Ангел мой

Ангел мой - Липочка, ангел мой, ты слышишь ли меня Федор Иванович тихо гладил жену по седым волосам. По морщинистым небритым щекам катились слезы. Олимпиада Григорьевна с трудом открыла глаза.

— Липочка, ангел мой, ты слышишь ли меня Федор Иванович тихо гладил жену по седым волосам. По морщинистым небритым щекам катились слезы. Олимпиада Григорьевна с трудом открыла глаза. Увидев мужа, попыталась улыбнуться. Получалось плохо. Что-то с ней случилось, но она не помнила, что. Словно свет вдруг выключили
Федя плачет. Милый, любимый Натерпелся, переживал. Голодный Вон, как щеки ввалились. Взял ее руку, целует. Ладонь становится теплой и мокрой
Память уносит Липочку в сорок третий. Молоденькая медсестричка, только окончившая краткосрочные курсы, попала в самое пекло, под Сталинград. И почти сразу первый бой.
Невысокая, худенькая, в большущих валенках, она в этом бою вытащила пятерых раненых. Пятым был Феденька, но узнала она об этом не сразу. Когда бежала за шестым, рядом взорвался снаряд. Девчонку отбросило, как куклу. Контузия, несколько осколочных Месяц в госпитале. Повезло, осталась жива
— К сожалению, опухоль неоперабельная. Вам нужно быть готовым к худшему, врач, седой полковник медицинской службы, смотрел на Федора Ивановича устало. Извините, у меня сегодня три операции. Если будут вопросы, зайдите в ординаторскую.
Старик тяжело опустился на лавку в больничном коридоре. Руки его дрожали.
«Корчагина! К тебе пришли! хохотушка Аллочка заговорщически подмигивает Липе, занятой обработкой инструментов. Симпатичный!»
Олимпиада почему-то краснеет, вытирает руки, накидывает шинель и выходит на улицу. Молодой сержант протягивает руку: «Старший сержант Егоров Федор. А Вы Олимпиада Корчагина, верно Рад знакомству!»
Улыбается смущенно: «Я поблагодарить хотел. Вы меня из боя вытащили. Настоящий ангел! Я ведь думал всё, конец мне пришел. А тут тыВы» — парень запутался и смутился окончательно.
Потом он рассказывал ей, как искал спасшую его девушку Липу, как обрадовался, что нашел, как решил обязательно сегодня заехать к ней, потому что его отправляют на офицерские курсы. Тараторил, запинался Попросил разрешения писать
«Мама при смерти тчк приезжай скорее тчк». Федор Иванович отправил две телеграммы: сыну во Владивосток и дочери в Иркутск. Успеют ли Липочка, его Ангел, угасала на глазах. Вся опутанная проводами, капельницами, датчиками — такая маленькая, хрупкая, бледная. И такая сильная.
Она все реже приходила в сознание. Муж, боясь пропустить эти минуты, неотлучно находился рядом. Открывая глаза, она неизменно видела рядом своего Феденьку, чувствовала тепло его рук на своих руках, тихо улыбалась, слабо пожимала его пальцы и снова уплывала в прошлое.
Федор нашел ее в сорок пятом осенью. Необычное имя и фамилия очень выручили его. Приехал за ней — бравый офицер, капитан, грудь в медалях. Увидел, подхватил, закружил, сказал, что нуждается в постоянном присутствии ангела рядом. Липочка, которая уже и не надеялась увидеть снова Федю Егорова, счастливо и светло улыбалась. Через неделю они расписались и уехали в Ленинград.
Оба лишились в войну родителей, и всю заботу и любовь отдавали друг другу. Олимпиада работала в больнице, Федя пошел на завод, быстро стал мастером, потом начальником цеха. Соседи удивлялись никогда не ругаются. Егоровы только улыбались.
Через два года после свадьбы родился Вася, а еще через пять Машенька. Дети выросли, выучились, разъехались в разные города. Старики остались одни, но им никогда не было скучно в обществе друг друга. Так и текла неспешно мирная жизнь. Долгая счастливая жизнь
Олимпиада Григорьевна умерла ночью. Муж задремал на какие-то минуты. Очнулся от изменившегося звука монитора. Побежал за дежурной сестрой.
— Милая, как же я без тебя Федор Иванович, высокий крепкий старик, вдруг ссутулился и стал маленьким и слабым. И в эту тяжкую минуту ему показалось, будто мягкие крылья обняли его за плечи, и нежный голос шепнул: «Я всегда рядом, мой хороший! Я же твой ангел, разве ты забыл»

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *