Всего несколько слов могут и создать, и уничтожить мир

Всего несколько слов могут и создать, и уничтожить мир - Мама, мама, они такое про меня сказали! И про тебя Со слезами вбежала домой Полинка. Мать успокаивала, как могла, пока расстроенная

— Мама, мама, они такое про меня сказали! И про тебя
Со слезами вбежала домой Полинка.
Мать успокаивала, как могла, пока расстроенная девочка не заснула.
***
— Что сегодня новенького — просматривая газету, спросил один хранитель у другого.
— Всё то же, как и сотни лет назад, люди редко меняются. Ты, я вижу, никак не научишься пользоваться компьютером, всё читаешь газеты, впрочем, и там, и там ни слова правды.
— Мне нравится сам процесс, люблю запах свежих газет. А ты чего хмурый
— Вот объясни, почему, чем хуже человек, тем больше гадостей он говорит о других Наблюдаю это много лет, но не понимаю. Ведь сам творит иногда такое, что даже нашим оппонентам стыдно смотреть, даже они глаза прикрывают, хотя, конечно, подсматривают сквозь пальцы, хихикают… а чуть становится этот пакостник старше, на невиновных нападает, обвиняя их чуть ли не во всех грехах мира.
— Ты, что сегодня, с публикой на лавочке у подъезда, пообщался Они сами не понимают о чём говорят, не думай о такой глупости.
— Я бы не думал, если бы не слёзы моей подопечной. Ты не представляешь в чём они ребёнка обвинили. Ладно бы эти бабуси сами святые были, но ведь одна грязнее другой, а уж дед Тимофей вообще одно чёрное пятно, его давно ждут там, куда он похоже не хочет попадать. Представляешь, ему уже даже рабочее место организовали, то ли инккубом, то ли одним из тех, кто людей на пакости подбивает, а он о садах и птичках мечтает, в церковь ходит, а по пути злословит. У меня в прошлый раз рядом с ним перо выпало. Ядовитый он, хуже некуда.
— Забудь, таких не исправить. Гадости о ком-то говорят только те, кому давно уготовлены места у наших недругов. Они словно ком липкой грязи, вот и пытаются о чистых оттереться. Попробуй своей девочке это внушить, пока она спит.
Я вот вычитал тут, недавно изобрели такую штуку, с помощью которой смогут любую кровь в универсальную переделывать, такую, чтобы ко всем группам подходила. Испытания проведут и внедрят. Представляешь, скольким из наших подопечных жизни спасут
— Это хорошо, если не очередная газетная утка. Помнится, лет двадцать пять — тридцать назад писали, что прилетали инопланетяне и вычистили какую-то там речку, вода, мол, стала чистой, прозрачной. Только этих инопланетян всё нет и нет, а реки грязнее и грязнее. Если так и дальше пойдёт, то на этой земле для нас работы не останется.
Они кричат, что по какой-то там статистике людей на планете больше и больше, а я этого не замечаю. Скоро вымрут все из-за ужасного воздуха, негодной для питья воды и отравленной почвы, а нас перекинут на какую-нибудь другую планету или на параллельную Землю, слышал, на некоторых хранителей действительно не хватает, многие наши даже заявления о переводе написали.
— Пусть бегут. Ты сам написал бы такое заявление
— Нет, я за своих подопечных до последнего воевать буду.
— Вот и я бы не написал. Как улучшить кровь для лечения других людей придумали, придумают и как реки вычистить, и всё остальное Я в них верю!
— Хорошо бы, главное, чтобы не опоздали, люди редко меняются.
Он взмыл в облака.
Дышать над городом было всё сложнее, особенно в безветренную погоду. Белоснежные крылья становились серыми от копоти, иногда от обморока, привыкшего к чистоте хранителя, спасали только бессмертие и нечеловеческая сила.
«Нужно успокоить Полину и постараться внушить людям, что пора что-то менять, иначе им не выжить», — подумал он.
После этих мыслей всё, услышанное девочкой вечером у подъезда, показалось таким ничтожным, несущественным.
Но он понимал, что именно из-за таких мелочей у людей появляется желание испортить всё вокруг. И его подопечная может обозлиться на весь мир, возненавидеть его.
Хранителю совсем не хотелось такого результата от сегодняшнего дня, поэтому он поспешил объяснить всё Полине, пока она спит, пока чьё-то гадкое слово не разъело душу ребёнка.
Все отчего-то думают, что он должен оберегать тело подопечного, когда его цель сохранить душу.
Всего несколько слов могут и сберечь, и уничтожить мир.
Он помнил, в начале было слово!
Лана Лэнц

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.