La fortune

 

La fortune «Не будуар, а проходной двор, Боже правый», утомлённая долгим приёмом мадемуазель расправила веер. Отделаться от назойливого ухажёра не вышло ещё за десертом, и девушка отгородилась

«Не будуар, а проходной двор, Боже правый», утомлённая долгим приёмом мадемуазель расправила веер. Отделаться от назойливого ухажёра не вышло ещё за десертом, и девушка отгородилась от него костяным щитом из вышивки и позолоты неизвестного мастера. Да и какая разница, кто его сделал, не он первый, не он последний, что будет сломан в эмоциональном порыве нежными, но такими цепкими пальчиками
Тонкие пластинки мерно постукивали друг о друга в такт дыханию хозяйки. Беззащитное перед настойчивым взглядом кавалера декольте было надёжно прикрыто, однако маркиз беззастенчиво косил правым глазом, якобы в шёпоте наклоняясь к раковине маленького ушка.
Графиня! Я так рад, так рад, что вы удостоили меня чести вновь видеть вас! О, Орианна!
Не в силах сдерживаться, он накрыл свободную ладошку миледи своей. «Наглец!» восхищённо подумала та, однако терпеливо отдёрнула руку. Мужчина не думал отступить.
Дорогая Орианна, всё время нашей вынужденной разлуки мои мысли были посвящены лишь вам одной. Воистину, вы мой дар свыше! Вы единственная, кто смог сломить неприступную крепость сердца моего. Помните, как в той пьесе было..
«Боже, только не Мольер, молю! мысленно взмолилась графиня. Он же кроме него ничего не знает!» О, маркиз Фернанд был не из тех, кто разочаровал бы благочестивую даму!
Я, как вольный Дон Жуан Мольера, скитался по свету, от дома к дому, пока бег моей быстротечной реки не столкнулся с недвижимой плотиной вашего великолепия. В моём сердце живёт надежда мужчина порывисто хлопнул себя по рёбрам слева.
Сердце правее, коварно припечатала собеседница.
Мужчина запнулся на полуслове. Недоуменно всмотрелся в лицо белокурой Немезиды, пока не проследил взглядом за её смеющимися глазами. Ба! Перепутал. Передвинул ладонь центральнее и продолжил.
Ваша красота может соревноваться в величии только с вашей мудростью, о непокорнейшая! И всё же, я надеюсь
В этот момент девушка горестно жалела, что не родилась глухой. Сегодня подмога от отца запаздывала. А ведь всё так хорошо складывалось: год назад, не без его связей, удалось упечь этого любвеобильного маркизишку в военный поход через Альпы. И бес ему в ребро, он выжил! Пережил «внезапно» сошедшую лавину, падение со споткнувшейся в ледяной горной реке лошади, даже оспа его не взяла!
Орианну мог спасти только скорейший брак. И совершенно не факт, что это отвадило бы зачастившего гостя, но, по мнению графини, это уже были проблемы будущего гипотетического мужа. Что там у них принято, дуэль Красавица была не против. Только достойная партия не виднелась на горизонте, отец где-то зажимал по углам служанок, а соскучившийся по женской ласке Фернанд так и разливался соловьём.
…что вы и дальше будете озарять моё скромное существование своим сиянием
* * * * * * * * *
Всё запомнила пожилой граф пристально следил за шатенкой в чепце. Она вновь склонилась над содержимым подноса, сверяясь с услышанным.
Тарталетка с голубиным паштетом для месье, с утиным для госпожи.
Да, и не смей перепутать! Не хватало ещё, чтобы ему опять повезло, и без того немолодое лицо смялось в некрасивую белую маску. Сейчас графа Лавуазье было сложно узнать. От живучего гостя было не избавиться, и вдовствующий граф Доминик решил перейти к уже знакомому проверенному методу.
Последняя волна отравителей прокатилась по Франции ещё полвека назад, однако из пытливых умов рецепт «особого» голубиного паштета было вытравить сложнее, чем невезучих гурманов им же.
Ну, с Богом, вздохнул он и решительно распахнул резные дверцы дочернего будуара.
Мсье Доминик! маркиз даже не удостоил высокого хозяина поклоном, лишь кивнул вошедшему мужчине в тёмном камзоле и с такой контрастирующей лучезарной улыбкой.
Фернанд! Вы уже вернулись из своего похода
Мужчина неспешно прошёл через всю комнату, зачем-то заглянул за атласную ширму, расшитую тропическими зарослями и остановился у столика с чайным сервизом.
Не хотите ли чаю У нас прекрасный букет из солнечной Индии, попробуйте, очень рекомендую.
О, благодарю, сбитый с хвалебных од маркиз рассеянно принял чашку. А, да, поход Мы вернулись буквально неделю назад, и, как только выдалась возможность, я сразу отправился к вам, мой ангел!
Его взгляд снова неприлично косил вниз. Казалось, ещё минута, и несчастный веер воспламенится, будь он неладен, и каким-то шестым чувством Орианна это понимала. Понимала и признавала своё поражение: от этого оппонента будет сложнее избавиться, и она в мольбе глянула в сторону столика, где непривычно радушно улыбался отец.
Внезапно для неё он подмигнул. «Всё хорошо Разве» удивилась мадемуазель, но уверенность папа́ немного передалась и ей.
Мой друг, угощайтесь, мягко напомнил всё также стоявший в отдалении граф. Ну-ка, подай гостю угощение!
Застывшая служанка отмерла и метнулась к диванчику. Обогнула маленький столик, нацелилась на растерянного гостя и шутка ли бесов споткнулась об маленький пуфик для ног. К своей чести, она успела сохранить равновесие и, несмотря на лёгкий хаос на подносе, чинно подала угощения.
Три пары глаз напряжённо следили за рукой гостя. Одна с хорошо скрытым раздражением, другая с опаской провала, третья выжидающе, как смотрит лиса на ничего не подозревающую мышь.
Сама же мышь без задней мысли подхватила ближайшее угощение и под неслышный тройной вздох надкусила тонкую стенку из теста.
Мой Бог, я практически позабыл этот дивный вкус высокой кухни во рту, свободная рука активно жестикулировала в ритм эмоциям. После солдатской каши, что готовил нам каждый день наш повар, паштеты кажутся просто манной небесной! Кстати, это, кажется, гусиный
Г-г-голубиный, мсье, пискнула служанка, хотя в ответе она была не уверена.
Граф Лавуазье покровительственно кивнул. Благополучный исход дела был всего в нескольких часах, и ни одно подозрение не ляжет на безупречную репутацию его семьи. «Браво, браво, Доминик! Как ловко всё провернул!» в воображении графа напевали даже нарисованные на ширме птицы.
Его так и тянуло броситься в пляс, что каблуки предательски постукивали о плитку. Прошлая, будто из папье-маше, улыбка стала искренней, глаза озарились искорками предвкушения.
О, это наш семейный рецепт, Фернанд, Орианна подхватила отцовскую игру и тоже взяла тарталетку, хоть и с другого конца подноса. Моя покойная матушка очень любила это блюдо. В комнате на миг затихло. Слышалось только бодрое чириканье синиц из сада.
Вы знали, что сочетание утиного и голубиного паштета даёт интересный оттенок
Неужели заинтересованный мужчина потянулся за добавкой. Ох, снова голубиный. Он у вас столь дивный, так и просится в руки
* * * * * * * * *
«Паштет как паштет, голубями и не пахнет, задумчиво двигал челюстями Фернанд, сидя на летней террасе ближайшей к дому ресторации. По вкусу этот точно такой же, когда там аж фамильный рецепт».
Выбритое лицо недовольно сморщилось. После чая непрошеного гостя мягко, но уверенно выставили за дверь. Остаток дня маркиз не спеша шатался по вечернему Парижу в надежде ввязаться хоть в какую-то драку, в чём ему не повезло. Решено было идти домой.
Наутро никаких дел не было в планах, обивать пороги знакомых девиц было рано, зато впору было позавтракать, благо, что рядом с домом было давно опробованное заведение. Любимое место словно ждало своего редкого гостя и приветливо сочилось впитанным теплом от щедрого июльского солнца.
«Каша и то вкуснее была. Никогда не едал этих изысков, зачем вот начал» поход вспоминался с тоскливой ностальгией.
К чёрту Париж. К чёрту Орианну с её батюшкой. Очевидно же, она его не ждала, что ранило больнее шпаги. Мог бы и сам догадаться: за всё время ни единого письма, ни записочки, ни пропитанного парфюмом платочка. Маркиз был уверен, вернись он обратно в строй, сослуживцы были бы куда приветливее в отличие от смазливой кокетки.
Может, и правда стоит уехать. Куда-нибудь на Юг, ближе к морю и сортовым виноградникам. Говорят, там и люди другие, добрее, что ли. Туда редко заезжает праздная братия Версаля, и народ скучает без новых лиц, что на руку такому ненужному человеку, как он.
Почему бы и нет Аккурат после обеда и начнёт собирать свои пожитки, а сейчас такой чудный момент насладиться последними минутами негостеприимного, но такого манящего города.
Газеты, покупайте газеты! звонкий голос чумазого мальчишки хамовато ввинтился в уши. Новость дня! Неурожай на севере, дворцовые перевороты, смерть фаворитки Лавуазье! Всё в свежем номере! Всего десять су!
От последней новости паштет попросился обратно. Фернанд поспешно запил неприятное чувство чаем, хоть и не таким индийским, как на приёме, остановил парнишку и бросил тому монетку взамен газеты.
Бартер свершился, и мужчина погрузился в чтение. Ближе к концу номера была та самая запись: «…Вечером 17 июля скоропостижно скончалась нынешняя фаворитка Его Величества графиня Орианна Лавуазье. Причина смерти, предположительно, кроется в отраве, коей были начинены кушанья. Обвинённая служанка уже доставлена в Бастилию»
Брови в миг поползли на лоб, пот пробил тело.
Вот это я попил чаю
От греха подальше «невезучий» маркиз решил не откладывать переезд и бодренько помчался паковать вещи.

 

La fortune «Не будуар, а проходной двор, Боже правый», утомлённая долгим приёмом мадемуазель расправила веер. Отделаться от назойливого ухажёра не вышло ещё за десертом, и девушка отгородилась

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *