Носки

 

Богомолов получил зарплату. Не то чтобы много, но и не так мало для холостяка. Он сел и раскидал на бумажке предстоящие расходы.
Это за свет и тепло в его однокомнатной берлоге. Это — на обеды в буфете мехмастерской, где он и получает периодически свою инженерскую зарплату. Это на домашнее пропитание, включая «вискасы» для пожилого, но все еще прожорливого кота Черкизона.
Ну, что-то можно отложить и на культурные мероприятия. Ах, да, долг надо вернуть Татьяне Петровне из планового. Возврат долгов это святое. С этого и надо было начинать верстку сметы расходов.
А что, неплохо Богомолов зарабатывает уже когда все скрупулезно разложил по полочкам, у него еще оставались свободные деньги. Так что можно даже обновить гардероб. Купить рубашку там, пару носков
И тут у Богомолова зазвонил телефон («Вот, надо еще и за него заплатить, а то ведь отключат, не спрашивая!»).
— Да, — сказал Богомолов. Слушаю вас, кто это
— Витька, старый ты холостяк, совсем уже замшел в своей берлоге, раз перестал узнавать своих друзей! весело прокричали на том конце провода.
«Черт, зачем только я поднял трубку! с сожалением подумал Богомолов. Это же Жорка Саакашьянц. Сейчас припрется, вытащит меня в город, опять напьемся, опять с кем-нибудь подеремся. Причем, морда, как всегда, почему-то будет бита только у меня!»
Вслух же сказал, причем очень озабоченно:
— А, Жорик, привет! Слушай, старина, я, конечно, рад тебя слышать. Еще больше был бы рад увидеть. Но я ухожу, у меня срочные дела! Через пять минут меня уже не будет.
— Через пять! радостно захохотал Саакашьянц. А я у тебя буду через минуту! Ну, иди, открывай!
И точно тут же заверещал дверной звонок. Богомолов чертыхнулся и отпер дверь.
— Ну, и что там у тебя за срочные дела спросил сияющий приятель, обнимая Богомолова и похлопывая его по спине. От Жорки явно попахивало «вчерашним».
— Да так, — нехотя сказал Виктор. Надо сходить в магазин кое-что прикупить из барахла.
И тут же прикусил язык. Но было уже поздно.
— О, да тебе меня сама судьба подбросила в такой ответственный момент! еще больше обрадовался Саакашьянц. — В мире нет другого такого советчика в деле шопинга, как я. Ну, пошли, пошли, а то без нас все раскупят!
В магазине все рубашки, которые выбрал и пытался купить Богомолов, были гневно отвергнуты его приятелем, с обвинениями в безвкусице и мотовстве.
— Зачем тебе еще две новые рубашки, когда на тебе и эта сидит, будто ты в ней родился апеллировал к совести и разуму Богомолова Саакашьянц.
— Так, галстук Какой еще галстук гневался он. Ты что, чиновник, депутат Или собрался пойти на вечер танцев «Кому за…» Ты, на которого до сих пор обращают внимание восемнадцатилетние красавицы Вот вы, девушка, скажите, вы обратили внимание на моего молодого друга
— А как же, как же! заторопилась молоденькая продавщица, не теряя надежды «впарить» этой странной чете немолодых уже, значительно потрепанных временем и бурной жизнью мужичков.
Но вот насчет галстуков вы не правы! Я бы вам обоим посоветовала взять вот эти, шелковые, итальянские. Они очень модные и вам, таким импозантным господам, обязательно подойдут!
Но «господа» двигались уже дальше.
— Ну, что там у тебя еще в списке Две пары носков Пижон! А ну покажи, что у тебя сейчас на ногах
Саакашьянц ловко задрал обе штанины Богомолова и открыл его носки горчичного цвета, пока еще вполне плотно охватывающие худые лодыжки.
— О, я эту модель знаю! бессовестно заявил Жорка. Им же износу нет. Сам уже пять лет ношу такие. Так что хватит с тебя и одной пары. Ну, расплачивайся давай, да пошли скорей!
-Куда с подозрением спросил Богомолов, пряча обнову в карман куртки.
— Как куда изумился Саакашьянц. Или мы с тобой не русские люди Обновку-то обмыть надо, иначе носки твои носиться не будут. Ну, пошли, пошли, не жлобься! Я что, зря на тебя, даже не похмелившись, столько времени потерял
Богомолов, конечно же, был русским. А еще он где-то там, в глубине души, любил своего беспутного приятеля Саакашьянца. Никогда, кстати, честно не признававшегося, кто же он по национальности армянин ли, молдаванин, грек или цыган.
Внешне он был похож на представителей всех этих четырех великих наций сразу. А по внутреннему содержанию такого русского, каким был Жорка Саакашьянц, еще надо поискать.
Ну и как же было двоим русским закадычным дружкам не обмыть такую важную покупку, как носки И они пошли в излюбленную ими кафешку с завлекающее-угрожающим названием «А ну, загляни!».
Проснулся Богомолов от дикой головной боли. Как оказалось, у себя дома на диване. На животе у него лежал кот Черкизон и дико урчал голодным брюхом. Или это урчало богомоловское брюхо
Свернувшись клубочком на двух сдвинутых креслах, заливисто храпел Саакашьянц. Скомкавшиеся на его длинных ногах штанины открывали купленные давеча Богомолову носки по всему, Богомолов подарил их Жорику как закадычному другу.
А еще Богомолов почему-то видел серое мрачное утро одним глазом хуже другого. Он подошел к зеркалу точно, правый глаз был лиловым и запухшим. Значит, снова Саакашьянц, по подлой своей практике, затеял с кем-то драку, а отдуваться пришлось Богомолову. А ведь завтра на работу. Ну и сколько это может продолжаться
Богомолов, после долгих раздумий, со вздохом взял телефон и, волоча за собой шнур, прошел в ванную, плотно прикрыл дверь и решительно набрал номер.
— Да, слушаю! недовольно ответил мелодичный женский голос. Господи, кому это не спится столь ранним воскресным утром
— Таюша, это я, — прошептал Богомолов.
— Громче, не слышу! потребовала Таюша.
— Да ну я, Виктор Богомолов!
— А, Витюша! Ну, здравствуй!
Таюша выжидательно замолчала.
— Тая Таисия Павловна, скажи мне откровенно: твое предложение остается в силе
— Какое еще предложение
-Ну, помнишь, ты мне предлагала, чтобы я, наконец, сделал тебе предложение, иначе ты бросишь меня
— О-о! — насмешливо протянула Таюша. Вспомнил — когда это было-то! А почему ты уверен, что за это время кто-то другой не сделал мне такое предложение
— Ну, Таюша, я же знаю, что ты все еще не замужем.
— Ну, не замужем! согласилась Таюша и неожиданно всхлипнула. Не нужен мне никто, мне и так хорошо! И ты не нужен!
— Подожди, подожди, Таюша, — заторопился Богомолов. Ты только не бросай трубку! Так вот, я делаю тебе предложение! Делаю!! Выходи за меня замуж, пожалуйста!
— Ты это серьезно, Витюша
— Более чем!
— И ты по-прежнему любишь меня
— Обожаю!
Трубка помолчала. Потом тоненьким голосом, с явным сомнением сказала:
— А почему ты именно сейчас делаешь мне предложение Причем с утра
— Да потому что утро вечера мудрее, милая! И еще я, кажется, по-настоящему созрел к семейной жизни. И только с тобой!
Таисия обреченно вздохнула:
— Богомолов, хотя и знаю, что ты за эти годы безнадежно испортился, но все же попытаюсь как-нибудь это поправить. Я согласна!..
Марат Валеев

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *