Ночь упала на великую степь

 

Ночь упала на великую степь Черная ночь. Тихая ночь. Отшумел курултай на реке Онон. Долго спорили. Громко спорили. Бились на ветру знамена. Ярились воины. Но лишь к одному благосклонен Сульдэ.

Черная ночь. Тихая ночь. Отшумел курултай на реке Онон. Долго спорили. Громко спорили. Бились на ветру знамена. Ярились воины. Но лишь к одному благосклонен Сульдэ. Лишь одному суждено карать и миловать. Как в небе есть место только для одного солнца, так на земле есть место только для одного владыки. И вот уже не Тэмуджин мягко ступает меж походных шатров — Повелитель бескрайнего как море, Чингисхан обходит свои войска. Незримыми тенями скользят поодаль Боорча и Мухали — крылья кагана.
— Я — закон! — сжимается кулак повелителя. Как удержать власть Как собрать земли и людей под единое, нерушимое слово Шаман Кокочу поддержал. Шаман имя поменял. Верят шаману люди. Верят шаману воины. Верит Чингисхан.
Горят костры, дышит степь, идет Чингисхан. Сам с собой говорит, ни на кого не смотрит.
…И если есть закон Неба, и если есть закон земли, то и быть закону монголов. За доблесть — награждать, за предательство — смертью карать. За измену, за трусость — не бывать пощады ни врагу, ни брату.
Поделить людей на десятки и сотни, тысячи и тумены. Над каждым нойона поставить. Самому смотреть. Самому приглядывать…
Тихо выходит из темноты белый конь. Кивает в такт словам повелителя — правильно говоришь, правильно.
…Кровь людскую ли, звериную, без нужды на землю не лить. Мира с неподчинившимся не творить.
— Свои люди тебе нужны, анда! — плечо к плечу идут Боорча и Мухали. В унисон говорят. — Кешиктены из нойонов — чтоб рядом были.
— Верно мыслите, верно. И отряд боевой нужен. Чтобы первыми везде были, чтобы, глядя на них, трепетали враги в ужасе. Лихие да лютые самые. Богатырями назову их. Через века слава пойдет!
До рассвета думал Повелитель бескрайнего как море — закон и порядок нужны всем землям сильнее, чем страх и смерть. Яса — новый закон великого кагана. Все теперь будет по-другому. Все иначе.
…У потухшего костра встречал рассвет Субэдэй, верный товарищ Чингисхана. Ни стрела не брала могучего воина, ни клинок. Как заговоренный ходил. Кому, как не ему, во главе войска быть — смерти да врагам в лицо смотреть. Ему и его воинам!
— Чего не спишь, Субеетай-Баатур Случилось что
— Ничего, Ильяс, ничего. Собирай своих, совет держать будем.
— Так у меня своих-то — Алеша да Добрыня.
— Это хорошо, Ильяс, это правильно. Смелому воину — везде почет да слава великая. Быть вам теперь не просто турахутами. Богатырями станете!

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *