Они посмели похитить меня

Они посмели похитить меня Меня! Шамана горного племени! Они знали, что я сильна сильнее всех их певцов с бубнами вместе взятых. Глупцы! Решили соединить могучую кровь с жижицей своего самого

Меня! Шамана горного племени! Они знали, что я сильна сильнее всех их певцов с бубнами вместе взятых. Глупцы! Решили соединить могучую кровь с жижицей своего самого великого ведуна. Они верно подгадали время мой орел как раз улетел на охоту и не смог предупредить об опасности. Притащив в стойбище, они первым делом провели ритуал, скрывший меня от моего хранителя. Они думали, что помощь не придет.
Все решится на рассвете: либо воины моего племени не оставят здесь ни шатра, либо я лишусь своего дара навсегда. Ритуал соединения крови не имеет смысла как только во мне зародится жизнь, дар угаснет. Остается только ждать участи, которую уготовила мне Лунная мать.
Кажется, я задремала, потому что уханье совы выдернуло меня из воды на поверхность. Условный знак воины Угхау близко. Проверяю связь с орлом нет, узы еще не восстановились. Сова ухнула еще всего лишь раз, значит это разведчики. Боя не будет, придется бежать. Напрягаю и расслабляю затекшие мышцы, чтобы не стать обузой для мужчин.
Край шатра приподнимается, и внутрь вкатывается тень:
Кхатха, ты здесь
А если б не я, Нуруй, весь лагерь бы знал о вас, улыбаюсь сгустку тьмы напротив.
Мы следили за становищем полдня, они шатер обходят по большому кругу стороной. Вот мы и решили, что здесь ты.
Вроде и глупцы, но боятся, как умные.
В это время мои ноги и руки обретают долгожданную свободу. Нуруй прячет кинжал обратно в ножны.
Бежать можешь
Ползти, идти, бежать. Лететь только не могу. Пока.
Орел рядом, он нас к становищу вывел.
Странно, я не чувствовала его, а он, получается, чувствовал. Наша связь все крепче с годами.
И вот мы бежим по темному лесу. До рассвета еще несколько часов, так что уйдем далеко. Впереди прокладывает путь Табай, воин сын воина. Прикрывает нас Нит, воин, каких поискать, хоть и сын охотника. Я сама нарекла его воином в его шестнадцатую зиму. Рядом со мной Нуруй, сын вождя и мой брат. Великую судьбу готовит ему Лунная мать, и всем нам под его началом.
Я бегу, как хищник, едва отталкиваясь от земли. Из-за туч показался тонкий серебристый месяц. Мне хватит, чтобы наполниться. Чувствую, как сила входит в меня через кожу, течет вместе с кровью по венам и собирается в лоне. Мысленно обращаюсь к орлу и, наконец, чувствую порывы ветра на лице. Вижу как внизу, подо мной движутся четыре точки это мы бежим к своей цели.
Когда первые лучи рождающегося солнца окрасили небосвод, мы решаем сделать привал. Орел остается кружить в вышине, чтобы вовремя предупредить о погоне.
Ну что, Кхатха, сватовство не удалось
Жених-то, симпатичный был
Воины беззлобно подшучивают, поедая вяленное мясо.
Большая свирель, да свист тонковат, отвечаю, лопая на языке ягоды.
Напуганная взрывом хохота, с места снимается пичужка. Мой хранитель камнем летит на добычу. Пора и ему подкрепиться. Жду, когда вся команда насытится и встаю. Воины тут же оказываются на ногах, готовые бежать дальше.
—Спасибо, братья, возвращайтесь домой. Я буду позже.
Чувствую, как тело обрастает перьями, руки вытягиваются в крылья, нос превращается в клюв. Мой народ привык к этому, поэтому отряд разворачивается и молча продолжает путь.
В небе орел и орлица видят покинутое становище. Там еще не знают о том, что меня нет. Когда суматоха после обнаружения побега уляжется, они не досчитаются двоих детей. Часто случается, что хищник уносит ягненка. Но цена шамана горного племени куда выше.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *