Делирий. Рассказы врача

Делирий. Рассказы врача Доктора, понятное дело, обычные практически люди. Нет каких-то морфофизиологических причин выделять их в отдельный вид. А посему чаша печальная их тоже не минует... Лежал

Доктора, понятное дело, обычные практически люди. Нет каких-то морфофизиологических причин выделять их в отдельный вид. А посему чаша печальная их тоже не минует…
Лежал в нейрохирургии доктор один. Хирург. Случилось, что по совсем немедицинским причинам набили ему рожу и сотрясли мозг. Кто-то, впрочем, скажет, что у хирургов мозг только спинной, чтобы руки работали, резали, но это глупости. Есть у них мозг. Он, в данном случае, слегка и сотрясся.
Доктор, ввиду корпоративного милосердия, в отделении имел определенную волю, в частности, заходил в ординаторскую покурить и позвонить. Чай еще погонять. Выпить водки ему никто не предлагал. А зря.
Потому, что доктор был тихий алкоголик. И несколько дней воздержания сказались на нем губительно.
…Нейрохирург О., возвратясь после утреннего обхода в ординаторскую, обнаружил там битого доктора, который занимался обычным делом — звонил и курил. Приветливо помахал нейрохирургу О., мол, ничего, что я здесь Ничего, ничего, махнул было О. в ответ, но рука замедлилась и повисла в воздухе. Всё было плохо. Доктор сидел на стульчике с сигаретой в одной руке и телефонной трубкой в другой, но — без трусов. В майке, но без трусов. Каким образом и куда пропали трусы так и осталось неизвестным.
Нейрохирург О. смекнул что-то тревожное, поведя рукой в направление нижней части пациента. Битый доктор засуетился — всё, всё, заканчиваю — и затушил сигарету о свою коленку.
Нейрохирург О. бросился в коридор, слоном трубя кого-нибудь на подмогу — вязать. Битый доктор бросился вслед за ним и, обнаружив отличную физическую форму, стремглав покатился по лестнице вниз, в пампасы. Больничная охрана в корпусе ничего не успела сделать: посудите сами — когда мимо вас в седьмом часу утра пробегает человек без трусов, машет рукой и кричит: «Физкультпривет!», требуется некоторое время, чтобы свести это в одно целое и сделать выводы. Точно так же миновал физкультурник и охрану на выезде из больницы, с той только разницей, что там спали и даже не проснулись. У них рефлекс пробуждения только на автомобильный гудок.
Меж тем нейрохирург О. продолжая трубить, собрал немалое количество доброхотов и устремился в погоню.
…Утро золотит верхушки домов, просыпаются собаки и бродяги, дворник разбрасывает метлой вчерашние бычки. По полупустой Стромынке, по трамвайным путям, обегая лужи бежит человек без трусов. Бежит легко, даже изящно — он чувствует себя вольным, как птица. Как дрозд без трусов. Скинуты оковы цивилизации!
За ним, метрах в ста, хищной кучкой следует группа плохо притворяющихся добрыми людей в белых халатах и в черных охранницких робах. Дрозд без трусов не даёт им приблизиться нисколько — отлично держит дистанцию. Как только преследователи переходят на бег, бегун встряхивает мудями и древнегреческими прыжками восстанавливает равновесие. Иногда люди в белых халатах останавливаются — отдышаться. Останавливается и объект охоты. Вертит жопой, смеется. Люди в белых халатах, выжимая из себя какое есть оставшееся радушие, скверно улыбаются и делают приманивающие движения руками — то ли крошат булку, то ли бутылку отвинчивают. Но-но! — грозит пальчиком атлет. — Знаю я вас! И кавалькада продолжает своё движение.
Так продолжалось до метро, где медработники получили неожиданную помощь от милиционера. Милиционер вышел наперерез и не оставил беглецу никаких шансов.
Настоящий дядя Стёпа! А то так и бежали бы до площади трех вокзалов, а там — «»все открыты нам дороги»…
Автор: HAGNIR

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.