Выбор

Выбор Тихонько скрипнула крышка, и моя голова показалась над чердачным проемом. Солнечные лучи пробивались сквозь доски фронтонов и два мутных окна. Пыльные снежинки кружились в них, медленно

Тихонько скрипнула крышка, и моя голова показалась над чердачным проемом.
Солнечные лучи пробивались сквозь доски фронтонов и два мутных окна. Пыльные снежинки кружились в них, медленно исчезая за полосками света.
Я откинула крышку и быстро забралась по лестнице.
Когда выдавалось свободное время, я всегда сбегала сюда. Чердак был не просто убежищем, а настоящей сокровищницей: старые чемоданы и картины, стопки жёлтых пыльных журналов и древнее радио, сундук с игрушками, сломанная этажерка, старая лампа с абажуром и ещё огромное количество того, что мама называла «хламом».
Я могла часами здесь сидеть, перебирая вещи и книги. Кое-что было из моего глубокого детства, кое-что из маминого, но попадались и более древние «реликвии». Такие я часто спускала потом вниз и по пятам ходила за матерью, пока она либо не рассказывала мне очередную семейную историю, либо не отмахивалась и отправляла снова на огород или на кухню.
Сегодня я присмотрела для изучения небольшой кожаный чемодан, сиротливо стоявший в дальнем углу. Схватила его за ручку и выволокла на середину чердака.
Щёлкнули уже частично заржавевшие замки, я чихнула от поднявшегося облака пыли.
Под крышкой оказались две стопки аккуратно сложенной одежды. Я достала голубое платье с белыми розами на рукавах, синюю юбку, блузку в горошек, но под ними вдруг обнаружилась старая ученическая тетрадь толстая, потрёпанная, обгоревшая. Она странно выглядела рядом с явно чистой и даже выглаженной одеждой, среди которой находилась.
Наверное, именно поэтому я решила её открыть.
«5 мая.
Я не могу уснуть. Сердце колотится и пытается выпрыгнуть. У нас в классе появился новенький. Какие у него голубые глаза! А улыбка Мне кажется, что я перестала дышать, когда он вошёл. Мария Владимировна сказала, что это Михаил.
Миша
А потом оказалось, что он будет сидеть передо мной. Я весь урок не могла сосредоточиться.
Что ж такое!»
«6 мая.
Сегодня Миша мне улыбнулся! Мне! И спросил, могу ли я ему помочь по математике. А я растерялась. Да я наверное красной стала, как помидор! Какой кошмар! Кивнула ему и быстро ушла. Вот дура, он теперь и не подойдет ко мне»
«10 мая.
Мне кажется, что мы знакомы уже 100 лет. Миша провожает меня после школы. Он знает столько весёлых историй! С ним так интересно! А когда он на меня смотрит Неужели я влюбилась! »
«15 мая.
Я снова не могу уснуть! Сегодня Миша взял меня за руку и сказал, что я ему нравлюсь. У меня чуть сердце не выпрыгнуло!»
«20 мая.
Да, это любовь!!!! Как я скучаю, когда нам приходится вечером расставаться Не могу дождаться, когда мы снова встретимся! Миша каждое утро заходит за мной перед уроками. Скоро экзамены, приходится много готовиться и мы это делаем вместе!!! А потом выпускной. Я хочу себе голубое платье, мама обещала мне сшить. И чтобы розы на рукавах, белые. В школе все дразнят жених-и-невеста, а Миша не отрицает!!! Он улыбается, а я знаю, какое свадебное платье хочу Я так счастлива!»
На этом запись заканчивалась, а последующие страницы были вырваны. Вместо них лежали аккуратно сложенные альбомные листы. Я развернула.
Дат не было. Да и почерк изменился, он стал более резким, как будто писавшая девушка очень торопилась.
«Всё ужасно. Началась война. Отец вызвался добровольцем на следующий же день. Как плакала мама Мы вместе с сестрой провожали папу, и я потом долго не могла её успокоить. Когда Миша будет уходить, я постараюсь не плакать, я буду сильной. И буду его ждать. Буду писать письма каждый день! И я знаю, что он вернётся. И мой папа вернётся»
А потом что-то сильно зачёркнуто, не прочитать. И размыто.
«У меня всё валится из рук. Сегодня Миша мне сказал, что он не пойдёт воевать. Он говорил чудовищные вещи, чудовищные! Что нужно сбежать и примкнуть к напавшим на нас. Что они сильнее и на самом деле несут нам светлое будущее. Я плакала, кричала, говорила, что гибнут люди. А Миша говорил, что это всё враньё и пропаганда, а на самом деле они будут победителями. И все, кто ушли воевать дураки Я залепила ему пощёчину. И так испугалась. А он взял меня за руки и сказал ровным голосом, что утром уезжает. Если я хочу сбежать с ним, то должна прийти на вокзал в 6 утра. Я вырвалась, побежала, а он кричал, что любит меня и хочет, чтобы я уехала с ним»
Я дрожащими руками сложила листы. Сердце заныло от нехорошего предчувствия и в этот момент из тетради выпала фотография. Я машинально закрыла рот рукой, чтобы не закричать, из глаз потекли слёзы.
На меня в упор смотрела красивая девушка. Губы тонкой полоской, небольшая морщинка между бровей, волосы убраны. Мария. Родная сестра бабушки. У бабули над кроватью висит много семейных фотографий и про Машуню, как с улыбкой она её называет, я много раз слышала.
Да, она сбежала тогда рано утром с одним чемоданом. Пришла на вокзал. И на глазах у Миши записалась в добровольцы.
Мария погибла спустя полгода, и мы даже не знаем, где её похоронили.
Я бережно положила в тетрадь фотографию, с которой на меня смотрела юная девушка в военной форме, прижала тетрадь к груди и разрыдалась.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *