Если б не было любви

Если б не было любви Повелел как-то царь сыновьям обзавестись партнёрами, дабы функцию репродуктивную выполнить (в журналах заморских словеса мудреные вычитал, ирод). В дань традиции требовалось

Повелел как-то царь сыновьям обзавестись партнёрами, дабы функцию репродуктивную выполнить (в журналах заморских словеса мудреные вычитал, ирод). В дань традиции требовалось использовать допотопный, постоянно выдающий ошибки да погрешности, способ: пустить стрелу, да и пойти за ней.
Коль тебе повезёт — найдёшь девицу-раскрасавицу (ну или хотя бы в меру страшную). Повезёт меньше — подберёт стрелу отец её, аль брат, аль и вовсе жених. Ну, тут уж кто во что горазд, некоторые и не брезговали ко двору мужа вместо жены привезти, а ребёнка потом крестьянского умыкнуть. Если ж совсем тебе не повезёт, убьёшь стрелой своё счастьюшко, то вирой откупаться придётся, коль деньги есть.
Вот младшенькому цареву сынку и не повезло — лягушку домой приволок. На царево «какогохренаваня» отреагировал флегматично и штамп в паспорте затребовал. Царь, впрочем, тоже спорить не стал, удивился просто — живность в качестве супруги в дом ещё никто не таскал.
Принёс Ваня жену в хату, посадил на окно, да и пошёл ужинать. Ждала лягушка, ждала, ан не кручинится Ваня, а вполне себе мирно калории потребляет. Не выдержала, молвила человечьим голосом:
— А что это ты суженный мой, не весел
Ваня мельком взглянул на свою хладную жёнушку да плечами пожал:
— Нормально всё. — говорит.
— А что же, Ваня, разве не велел отец невестам сыновьим себя рукоделием развлечь — лягушка не унимается.
— Да нет, зачем бы ему.
— А что, Вань, расстроился ты, лягушку в жены заполучив
— Да нет, какая мне разница, кто женой будет. Ты хоть места мало занимаешь.
А про себя думает: «Жаль, что говорящая оказалась».
Лягушка поперхнулась, затихла. Вот и как ей от заклятья избавляться без царевича влюбленного! Ну, думает, была не была! Обращусь сразу девицей, покажу, как собой хороша! Со стола спрыгнула, лапки вверх вскинула — загрохотал гром, засверкали молнии, встала заместо лягушки красна девица — Василиса Прекрасная! Повернулась она к мужу, улыбаясь этак покровительственно, а он и не смотрит! Миску со стола убрал, бросил через плечо:
— Лучину сама затушишь, раз руки отрастила, а спать на полатях ложись.
Вторично поперхнулась лягушка, руки в бока упёрла.
— Пошто ж ты Ваня, на жену свою глаз не подымаешь! Аль не по нраву пришлась, не люба я тебе!
Царевич обернулся удивлённо, нахмурился:
— Откель ты такая, несведущая явилась Нету у нас в государстве любви, Кощей запретил аж с позапрошлого лета.
— Это как так — запретил Разве ж можно любовь запретить
— Как, да почему — не ведаю. Колдунством каким, а может ино как.
Села Василиса на лавку и ну слёзы лить да ругаться мудрёно!
— Ах ты ж гад треклятый, змей подколодный! Да что б золото твоё в труху превратилось! Да чтоб зад твой костлявый к трону на веки вечные прилип! Что ж мне теперь, до конца дней в зелёной шкурке обитать!
Ваня всё в сторонке сидел да к причитаниям лягушкиным прислушивался, как услышал про шкурку зелёную, так сразу и вскочил:
— Ну, хоть тут я тебе пригожусь, помогу от лягушачьей судьбы избавиться! — схватил он кожицу да в жаркую печь кинул.
Ахнула Василиса, от неожиданности, выругалась не по-царевьински, да за кочергу и схватилась.
— Времени у нас с тобой, Ванечка, всего ничего, но думается мне, успеем.
Незаметно минуло время. Оглянулась Василиса да и молвила:
— Гиблое оно дело — мир без любви, Ванечка. Вот стоило тебе полюбить и всё было бы иначе. А теперь прощевай, пора мне к Кощею возвращаться.
Обернулась белым лебедем, стряхнула кровь с широких крыл да и вылетела вон, в другом месте любви и понимания искать.

Если б не было любви Повелел как-то царь сыновьям обзавестись партнёрами, дабы функцию репродуктивную выполнить (в журналах заморских словеса мудреные вычитал, ирод). В дань традиции требовалось

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *