Альтернативная мифология

 

Альтернативная мифология Верховный поднялся с трона и подошёл к окну. Ему не хотелось, чтобы посетительница могла прочесть по лицу обуревавшие его мысли и чувства. В зале воцарилось молчание,

Верховный поднялся с трона и подошёл к окну. Ему не хотелось, чтобы посетительница могла прочесть по лицу обуревавшие его мысли и чувства. В зале воцарилось молчание, нарушать которое гостья не смела, а хозяин не желал.
Наконец Зевс повернулся и устало промолвил:
— Ты же знаешь не хуже меня, что толку не будет. Он не исправится.
— О, Зевс, я прошу, подчёркиваю прошу, сделай это в последний раз. Ради меня. В конце концов, я никогда ничего у тебя не просила, хотя имею на то полное право!
— Ты — да. Но за этого упрямца приходила замолвить слово чуть ли не половина Пантеона! Вот, например, в прошлый раз меня умолял о его помиловании сам Посейдон, хотя я ума не приложу, чем ему так приглянулся этот мальчишка. Я смилостивился. И что же Он научил земных дожидаться молнии и затем сохранять полученный от неё огонь. Неужели он действительно думал, что я поверю в его непричастность и в то, что люди додумались до этого сами!
Гера слушала, низко опустив голову, но по движениям её рук, тщательно разглаживавших складки на белоснежном пеплосе, Зевс понимал, что супруга едва сдерживает улыбку. Он шумно выдохнул в бороду и продолжил:
— А до этого Ты же помнишь не хуже моего! За него ручались Афродита с Аресом и Аполлон! Они уверяли, что могут на него повлиять, что подобные выходки никогда больше не повторятся. Результат, думаю, тебе прекрасно известен, — последнюю фразу Зевс произнёс с нажимом, сдвинув густые белоснежные брови.
— Известен, о Великий, — смиренно произнесла Гера. Но тут же спешно добавила: — Гефест был слишком занят твоим же срочным заказом, который «был нужен ещё вчера», замотался и просто не заметил пропажи нескольких угольков из горна.
Зевс поморщился. Ему было неприятно, что Гера опять пытается выгородить своего сыночка. Где-то в глубине души он даже подозревал, что Гефест вполне себе сознательно так не вовремя отвернулся от горнила. Но доказать это было невозможно, поэтому своих подозрений Зевс никому не озвучивал.
В последние годы ему взбрело в голову разрушить свою репутацию самодура и прослыть в веках наимудрейшим и наисправедливейшим Верховным. Задача была не из лёгких, но отступать Громовержец не собирался.
— Или может, тебе напомнить ещё один эпизод Когда он умудрился проникнуть через мои Врата Времени и вернуться оттуда с «Зиппо»
Тут уж Гера не смогла сдержаться и засмеялась. Правда, быстро осеклась.
— Но, согласись, это было действительно забавно! Даже боги-то никогда такого не видели, что уж говорить о земных. Я вот никак не могу забыть их изумлённых и испуганных лиц! Дионис даже чуть пить не бросил!
Зевс опять спешно отвернулся к окну. Гера права, это было действительно весело. Вот только подобные шуточки допустимы лишь с его, Зевса, позволения. И уж никак не тому, кто только что был освобождён от наказания (в очередной, между прочим, раз) за подобное своеволие.
Гера благоразумно пережидала, пока супруг справится с эмоциями и вновь нацепит подобающее Верховному выражение лица. Ей некуда было спешить. Она подошла к трону, поправила на нём подушки, смахнула со спинки несуществующую пыль. Потом взяла со столика свой бокал вина и сделала пару глотков. Второй бокал она подняла ровно в ту секунду, когда Зевс, наконец, повернулся к ней, и с нежной улыбкой протянула ему. Он слегка помедлил, всё же взял бокал, но пить не стал.
— Гера, пойми. Мне ведь уже неоднократно пришлось возвращать время вспять, чтобы земные вновь оказывались в той точке, где ещё не знали огня. Я, конечно, Верховный бог и всё такое, но, честно, даже я не знаю, к каким последствиям это в итоге может привести. Время материя своеобразная, шутить с ним не стоит. И мне не хотелось бы из-за этого упрямого юнца пересоздавать мир заново. Это утомительно, знаешь ли. И ещё. Этими регулярными помилованиями одного и того же преступника, который никак не желает становиться на путь исправления, я ставлю под угрозу свою репутацию и авторитет! Зевс всё-таки отхлебнул вино и поставил бокал на столик. Затем снова взял его и уселся на трон.
— Я всё понимаю, Великий, — тихо произнесла Гера. Но всё же прошу тебя. Я уверена, на этот раз он всё осознал.
— Ладно, я подумаю и завтра озвучу своё решение. А теперь оставь меня, у меня ещё много дел.
***
На следующий день Зевс сидел на самом краешке облака и наблюдал, как освобождают Прометея. Упрямца, который раз за разом несёт земным огонь, не желая подчиняться воле Верховного и не боясь наказания.
Громовержец щурился на солнце и тихо-тихо шептал: «За тебя теперь больше некому будет просить. Все остальные боги слишком трусливы. Или тщеславны. Или и то, и другое вместе. Но ты, пожалуйста, не сдавайся. Кроме тебя им не на кого больше рассчитывать и надеяться. И мне тоже. Не подведи, парень. Не подведи».

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *