесла: «Я не смогла лишить маму удовольствия собрать в чемоданы моё приданное. Идите на кухню, папочка там заливает своё горе коньяком. Присоединяйтесь». После каждой выпитой стопки, Софочкин папа повторял: «Софочка всегда умела настоять на своём. Наверно так и надо!»
Вторым призвали Володю. На призывном пункте он удивил нас, когда на эмоциональную речь Эммы, на немецком языке, ответил: «Ихь аух». И мы поняли, что у них серьёзно.
Нас с Борисом призвали в армию через год. Элла меня не провожала, а вот Борис повторил подвиг Кости. Он тоном мужа и господина, приказал Костиной сестре:
— Собери свои вещи и перебираться ко мне домой. Родители с нетерпением ждут, а своим скажи, что без тебя, моим родителям будет грустно, ведь Софочку они вам отдали!
— Хорошо, Боренька, ты пиши чаще! пропищала сестра Кости, заливаясь слезами.
— Буду, и не только!
Смысл загадочного обещания Бориса стал ясен позднее. Этот прохиндей остался служить в родном городе, а меня отправили служить в Читу.
Оригинальнее всех, домой вернулся Борис. Он как обычно появился вечером дома, чтобы до подъёма вернуться в часть. Так подумала сестра Кости, но утром он не отреагировал на звонок будильника. А на маленькую истерику любимой он ответил: «Успокойся, я дембельнулся!»
Прошло несколько лет. Мои друзья поженились и народили малышей. Я женился попозже, на разведёнке с ребёнком. С общим ребёнком решили подождать. Семейная жизнь так и не наладилась, и как только Эмма увезла Володю на ПМЖ в Германию, я поселился в их скромном коттеджике. Присматривать за домом, садом и скотиной: собакой, котом и попугайчиком. Потом на ПМЖ в Израиль уехали Костя и Борис, с семьями. И наша компашка распалась.
Но один раз в год, мои приезжают из дальних краёв, отдают детишек своим родителям, и поселяются в коттеджике. И наша компашка оживает! Шутки, смех, сарказм. Дамы оккупируют кухню и стараются заткнуть за пояс друг друга. Володя проводит инспекцию поместья и ругаетсяя, а Костя и Борис хохочут, и как могут, защищают меня.
А потом застолье! После кулинарных комплиментов в адрес дам, я оказываюсь в центре внимания. Вопросы житейские, мои ответы грустные, и предложения познакомить меня с соседками, чтобы перебраться за рубеж.
А потом самое главное: каждый из нас начинает рассказывать, как оказался в нашей компашке. Володя начинает первым:
— Иду и вижу, как Андрей отмахивается от двух амбалов! Я вмешался!
— Вы бы видели, как Володя лихо их вырубил! А когда узнал, что мы соседи, предложил свою дружбу, — добавил я.
Истинную причину появления в нашей компашке Бориса мы с Володей скрывали. Поэтому я озвучивал такую версию:
— Сидим и отгадываем кроссворд, туго конечно. А тут подходит Борис и одним махом! Да с таким парнем никогда не пропадёшь!
— А как мы с Костей познакомились! начинает рассказывать Борис, — я бегу, и вижу кулак Кости, а в голове промелькнула мысль: «А не слишком ли я быстро бегу» Прямо как в анекдоте про курицу. А потом удар и темнота.
— Видели бы вы лицо Бориса! подхватывает Костя, страшное как смерть, и кричит: «Убью!» А Андрей красавчик, снёс меня как бульдозер! Я попытался сообразить, что это было, но удар Володи ставит точку в любых начинаниях!
— А когда я увидела эту компашку за столом, и лежавшие на бархатной скатерти испачканные в торте чайные ложечки, то захотела прибить всех разом! подхватила Софочка, — и тут я услышала голос Кости! Не поверите, я оцепенела, и мурашки по всему телу!
— Во-во, у меня также, когда я сестру Кости увидел и услышал её голос, — добавил Борис.
— У вас это семейное, — подколол Володя.- Я тоже, увидела Володю, и на Андрея даже смотреть не стала, — призналась Эмма.
Две недели проходят мгновенно. И вот прощальное застолье. На нём нет алкоголя, и состав расширенный: родители, детки и мы. Наши пытаются держать себя бодрячком, но глаза влажные. Деткам всё равно, они мечтают поскорее вернуться домой. А родители и я не скрываем своего расстройства и украдкой смахиваем слёзы.
Я лишь однажды провожал наших в аэропорт. Обратная дорога домой это пытка. А в опустевшем коттедже запахи и отголоски голосов. И воспоминания. На том стуле сидела Софочка и подпевала Косте. А около письменного стола стоял Володя и ругался, почему я не израсходовал оставленные в прошлый приезд деньги. И я доставал недопитую бутылку водки и пил, чтобы забыться. Пил, пока не засыпал.
А утром я привычно обнаруживал в ящике три конверта с валютой. Это наши оставили мне материальную помощь. На одном конверте, рукой Софочки написано: «И чтобы без обид, а то больше не приедем!» Наконец можно спокойно рассмотреть зарубежные подарки: парфюм; сигареты; немецкий шнапс и израильский алкоголь; рубашки и галстуки, которые я не ношу, т.к. у меня нет костюма; прочие безделушки и шоколад.
И только теперь, я могу сесть за стол, и честно рассказать о своём житие. Как с работой С работой полный тупик! Рабочих мест мало, да и обленился я. Но для самооправдания: я должен присматривать за хозяйством. Почему один К бывшей не вернусь, а новую — привести некуда. Мамину квартиру благородно оставил бывшей и ей ребёнку. Какие планы Жить как живу, пока Володя не надумает продать коттедж. А что будет потом не знаю. И честно говоря, мне очень хочется умереть до наступления этого события. Тихо, во сне
P.S. Почему я не называю имя сестры Кости Она тоже Софочка
Буер Артур

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *