Бог, который сидит в пруду

 

Бог, который сидит в пруду Сто пятьдесят восьмой зелёного цвета неторопливо подъезжал к каменному павильону остановки на трассе. Павлик сидел на одном из задних сидений автобуса и смотрел в

«Сто пятьдесят восьмой» зелёного цвета неторопливо подъезжал к каменному павильону остановки на трассе. Павлик сидел на одном из задних сидений автобуса и смотрел в окно на меняющиеся пейзажи. Время от времени он поправлял пионерский галстук, прикидывая пеший маршрут до дома бабушки. В этом году родители впервые отпустили парня самого, без сопровождения, в такое долгое путешествие — пятьдесят километров от города!
Скрипнули тормоза, автобус остановился. Павел поднялся с сиденья, взял сумку и вышел на улицу. Огляделся, приложив одну руку «козырьком».
«Таак, мне до здания сельсовета, а после налево», подумал паренёк и бодрым шагом направился от остановки.
Агриппина Львовна сидела на лавочке возле дома. Семидесятилетняя старушка поправляла цветастый платок, вздыхала и всматривалась вдаль. Дочка с мужем сообщили ещё вчера о приезде внука к бабушке в гости. «Несколько недель побудет у тебя, а после у нас отпуск начнется — поедем по путевке на море, Саше предоставили на заводе, всей их бригаде «, объясняла Ольга по телефону.
Павлик шел неторопливо, осматриваясь. Красивые деревянные дома, все как один — конфетки. Резные ставни украшали окна, через стекла которых виднелись аккуратные белые занавески. «Хорошо то как тут, красиво, — думал парень. — А вот и бабушка».
Встретились, обнялись. Зашли в дом, бабушка тут же поставила чайник, накрыла на стол. Внук взахлёб рассказывал о жизни и новостях.
А потом нас собрали в библиотеке имени Ленина. Вот, значок теперь у меня и галстук! Один из первых в классе стал пионером! — с гордостью продолжал внук. Бабушка улыбалась, хвалила, но была сдержанной.
А мать и отец как там
Знаешь как они радовались, когда я в пионеры попал Мать аж всплакнула.
А с улицы уже кричали Сеня и Егор, два закадычных друга Пашки. Видимо, узнали про его приезд. Тоже приехали из города, правда, соседнего. Паша сказал бабушке, что пойдет с ребятами на озеро, переоделся и вышел.
***
Дорога через лес была долгой, но это совсем не чувствовалось в компании друзей. Ребята шли с удочками наперевес, травили байки и смеялись. Пришли на место. Разместились, закинули удочки. И стали ждать поклёвки.
А вы знаете, что я слышал Говорят, что в этом озере, прямо посередине, на острове, старец живёт. Мол, никто не беседовал с ним, видели только его, — начал Сеня.
Да ну тебе, хорош заливать — перебили его мальчишки, — как это — живет, и никто не знает Чушь!
А вот и правда!
Да брось ты, Сень, уже вон мы в пионерах, в светлое будущее социализма идём. А ты во всякие детские страшилки веришь.
Ну не хотите — не верьте.
Ребята замолчали. Посидели, в задумчивости глядя на лёгкую рябь воды. Поклевкой сегодня не пахло. Свернули удочки, отправились по домам, договорившись встретиться завтра.
Павлик тихонько отворил калитку, зашёл в дом. В доме пахло чем-то горелым. «Странно все это», — подумал парень и на носочках прошел в комнату бабушки. Та сидела около стола, на столе горели свечи и стояла икона. Бабушка что-то шептала, сложив руки вместе, закрыв глаза.
Бабушка! — окликнул Павел старушку. Она дернулась, спешно начала тушить свечки и убирать икону, накинув на нее светлую ткань.
А, это ты, Павлик, когда успел прийти — бабушка казалась несколько встревоженной.
Как же так, бабушка А если кто узнает И мне стыдно будет, и родителям, — парень выглядел разочарованным — вы сегодня как сговорились все. Ты вот с этой иконой, Сенька сказки свои рассказывал, про старца какого-то на острове. Тоже мне, коммунисты.
А это и не сказки, внучек, а правда. Вот, послушай.
«Жил-был на свете Бог. Приходил он к людям, что просили его об этом. Даровал им веру и надежду, а люди взамен дома для Бога строили храмы величественные. Да пришли к власти люди другие, что без Бога жили, да сами в светлое будущее верили — строили они его сами. И стали дома бога ломать, а людей, что верили — наказывать. Не нужна им была вера, мешала людьми управлять, да «светлое будущее» строить. И стали прятаться люди да Бога прятать.
Разрушили храмы да стали Бога искать, по людям ходить — приютил вдруг кто. Гнали его, гнали. И нашел Бог себе пристанище здесь, на озере. Спрятался от людей, в глуши да в глубинке, чтобы не нашли его. Только оставил дорожку ведущую к нему тем, кто приют ему давал. Так и живёт он в пруду нынче, пережидает, когда людям снова вера понадобится», — закончила бабушка, пряча икону куда-то в чулан.
Не пойму я все равно, бабушка, историй твоих. Я никому не скажу, но и ты смотри, чтобы никто не прознал, а то худо нам будет.
Не бойся, внучек, никто и не узнает.
Улёгся внук спать. Агриппина Львовна задумчиво посмотрела через окно в сторону леса, туда, где было озеро. А там, посреди озера, на острове в пруду сидел старец. Рыбачил и ждал. Чего Бог его знает…

 

Бог, который сидит в пруду Сто пятьдесят восьмой зелёного цвета неторопливо подъезжал к каменному павильону остановки на трассе. Павлик сидел на одном из задних сидений автобуса и смотрел в

Источник

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *