Колька Айболит

 

Колька Айболит Тёплое яркое лето как-то быстро подошло к концу, моя дочь Соня вернулась из деревни, где она гостила у бабушки и засобиралась в школу. А перед школой нас ожидал любимый всеми

Тёплое яркое лето как-то быстро подошло к концу, моя дочь Соня вернулась из деревни, где она гостила у бабушки и засобиралась в школу.
А перед школой нас ожидал любимый всеми родителями процесс прохождение медосмотра. Приходим в поликлинику там уже огромная очередь из таких же «счастливчиков». Взяли талончик, сидим, страдаем.
Вокруг ревущая детвора разного возраста, подростки залипают в телефоны, мамаши нервничают и ругаются. Обычный день, обычного педиатрического отделения поликлиники.
Вдруг слышу совсем рядом робкое:
— Здрас-с-сьте.
Поворачиваюсь так и есть. Колька. Пацан старше моей «прынцессы» на год из соседнего дома. Проклятие моё. Только его нам тут не хватало.
С Колькой мы познакомились ещё в прошлом году, когда девица моя перешла во второй класс, а этот малолетний хулиган соответственно в третий. Учились они тогда в одном крыле школы, классы рядом, дверь в дверь. Колька осознал, что теперь он старше не только робких первоклашек, но и всего второго класса. А значит надо «построить» мелкоту. Сделал физиономию понаглее и направился к соседям.
Зашёл в класс. «Мелкие» притихли. Колька выбрал портфель девочки посимпатичнее и для затравки с большим наслаждением пнул его. Портфель полетел на пол, посыпались ручки и тетрадки.
Зря он это сделал.
Я вам уже рассказывал, что лет в пять моя девица категорически отказалась заниматься плаванием, танцами и фигурным катанием. Увидела рекламу секции единоборств и с тех пор у нас только дзюдо и тайский бокс. Медалями вся стена увешана (Если кому интересно вот ссылка на рассказ, как всё это начиналось По закону подлости Колька пнул именно её портфель.
В тот же день меня впервые в жизни вызвали в школу. Странное ощущение. Недавно я в школе сам бедокурил и вместо вечно занятых родителей к директору вызывали соседа. И наступило моё время. Значит, я уже большой.
Приезжаю. В коридоре перед классом учитель, психолог, Соня, Колька и незнакомая, пока, мне дама Колькина мама. Именно эта мама, только завидев меня, кидается в атаку.
— Ваша дочь хулиганка!
— Допустим, — не стал возражать я. Всё починим. Необратимые потери денежно компенсируем, виновные будут вознаграждены, непричастные наказаны. А что, собственно, случилось
— Она избила моего ребёнка!
Смотрю на «ребёнка». Дитятко килограмм на пять тяжелее дочери и на полголовы выше. Стоит, всхлипывает, нос красный, воротник в каплях крови, видимо действительно били.
— Разберёмся. Соня, что произошло
— А чего вы у неё спрашиваете возмущается Колина мама. Мы вам сейчас расскажем.
— Ваша версия меня тоже интересует, — отвечаю. Но хотелось бы сначала выслушать заинтересованную сторону.
Услышал. И про портфель, и про то, как Колька его пнул. И про то, как его зажали в углу ринга и беспощадно отметелили.
— Вот видите! торжествует дама. Она даже не отпирается!
— То есть вашего Мальчика, побила Девочка на год его младше после того, как он совершил покушение на её личное имущество, словесно оскорбил в ответ на устное предупреждение и попытался дёрнуть за волосы Ничего странного не замечаете
Колина мама поймала некоторую нелогичность происходящего. Поворчала ещё немного, но уже без прежнего пыла. Потом мы долго выслушивали нотации от педагога и психолога. Обещал разобраться, предотвратить, наказать, принять меры.
Фиг его знает, какие меры принимать. Сели, серьёзно поговорили, обещала больше Кольку не трогать. Если он опять её портфель пинать не будет. И то хорошо. Лучше вооружённый нейтралитет.
Наступила зима опять конфликт. Сонькины одноклассницы устроили во дворе что-то вроде крепости. Пришёл Колька с приятелями, разрушил крепость, побросал девчонок лицом в сугроб, набил снега за шиворот. Девчонки пришли к Соне за «крышей». Вечером звонит мне Колина мама.
— Вы опять!
— Ни в коем случае, — говорю. Никто никого не бил, по крайней мере лицо цело, нос не разбит и синяков не осталось.
Девчонки крепость восстановили, а когда Колька с друзьями пришёл её опять ломать, позвонили Соне. Спускаться на лифте было недолго. Завидев Соню, Колька попытался убежать. Его догнали, дали пенделя, отобрали шапку и шарф, набили за шиворот снега.
Нам грозили милицией, отсутствующим отцом, спецшколой.
— У меня тихий мальчик! кричала Колина мама. Он дома сидит, никуда не ходит, домашний ребёнок. Шахматами интересуется на планшете. Он не привык, чтоб каждая хулиганка его била!
Я кивал и обещал разобраться. Колька стал обходить девчачью крепость за километр.
К весне дети вроде подружились. По крайней мере, крепость доломали всей толпой, а на её месте наладили переправу через огромную лужу. Как-то вечером сижу дома рассказ пишу. Слышу звонок. На пороге кавалер собственной персоной. Колька.
— Здрас-сьте, а Соня выйдет!
— Прогресс на лицо, — удивляюсь я. А чего не по мобильному
— У меня мама телефон отобрала. Много играл.
— Понятно. Забирай, свою даму, если она не против. Но помни, ровно в двенадцать часов карета превратится в тыкву. Намёк понял
Вижу не понял. Не знают шахматисты литературной классики. Ну да ладно.
На лето дети разъехались по деревням и бабушкам. И вот поликлиника, очередь. Колька.
— Ты что тут делаешь Тоже на медосмотр
— Не-е-е, — вздыхает «тихий мальчик». Я к доктору.
— Заболел
— Ага. Я всё лето сюда ходил. На неделю к бабушке а потом сюда.
— Что ж тебе так не повезло
— Сначала я горошину в нос засунул, — похвастался Колька.
— Глубоко поинтересовался я.
— Ага. Почти на палец. Сморкался-сморкался не выходит. Бабушка -в крик и меня в поликлинику.
— Достали Или у тебя теперь из носа гороховое дерево вырастет
— Достали, — ухмыляется «тихий мальчик». Но через неделю опять привезли.
— Опять горошина
— Не-а. Мы с пацанами рогатки делали. Классные получились рогатки. «Пробойков» из проволоки белой накрутили и давай стреляться.
— Попали понял я.
— Ага. Это всё Вовка. У него рогатка больше всех. И резинка не от трусов, а от велосипеда. Как стрельнул! Прямо мне в глаз.
— То есть во второй раз ты не к лору, а к окулисту.
— Ага, — гордо кивнул Колька.
— Дальше что было
— Потом мы с пацанами по грибы пошли. В лес.
— И там тебя покусал бешеный медведь
— Нет. Там мы нашли грибы. И на костре их пожарили. Пацанам ничего, они привычные. А меня потом тошнило и живот болел.
— Инфекционное отделение, — констатировал я. Дальше.
— А потом у Вовки день рождения был. Ему батя целых пятьдесят рублей подарил (25 долларов)! У него хороший батя, особенно когда выпьет!
— И вы купили
— Мороженое, — вздохнул Колька. Целый ящик.
— Опять к лору
— Ага. Острый тонзиллит!
— Молодец, правильно диагноз выучил. А теперь-то что Грибы, горошина, рогатка
— Не-е-е, — хмыкнул Колька. Теперь к травматологу.
— Голова отваливается
— Да я вчера домой от бабушки приехал. Соскучился по своим, дворовым. Мы на крыши гаражей полезли, я прыгнул. И вот
Колька кивнул на костыли, стоящие рядом со скамейкой.
— Так что первого сентября в школу не пойду. Перелом плюсневой кости.
Из кабинета педиатра высунулась медсестра.
— Кто на комиссию, проходите!
Мы с Сонькой вскочили. Кроме нас вскочили ещё полдесятка «комиссионных».
— Ну, бывай, — говорю я «тихому мальчику». Выздоравливай. И это как нога заживёт, заходи. В шахматы поиграем.
Всё-таки хорошо, что у меня девочка.
Автор: Гушинец

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *